• «Мы не отбросы общества»: Лидчанка с ВИЧ рассказала о своей жизни

    «Мы не отбросы общества»: Лидчанка с ВИЧ рассказала о своей жизни

    О своем ВИЧ-положительном статусе Юлия* узнала, когда ей было всего 17 лет. Казалось бы, такой возраст, когда всё только начинается. Но для молодой девушки это был конец… Мысли о самоубийстве, а потом – 10 лет тюрьмы за наркотики и чудо, которое заставило поверить в себя и начать новую жизнь, рассказывают «Принеманские вести».

    «Шел 1999-й год. В это время в Лиде была вспышка ВИЧ-инфекции. Тогда всех проверяли. Но я сама пошла к врачу. Даже не помню, по какой причине сдавала кровь. У меня выявили положительный ВИЧ-статус. Это была полная неожиданность. У нас мало говорили про эту болезнь. Все думали – она только в США существует, ну или хотя бы в Москве, но никак не в нашей Лиде».

    Юлия точно не знает, где и как заразилась ВИЧ. Предполагает, что через иглу. Ей, 17-летней, хотелось попробовать все прелести этой жизни. Наркотики не стали исключением. Мама Юли старалась образумить дочь, но все было бесполезно. Даже страшный диагноз не заставил девушку пересмотреть приоритеты.

    «Я долго не могла это принять. Несколько лет шла к осознанию того, что со мной произошло. Первым, кому я сказала о своем диагнозе, был мой молодой человек. Он тоже был в шоке. Уже позже я узнала, что он был болен, но скрывал это. Ему всё сошло с рук – никак не наказали», – рассказывает героиня.

    О диагнозе узнала и мама девушки – ей сказали врачи. Она в тот период времени ее сильно контролировала.

    «У меня всё чаще начали возникать мысли о самоубийстве. Но я откладывала это на потом. Врачи говорили: пять лет проживешь, не больше. И я пошла по бездорожью: жила на полную катушку – все равно же умру. Мне тяжело было влиться в общество. Я постоянно чувствовала себя какой-то ущербной, не могла нормально общаться с людьми. Я понимала, что они не знают о моем диагнозе, но все равно считала себя на ступень ниже», – говорит Юлия.

    Спасти девушку пыталась и ее бабушка. Она очень религиозный человек. Поэтому повезла свою внучку к православному священнику, чтобы он ее вылечил от ВИЧ и избавил от наркотической зависимости.

    «Они там в основном занимаются изгнанием бесов, злых духов. И бабушка очень надеялась, что мне там тоже помогут. Священник прочитал надо мной молитву, сказал, что я уже здорова. В момент молитвы мне действительно было очень плохо физически. Не знаю, совпадение или нет, но когда спустя некоторое время меня посадили за наркотики, и я сдавала кровь, то анализ показал, что у меня нет ВИЧ. Всех зараженных содержат отдельно. Меня же посадили в камеру с нормальными людьми», – рассказывает Юлия.


    «Я провела за решеткой 10 лет с небольшими перерывами между сроками. Так получилось, что буквально за несколько месяцев до выхода на свободу мне стало очень плохо. Держалась высокая температура. Врачи вообще не понимали, что со мной происходит. Из тюрьмы меня по прямой отправили в инфекцию. А там сообщили, что у меня уже пре-СПИД, предпоследняя стадия. Было два варианта – либо я умру, либо надо начинать принимать препараты. Вот тогда мне уже стало страшно. Всего 28 лет – жить захотелось! Я пошла на все. Мне назначили антиретровирусную терапию. Согласилась даже на экспериментальные препараты – и от ВИЧ, и от гепатита С. Я не знала, подойдут они мне или нет, но была готова на все».

    Постепенно состояние Юлии начало выравниваться. В течение года она немного восстановилась – могла хотя бы на улицу выйти. До этого она была настолько слаба, ничего не ела, так как организм не принимал еду. 

    Более того, со временем Юлия нашла работу и начала возвращаться к нормальной жизни. Родственники и коллеги знают о ее диагнозе. Сначала с осторожностью относились ко всему. Но потом, когда в СМИ начали писать, что ВИЧ не передается через чихание или посуду, поменяли свое мнение.

    Работа с психологами, участие в форумах, общение с такими же товарищами по несчастью помогли понять, что с этим диагнозом можно вести полноценный образ жизни. Юле стало легче.


