• Отцу семейства израильские власти не дали разрешение покинуть зону конфликта: семья из Газы поселилась под Гродно

    Отцу семейства израильские власти не дали разрешение покинуть зону конфликта: семья из Газы поселилась под Гродно
    Фото: sputnik.by, Инна Гришук

    Эвакуированная из сектора Газа семья Шаат приехала в Беларусь не в полном составе – отцу семейства израильские власти не дали разрешение покинуть зону конфликта.

    Одна из семей, вывезенных усилиями белорусских властей неделю назад из сектора Газа, поселилась под Гродно. Это переехавшая много лет назад в Палестину белоруска Елена Шаат и пятеро ее детей, один из которых прикован к инвалидному креслу.

    Сейчас они привыкают к новому климату и мирной жизни, а также переживают за отца семейства, которому израильские власти не позволили покинуть Газу. Гродненская журналистка Sputnik Инна Гришук пообщалась с семьей Шаат и узнала об их жизни до и после эвакуации из зоны палестино-израильского конфликта.

    Мама и пятеро детей

    "За 18 лет жизни в Палестине я помню четыре войны, каждый раз были семьи, которые на время военных событий эвакуировались, а мы нет. Но эта война отличается от предыдущих. Это мы поняли в первый же день. Раньше побомбят-побомбят и успокоятся. Сейчас в первый же день израильтяне отключили электричество, а на следующий начали бомбить все подряд – больницы, школы, мечети, где люди молились. Не было бензина, воды, полки в магазинах опустели", – начинает свой рассказ мама пятерых детей Елена Шаат.

    Самой старшей дочери Сабрине 22 года, она закончила медицинский университет по специальности физиотерапевта. Старшему сыну Юсефу 18 лет, он окончил с отличием школу, поступил в университет в Газе на инженерную специальность, но успел проучиться там всего неделю. В первые дни войны университет разбомбили.

    Третий ребенок – Абдельхамед, ему 16 лет, девочке Хадиже 14, самому младшему сыну по имени Абдалла 12 лет.

    "Абдельхамед с детства имеет инвалидность. Вскоре после рождения ему сделали прививку, возникло осложнение, он впал в кому, а потом ему поставили ДЦП", – рассказывает Елена и показывает новую инвалидную коляску, которую семье подарили в Беларуси.

    Говорит, что на ней они смогут выезжать на улицу на прогулки с сыном.

    Добавляет, что была приятно удивлена тем, как их встречали на родине. Сразу же после прилета дали теплые вещи, наборы с продуктами и предметами первой необходимости. Семья приехала с маленькими рюкзаками, брали только самое необходимое, а зимних вещей у них вообще не было.

    "Большое спасибо нашему президенту (Александру Лукашенко – Sputnik) и всем, кто участвовал в нашей эвакуации. На каждом шагу с момента подачи документов в списки мы получали поддержку и большую помощь", – эти слова благодарности во время беседы много раз повторяла удивленная белорусским гостеприимством Елена.

    Елена и пятеро ее детей поселились в Скиделе в доме ее мамы – пенсионерки Светланы Иосифовны Громовой. Дом небольшой. В первые пару дней большой семье даже пришлось спать на полу. Но стараниями бывших одноклассников Елены и местных властей им привезли мебель, нужные в быту вещи, одежду, сладости для детей.

    Елена с детьми в доме ее мамы в Скиделе  - Sputnik Беларусь, 1920, 25.11.2023

    Как оказалась в Палестине

    Елена Шаат – коренная белоруска, родом из небольшого города Скидель, что в 30 километрах от Гродно. В Палестину ее привела любовь. С будущим мужем-палестинцем познакомилась в Гродно. Девушка работала в торговле, жила в общежитии недалеко от медицинского университета.

    "В то время в Гродно на медиков приезжали учиться ребята из Сирии, Туниса, Ирана, Палестины, Ливана. Они жили в соседнем общежитии. Мы с подружками часто прогуливались в том районе. Однажды зашли в арабский ресторан, там познакомилась с будущим мужем, начали встречаться. Через месяц поженились, так требовала мусульманская традиция. В Беларуси в 2001 году родилась дочь Сабрина. Но мужу пришлось срочно уехать, его отец сказал, чтобы возвращался и работал на родине. Он пообещал забрать нас с дочкой к себе", – рассказала Елена.

    Правда, ждать этого пришлось несколько лет. Супруг периодически приезжал к Елене, в Беларуси у них родился второй ребенок. Переехать в Палестину получилось только в 2005 году, когда старшей дочке было четыре года, а сыну – пять месяцев. Елена быстро выучила арабский и стала жить по местным традициям.

