• Пожили полгода в Польше и возвращаются в Беларусь. Почему?

    Пожили полгода в Польше и возвращаются в Беларусь. Почему?

    За последний год тысячи белорусских IT-специалистов вместе со своими семьями переехали жить в страны ближнего и дальнего зарубежья. Активнее всего переманивает наших айтишников Польша. Там под это дело даже придумали новый тип национальной визы — PBH. Штамп именно с такой аббревиатурой получили в конце 2020-го минчане Анастасия и Дмитрий. За несколько дней до нового года супружеская пара улетела в Гданьск начинать новую жизнь — спокойную и безопасную. Но со временем тема тоски по родине стала доминировать в семейных разговорах, и в этом месяце молодые люди вернулись в Минск. Мягко говоря, это не самый популярный сценарий среди белорусов, переехавших за границу в последний год. Onliner.by пообщался с Анастасией, которая была инициатором переезда, и узнали, каково это — вернуться в Беларусь спустя полгода.

    Давайте знакомиться

    Анастасии 34 года, Дмитрию — 35. Молодая семья, как и многие IT-специалисты, уже больше года работает удаленно. Еще до получения визы Анастасия нашла работу в Гданьске, после чего занялась организационными процедурами для переезда. Хотели ехать в Польшу на машине, но резко закрывшиеся наземные границы скорректировали планы. Виза начинала действовать 28 декабря, то есть спустя несколько дней после вступления в силу новых правил наземного пересечения пределов республики.

    В последнюю неделю пребывания в Беларуси семья продала свой автомобиль и купила билеты на самолет из Минска до Гданьска (с пересадкой в Варшаве). Заранее была выбрана квартира — в тихом уютном «спальнике» в шаговой доступности от моря и 20 минутах езды на трамвае до центра.

    Зачем переезжали?

    — В какой-то момент я поняла, что мне уже несколько месяцев дискомфортно ездить в центр Минска. Мы практически все время проводили в квартире, выходя на улицу лишь на прогулку с собакой. Я хотела снова почувствовать себя комфортно и безопасно, поэтому и решилась на переезд в Польшу, — рассказала нам Анастасия.

    Здесь важно отметить, что семейная пара не попадала на радары правоохранителей, и им, по идее, ничего не угрожало. Свои политические взгляды Анастасия с Дмитрием нигде не демонстрировали, красные штаны с белыми носками не носили. Но это все равно не давало им ощущения полной безопасности.

    Перелет. И вот ты заперт в какой-то квартире

    Сразу по прибытии в Польшу пара попала на 10-дневный карантин, в котором они встретили 2021 год. Там несколько раз менялись правила въезда в страну. Иногда разрешалось избегать карантина людям, прилетевшим с отрицательным тестом на коронавирус. Но в конце декабря все было намного строже: пробыть по месту жительства 10 дней были обязаны абсолютно все. Проверялось это через приложение и во время визитов полиции.

    — Первые 10 дней у нас не было абсолютно никакого понимания, что мы куда-то переехали. Представьте себе спонтанный перелет, после которого ты оказываешься в какой-то квартире. Вот и все. Мы переехали в Польшу вместе с собакой, и во время карантина выгуливать ее нам помогала одна женщина. Она заходила к нам три раза в день. Когда прошло 10 дней и мы наконец смогли выйти на улицу, было очень забавно, что мы с Димой понятия не имеем, куда идти и где что находится, а собака уже выучила местность и вела нас по своему прогулочному маршруту по дворам нашего квартала, — Анастасия вспоминает первые дни пребывания в Гданьске с улыбкой.

    Сочетание моря и зимы

    Потом у семьи включился режим «туристов-исследователей» — так всегда происходит в новом городе, даже если вы переезжаете туда навсегда. Молодые люди гуляли по Гданьску, изучали новые районы, наслаждались жизнью. В плане работы не поменялось абсолютно ничего. Да и что может поменяться, когда весь рабочий день ты смотришь в монитор?

    — Первое время мы были исследователями. Зимой в Польше еще действовали суровые ковидные ограничения — не работали бары, были закрыты почти все магазины. Нам оставалось изучать улицы города. Практически каждый день ходили к морю. Это было удивительное чувство, что ты можешь просто пойти на прогулку к морю. А берег при этом был покрыт снегом. Я впервые в жизни видела сочетание зимы и моря. Это уже не точка, куда ты идешь купаться, а некое место силы, куда ты можешь прийти, помолчать, подумать. Это был интересный опыт, — поделилась своими мыслями девушка.

    По словам Анастасии, в январе они с Дмитрием присматривались к польским продуктам, чтобы понять, нужно ли им менять свой рацион питания. Оказалось, все максимально близко к Беларуси. Цены примерно такие же, как в Минске, а выбор даже больше. В общем, список блюд, попадавших на обеденный стол семьи, заметных изменений не претерпел. Разве что стали больше есть фруктов и овощей: в Польше они всегда свежие.

    Отработать нужно было год

    При релокейте айтишникам, как правило, необходимо отработать на новом месте минимум год. Это обязательство связано с тем, что компании тратят средства на перевоз семей своих новых сотрудников. Например, многие польские работодатели оплачивают перелет, первый месяц аренды квартиры и даже дают «подъемные», чтобы семья смогла прожить до первой зарплаты.

    — Когда у нас только начали закрадываться мысли о том, что можно было бы вернуться в Минск, я подняла этот вопрос со своим менеджером. В итоге компания пошла мне навстречу, и я смогла покинуть Польшу до того, как проработала там год. Никаких штрафных санкций не было. Решающим фактором, наверное, стало то, что я осталась работать в этой компании, только уже в белорусском представительстве, — рассказала Анастасия. Ее супруг деятельность не менял ни во время переезда в Польшу, ни по пути назад.

    Когда впервые заговорили о переезде?

    Месяца через два у пары стали появляться первые мысли о том, что не стоит исключать сценарий возвращения в Беларусь.

    — Мы начали задавать друг другу вопросы: «Ну как тебе? А какие планы дальше?» Мы уже не студенты, и хочется какой-то стабильности или хотя бы понимания того, чего ты ожидаешь в ближайшее время. Круто жить сегодняшним днем в плане эмоций, но все-таки мысли о долгосрочной перспективе не давали нам покоя, — рассказала Анастасия.

    Цены

    Пара снимала однокомнатную квартиру с гостиной-кухней и отдельной спальней. Со всеми платежами выходило около $720 в месяц — недешево за 40 квадратных метров. Молодые люди начали изучать вопрос покупки жилья. Примерно такая же квартира в соседнем доме продавалась за $160 тыс. — и это не самый лучший «спальник» Гданьска со средненьким ремонтом. Отметим, что недвижимость в Гданьске — одна из самых дорогих во всей Польше. Квартиры зачастую стоят дороже, чем в Варшаве.

    Даже комфортные кредитные условия не делают такую квартиру доступной для простых людей без крупного первоначального взноса. Дорогое жилье — это лишь один из моментов, которые насторожили белорусов. Еще в Польше достаточно высокие цены на услуги. Еда и одежда стоят сопоставимо, если сравнивать с Беларусью, а вот цены на медицинские услуги, ремонт (чего угодно), аренду и прочее могут отпугнуть.

    Решение о возвращении в Беларусь

    Окончательное решение о переезде обратно в Беларусь было принято в начале апреля, то есть спустя четыре месяца после прибытия в Гданьск. В конце апреля Анастасия с Дмитрием полетели в Минск, чтобы повидать родных.

    — