• Кот Касперский, Жопик и Марсель — как гродненский ветеринар Максим Чернышев спасет жизни животных

    Кот Касперский, Жопик и Марсель — как гродненский ветеринар Максим Чернышев спасет жизни животных

    Вот уже шестнадцать лет Максим Юрьевич спасает жизни. Только пациенты у него необычные — котики да собачки. О любимой девушке, ради которой поехал учиться в Витебск, непослушных клиентах, прививках от бешенства и Чёрном Принце рассказал гость «Вечернего Гродно» — главный ветврач одной из гродненских клиник Максим ЧЕРНЫШЁВ.

    Уехал в Витебск за любимой девушкой

    Максим Юрьевич родился в городе Комарино в бывшей Чехословакии. Когда был ребёнком, семья переехала в Беларусь и поселилась в Гоже. С детства мечтал стать военным, как отец. Занимался физкультурой, увлекался лёгкой атлетикой и рукопашным боем. Собирался поступать в военную академию в Минске. Но в десятом классе мечты рухнули: на медкомиссии парню сказали, что служить офицером он не сможет… из-за неправильного прикуса.

    — Тогда была популярна история с боксёром Майклом Тайсоном, который откусил ухо противнику во время боя. И врач пошутил, мол, вы в бою откусить ухо противнику не сможете, — с улыбкой вспоминает Максим Юрьевич.

    После этого он пытался исправить прикус, но желание стать военным исчезло: насмотревшись на быт офицеров, решил, что так жить не хочет. Вдобавок ко всему влюбился…

    — Это была моя первая любовь. Очень умная, хорошая девочка. После школы она поступила в Витебский медицинский университет на факультет фармакологии. Возник вопрос, куда поступать мне. И она предложила пойти в Витебскую академию ветеринарной медицины. За год-полтора я изучил кучу литературы, много занимался с репетиторами и сдал биологию и химию на отлично. Если после девятого класса у меня было три тройки и пару пятёрок, то после одиннадцатого — почти все пятёрки, — рассказывает главврач.

    В вуз он всё-таки поступил, но с девушкой, ради которой поехал в Витебск, пришлось расстаться.

    Питер разочаровал

    По окончании академии Максим Юрьевич успел поработать ветврачом в колхозе в Ошмянах, оттуда ушёл в армию, в 153-ю отдельную радиотехническую бригаду особого назначения в Воложине. Но оставаться на контрактную службу не захотел. Служба в армии оказалась не такой, какой он себе её представлял.

    В Витебске увлекся аквариумными рыбками и запланировал уехать в Санкт-Петербург. Отправился туда после армии, правда побыл в Северной столице два месяца и понял, что заработок не настолько хороший, чтобы остаться навсегда: цены на жильё космические, перспектив для карьерного роста нет. Питер его разочаровал, признаётся наш герой, хотя город — один из его самых любимых. Туда он ездит раз, а то и дважды в год на различные конференции по ветеринарии.

    Вернуться в уже родной Гродно заставила и любовь: возобновились отношения с девушкой, ради которой когда-то уехал в Витебск. Оба повзрослевшие, оба разведённые, они решили узаконить отношения и прожили вместе шесть лет.

    Открыл свою клинику

    По возвращении в Гродно пробовал устроиться в городскую ветеринарную станцию, но вакансий не оказалось. Одно время думал пойти водителем троллейбуса, однако курсы обучения оплачивались мало. Нашёл объявление, что в ветклинику требуются врачи, и устроился туда.

    — Никогда не думал, что буду заниматься мелкими животными, и в учёбе никогда не делал упор на котов и собачек. Начал развиваться в своей профессии. Когда учился в Витебске, запомнились слова нашего преподавателя по философии: в Древней Греции, чтобы обучиться философии, первые пять лет ученик ходил за учителем и не имел права спрашивать о чём-либо. Считалось, что в первые пять лет учёбы человек не может задать умного вопроса, — вспоминает студенческие годы главврач. — И я тоже сначала читал, что пишут умные люди. Познакомился с хорошими специалистами из Москвы, в частности с Екатериной Кузнецовой, которая работала в одной из серьёзных клиник в Москве — «Белый клык». Стал стажироваться.