    "Муж работал в больнице, он врач общей практики. Он сразу сказал, что работать мне не нужно, что он будет полностью нас обеспечивать. У них такая традиция – женщины не работают. Мама моего мужа и его сестры, которые уже замужем, никогда не ходили на работу. Я занималась детьми и домом. Через год после переезда в Палестину у нас родился третий ребенок, у него оказалась инвалидность. Тут уже даже если и хотелось бы работать, не станешь", – продолжает женщина.

    С начала войны не выходили из дома

    Елена Шаат вместе с семьей жила в городе Рафах на юге сектора Газа рядом с египетской границей. Именно этот город стал прибежищем для тысяч жителей Газы, которые эвакуировались с севера в первые недели палестино-израильского конфликта. Эта территория была объявлена безопасной зоной, но и здесь жители становились свидетелями взрывов и гибели людей.

    "Утром 7 октября младшие дети собирались в школу, дочь на практику, сын в университет. И тут начали лететь ракеты. Дети уже знают, что никуда идти не нужно. Остались дома. Но в Газе, когда начинается бомбежка, нет безопасного места, куда можно пойти и укрыться. Нет бомбоубежищ. Мои дети больше месяца не выходили из дома", – говорит Елена, добавляя, что их семье поход в любое место из дома давался нелегко. Перемещаться куда-то с ребенком-инвалидом было очень тяжело, потому что у них не было хорошей коляски и возможности ее раздобыть в условиях войны.

    По ее словам, в первые дни конфликта они только один раз убегали, когда взорвался соседний дом на их улице. Уходили тогда в домашней одежде и тапочках. А после возвращения решили, что больше убегать не станут.

    "Окна нашего дома выходят на городскую больницу. Когда в первый раз пришло предупреждение от израильтян, что ее будут бомбить, мы всей семьей перешли в комнату девочек. Ее окна выходят на другую сторону от больницы. Больницу не взорвали. Мы видели, что врачи ее не покинули, они вышли на порог, делали видео, на котором обращались к израильтянам, что никуда не станут уходить", – вспоминает женщина.

    Она добавляет, что постоянно видела, как в больницу привозят пострадавших от бомбежек людей. Ее супруг – врач, он всегда шел помогать коллегам. Мужчина работает в другой больнице, сейчас она находится на границе с Израилем в опасной зоне и временно закрыта.

    Эвакуацию ждали месяц

    О том, что в этот раз семье нужно эвакуироваться из Газы, сказал муж Елены. Он вышел на белорусское посольство и сообщество белорусов, которые хотели уехать на родину.

    "Эвакуацию ждали почти месяц. Муж записался через две недели после начала войны. Сотрудники белорусского посольства собрали документы, составили списки. Но вся эвакуация проходит через израильтян. Списки они согласуют очень долго. Могут кого-то вычеркнуть и не объяснять, почему. Моего мужа вычеркнули, мы не знаем, по какой причине. Мужчин из других семей, которые уезжали с нами, пропустили, они тоже врачи. Это касается всех иностранцев. Из Газы выпускают только по этим спискам. Буквально по 200–300 человек в день", – поясняет Елена.

    Приготовление еды на огне - Sputnik Беларусь, 1920, 25.11.2023

    О том, что они могут покинуть сектор Газа, стало известно вечером накануне отъезда. В шесть утра уже нужно было приехать на границу.

    "Я боялась уезжать без мужа и даже вещи не собирала, муж убедил меня, поехал с нами на границу, чтобы попробовать ее пересечь. Но на египетском КПП его не пропустили. Белорусские консулы сказали, что они постараются сделать все возможное и невозможное, чтобы эвакуировать моего мужа. А мои дети получат всю необходимую поддержку", – вспоминает женщина.

    Звуки беспилотников мерещатся до сих пор

    Первое, что ощутила Елена и ее дети, когда оказались за пределами Газы – это чувство безопасности. Старшая дочь Сабрина говорит на русском и подключается к разговору. Показывает в телефоне фото и видео, которые делала сама из окна дома или брала из местных новостей.

    Вот соседний дом на их улице, который взорвали, вот их собственный дом – трехэтажный коттедж. Здесь на первом этаже жили родители мужа, на втором – его брат с семьей, на третьем – их семья. Он не пострадал, только взрывной волной выбыло двери, из-за возможных взрывов приходилось держать окна открытыми. Вот кадры дымящегося здания в городе, куда только что упал снаряд, а вот видео, как бомба падает на группу людей, которые пришли за водой. А вот "дорога жизни" длиной в 40 километров, по которой в Рафах пешком шли тысячи жителей северной части сектора Газа.