    «Если бы не дочка, меня б уже, наверное, и в живых не было. Я 13 лет безуспешно пыталась забеременеть. А когда узнала, что скоро стану мамой, встала дилемма – рожать или не рожать. В то время врачи негласно не стремились к тому, чтобы у ВИЧ-инфицированных рождались дети. А я очень хотела оставить этого ребенка. На сроке 5 месяцев дочке поставили диагноз «синдром Дауна». Мне назначили преждевременные роды, но я на них не пошла. Вместо этого съездила в Гродно, сдала анализы. Мне сказали, что ребенок абсолютно здоров. Я его оставила».

    Дочка Юлии появилась на свет путем кесарева сечения – это обязательное условие для ВИЧ-инфицированных рожениц. У девочки отрицательный статус. Ее три года наблюдали – она абсолютно здорова.

    Она уже учится в школе. Там не знают, что ее мама – ВИЧ-инфицированная. Юлия признается – она старается не афишировать это, чтобы девочку не гнобили одноклассники.

    Личная жизнь Юлии не сложилась. Она была замужем. Причем мужчина взял её уже с ребенком и знал о диагнозе своей жены. Он был здоров, но согласился жить с Юлей. Пара расписалась, но через несколько лет супруги всё же оформили развод. Муж Юлии не заразился ВИЧ.


    «Я уже привыкла с этим жить. Да и взгляд на эту проблему поменялся. Раньше это считалось смертельным заболеванием. Теперь его перевели в разряд контролируемых хронических. Я могу долго жить. Главное – принимать препараты по часам, не пропускать прием. Их мне выдают бесплатно. Немногие знают, но сейчас если ВИЧ-инфицированный принимает препараты, то он не распространяет инфекцию, даже при незащищенном половом контакте».

    Теперь Юлия занимается тем, что помогает другим ВИЧ-инфицированным вернуться к нормальной жизни. Она вместе со своими коллегами посещает неблагополучные места и притоны. В этих «зонах риска» они выявляют людей, которые могут быть заражены ВИЧ. 

    В течение этого года в Лиде было выявлено 10 новых случаев – это много. Если раньше основным путем передачи инфекции была игла, то теперь это незащищенный секс. Контингент – асоциальный: наркоманы, алкоголики, освободившиеся из тюрьмы, люди, лишенные родительских прав. Задача Юлии – как можно раньше выявить ВИЧ-инфицированных, уговорить их стать на учет, провести с ними беседу, рассказать о том, что им нужно принимать препараты. Это в разы уменьшит распространение инфекции.

    Она отмечает, что до таких людей тяжело достучаться: «Я вспоминаю себя 20 лет назад и понимаю: пока у них в жизни что-то серьезное не произойдет, они к этому не придут. Хотелось бы, чтобы они осознавали свою проблему не через такие трудности, как я. Главное – вовремя начать принимать лекарства и не бояться жить с ВИЧ. Говорите о своем диагнозе близким людям – они обязательно поддержат. Не скрывайте от своих партнеров – не берите грех на душу. Помните, что всегда найдутся люди, которые будут рядом».

    Юлия признается – у нее нет мечты. Теперь ее главная цель – поднять на ноги дочь. «Если бы не она, меня бы уже давно в живых не было. До нее у меня были только наркотики и тюрьма. И только она меня образумила», – говорит Юлия.


    «Не знаю, за что мне было дано это испытание. Возможно, за какие-то грехи из прошлых жизней. Душа же реинкарнируется, я так считаю. Наверное, где-то напортачила в той другой жизни. Не знаю даже… Если глубоко копать и думать об этом, можно свихнуться».

    * Имя героини изменено по этическим соображениям


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Автобизнес проанализировал, как менялась стоимость бензина, продуктов, курсы валют, цена нефти, а также средняя зарплата с 2017 года и посмотрел, есть ли между этими цифрами взаимосвязь.

    Гродненцы всё реже стали надевать маски в общественных местах и соблюдать дистанцию. Однако в стационарах, как и раньше, остаётся много тяжёлых больных.

    61-летний житель Волковыска, обгоняя движущейся впереди трактор, выехал на встречную полосу и столкнулся с движущимся по ней автомобилем «Ситроен Ксантия».

    Как было установлено в суде, своими действиями владелец собаки нарушил п. 4.4 Правил содержания домашних животных.

    Владимир Караник обратил внимание на то, что с учетом заразности омикрона очень многое зависит от самих людей. Речь прежде всего о соблюдении социального дистанцирования, мер индивидуальной защиты.

    Окунаться в купели на озере Юбилейном в Гродно горожане начнут уже во вторник вечером и закончат поздним вечером 19 января.

    На данный момент около 500 мигрантов продолжают оставаться в гродненском транспортно-логистическом центре на белорусско-польской границе.

    Все новости