    К слову, в ветклинике он познакомился со своей третьей женой, с которой сейчас воспитывает сына Мишу. Но, увы, и эти отношения впоследствии не сложились.

    Позже решил открыть собственную ветлечебницу. Вот уже шестнадцать лет он лечит здесь собак и кошек. Его клиника — самая крупная в городе. В штате около пятнадцати сотрудников, в том числе узкие специалисты, плюс волонтёры из числа студентов.

    Взял кошку, которую принесли усыпить

    Максим Юрьевич специализируется в области терапии, дерматологии, неврологии, онкологии, хирургии, УЗИ. В день принимает от пятнадцати до тридцати пациентов. Иногда просят вылечить… змею, но с такими животными отправляют в зоопарк. И хотя все пациенты для главврача равнозначны, он сам больше любит котов.

    — У меня с детства были коты и кошки. И у бабушки тоже. Есть в России провинциальный город Вышний Волочёк, чуть меньше Лиды. В нём жили почти все мои родственники, там часто проводил лето, — рассказывает Максим Юрьевич и цитирует поэта Ивана Шамова:

    Ни в Париже, и ни Греции

    Этот дивный старичок.

    И в России есть Венеция —

    Город Вышний Волочёк.

    Сейчас Чернышёвы держат двух котов: одного сняли с яблони, а кошку прежние хозяева отдали на эвтаназию, её подлечили и оставили у себя.

    — В ветеринарии эвтаназия разрешена, и она, на мой взгляд, гуманна в тех случаях, когда питомца вылечить невозможно и он мучается. Эту процедуру мы выполняем не каждый день. Это самая грустная часть нашей работы, — делится ветврач. — Отказываем в эвтаназии здоровых животных, которых приносят усыпить только потому, что они надоели. Таким клиентам предлагаем обратиться к зоозащитникам.

    Что делать с бродячими животными

    По мнению Чернышёва, нужно ввести специальные разрешения на разведение питомцев.

    — Смысл в том, чтобы не было бесконтрольного разведения животных. И за этим должны следить участковые, потому что никто другой не знает жителей лучше них. Кроме того, должна быть программа по поддержанию кастрации, особенно в деревнях, где собаки и кошки — это не блажь, а чаще всего необходимость, — считает ветврач. — Животным, которые на улице, можно помочь только передержками и рекламой, которая поднимет престиж тех, кто подбирает этих животных и пытается им помочь. На щитах же у нас висят плакаты типа «пьяный я хуже, а трезвый лучше». Почему бы не повесить плакат «Меня подобрали с улицы, я счастлив в новой семье»?

    По мнению доктора, лучше следить за своими питомцами помогает чипирование. Это позволяет понять, как животное оказалось на улице. Мера нужная, но многие не хотят на это тратиться. Услуга в среднем по городу стоит около сорока рублей. В спокойное время в ветклинике делали до десяти чипирований в месяц, в основном обращались уезжавшие за рубеж. В конце февраля, сразу после событий на Украине, за три дня ушёл полугодовой запас чипов.

    Трижды прививался против бешенства

    Максим Юрьевич выступает за вакцинацию. По его словам, в последнее время хозяева питомцев стали сознательными и делают четвероногим членам семьи все необходимые прививки. В месяц в ветклинике вакцинируют от двухсот до трёхсот животных, в том числе и популярных сейчас енотов.

    — С помощью вакцин мы избавились от многих эпидемий. Когда я начинал работать ветврачом, случилась эпидемия собачьей чумы. Пациенты очень тяжело лечились, с больными питомцами приходили целыми подъездами. Вакцинация против бешенства у нас обязательна. Это забота не только в том числе и о людях. Бешенство — смертельная болезнь для человека. В мире только два или три случая, когда выживали после бешенства.

    Травм, которые периодически приходится получать от пациентов, с опытом становится меньше. Врачи учатся так быстро убирать руки, что животное не успевает укусить. Серьёзная травма была однажды — укус немецкой овчарки.