    "Жизнь в городе сильно изменилась. Все школы заняты переселенцами, они спят в классах, спортзалах, в палатках во дворах школ. Школа рассчитана на 2 тысячи человек, а поселилось там 7 тысяч, и так в каждой школе. Продукты получали из гуманитарной помощи. Давали крупу, муку, консервы, подсолнечное масло. Готовили во дворе на огне, потому что газа нет", – вспоминает женщина, ее дочка показывает фото и видео того, как они варят кашу и пекут лепешки.

    Правда переслать кадры с видами города или те, на которых видны любые постройки, для публикации не смогли. Сабрина объяснила, что жителям Газы это делать нельзя, такие правила безопасности. Тут же девушка включает диктофонную запись, на которой слышен жужжащий звук беспилотника.

    "Этот звук мы слышали постоянно каждый день и каждую ночь. Из-за него даже не могли спать. Это израильские военные беспилотники, которые постоянно проводили разведку местности. Когда они улетали, прилетали другие – самолеты или БПЛА, чтобы бомбить", – говорит Сабрина, а ее мать добавляет, что им еще долго после эвакуации мерещилось это жужжание.

    Дети впервые встретились с бабушкой

    На вопрос о том, есть ли сейчас у семьи планы на будущее и думают ли они когда-нибудь вернуться в Газу, Елена пожимает плечами.

    "Сейчас я жду мужа, сама я здесь, а душа там, переживаем, следим за новостями. За эти годы отвыкла от нашей жизни. Там муж решал все дела, я не успевала еще подумать, а он уже все сделает. Приходится адаптироваться. Недавно младшему ребенку стало плохо, приступ астмы, а я растерялась, не знала, что делать. Сестра сказала звонить в скорую, я этого не знала. Врачи приехали через несколько минут, сняли приступ, помогли", – рассказывает женщина.

    Дочь Елены Шаат Сабрина и ее бабушка Светлана Громова  - Sputnik Беларусь, 1920, 25.11.2023

    Первым делом ей предстоит сделать белорусские паспорта себе и детям. Дальше хотела бы младших детей устроить в школу и как-то обустраивать жизнь здесь. Женщина уверена, что в сектор Газа не получится вернуться быстро, даже если конфликт урегулируют.

    "Даст бог, все наладится. Главное, что дети теперь в безопасности, не боятся засыпать или что в дом упадет бомба", – говорит мать Елены Светлана Громова, которая впервые увидела внуков, а после начала военных действий каждый день молилась за дочь и ее семью.

    Она добавляет, что младшим детям понадобится время, чтобы избавиться от страха и тяжелых воспоминаний. Например, младший мальчик до сих пор вспоминает двух своих друзей, которые остались под развалинами взорванного дома, их не успели быстро достать, поэтому они задохнулись.

    "Сын каждый день открывал фото этих мальчиков в своем телефоне и рассматривал. На днях снова спрашивал, где фото его друзей", – приводит пример Елена и напоследок добавляет:

    "Мы очень рады, что нам удалось приехать в Беларусь. Дети часто спрашивали о моей родине, хотели здесь побывать. Жаль, что вышло это по такому поводу. Мы уверены, что здесь у нас все будет хорошо".

    Гуманитарный борт из Каира в Минск, организованный для эвакуации белорусов из сектора Газа, прибыл поздно вечером 16 ноября. Пассажирами стали несколько многодетных семей, всего – 41 человек, половина из которых были дети.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Первый месяц календарной весны, помимо моря тюльпанов и возможной слякоти на дорогах, готовит для жителей Беларуси много нового.

    Чипировать собак в Беларуси обяжут пока что только заводчиков и питомники, но не рядовых граждан.

    Самый главный, известный многим гродненцам артефакт той поры – пушка. Утоплена российскими войсками в марте 1706 года. Извлечена со дна Немана в 1966 году гродненскими речниками.

    Обновлено. На этот раз в ведомстве рассказали про недопонимание, которое возникло между гродненкой и диспетчером «скорой».

    По закону, для службы по контракту теперь можно брать тех, кто имеет судимость или еще отбывает наказание.

    Владимир Караник отметил, что вопрос по застройке этого участка еще раз вынесут на публичное обсуждение.

    Транспортная инспекция напоминает: нелегалом быть невыгодно – заберут авто.

    Все новости