    — Гораздо опаснее пациенты с подозрением на бешенство. И если он кусает врача, приходится прививаться против бешенства. Один из наших сотрудников трижды прививался, — признаётся главврач. — Иногда владельцы крупных собак, которые не уделили должного вниманию воспитанию своих питомцев, сами бояться их. С такими пациентами мы работаем очень-очень осторожно. Есть средства защиты — намордники, короткие поводки. Владелец часто приезжает с помощниками. То же самое касается кавказских и среднеазиатских овчарок.

    Самые непослушные — хозяева

    Самое сложное в работе ветврача — общение с людьми, донести им необходимость операции, ценность обследования.

    — Наша работа в чём-то близка педиатрии, ведь животное не скажет, что у него болит. Но клиенты по-разному относятся. Одни видят попытку «развести» на деньги, другие скажут, что вообще лечить животное не хочу. Одни приходят с уважением, другие ведут себя по-хамски, не умеют слушать, постоянно перебивают. Отношение к таким сразу меняется: не хочется что-то рассказывать тому, кто не готов тебя слушать. Предлагаем обратиться в другую клинику, чтобы не тратить своё время.

    Животные, как люди, болеют раком, диабетом и другими «человеческими» недугами. В последнее время онкологических случаев стало больше — увеличилась продолжительность жизни животных. Кошки живут до пятнадцати, восемнадцати и даже двадцати лет.

    — Насколько послушен пациент, зависит от владельца. Часто маленькие собачки непослушнее крупных собак, большинство из которых воспитаны. Стафф-терьеры, питбультерьеры, которые считаются потенциально опасными, в большинство случаев очень дружелюбны и намного безопаснее, чем йоркширский терьер «со своими тараканами» в голове, который кидается и на хозяйку, и на врача. А коты в принципе — с другой планеты, — рассуждает Максим Юрьевич.

    Клички у животных бывают забавные. Однажды на приём пришла женщина с питомцем, которого она звала Жопик. На самом деле зовут его Марсель, но на Жопик он откликается лучше. Одна из распространённых кличек — Боня, в базе клинике таких около пятисот. Из редких — кот Касперский, собака Чёрный Принц Из Клана Чемпионов, котик Семён Максимович или Граф Иванов.

    Много путешествует и слушает рок

    Как говорит главврач, клиника открывалась не для зарабатывания денег, а чтобы работа приносила удовольствие. Вместе с тем цены здесь не самые низкие.

    — Наши цены ориентированы на определённую группу людей, как правило, со средним достатком, хорошо образованных и воспитанных. С такими клиентами комфортно работать.

    Животные далеко не единственное увлечение Максима Юрьевича. Он очень любит путешествовать, объездил топ-20 достопримечательностей Беларуси. Особенно впечатлил костёл в Гервятах и музей поездов в Барановичах, где побывал с маленьким сыном.

    Наш герой много читает, легко цитирует стихи из школьной программы, слушает рок, любит старый КВН и Жванецкого. В тёплое время года ходит на рыбалку и катается на велосипеде по берегу Немана и на Августовском канале. Однажды с другом объехал все форты Гродненской крепости. Недавно купил домик за городом, куда планирует переехать в ближайшее время.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Если раньше чаще всего приходилось иметь дело с поддельными купюрами номиналом 100 долларов США, то в текущем году превалировали 50-долларовые банкноты.

    В новостройке рядом с водохранилищем Юбилейное в Гродно продается шикарная двухкомнатная квартира с ремонтом в классическом стиле.

    В этом году детские лагеря начнут работать с 1 июня, но откроются не все сразу. Их число вырастет, и оздоровить там планируют почти в полтора раза больше школьников, чем в прошлом году.

    В Беларуси 14 июня стартует главное вступительное испытание в вузы – централизованное тестирование. В этом году его сдадут более 60 тысяч человек.

    Доллар продолжает снижаться к белорусскому рублю и пробивает очередную психологическую отметку в 2,5 рубля.

    Как сообщается, забор смонтирован уже на протяженности почти 90 километров, техническая дорога рядом с ограждением построена на 90 процентов.

    К примеру, «Цептер Банк» увеличил лимит на снятие наличной валюты — до 1500 долларов или евро на одного клиента по всем его валютным счетам.

    Все новости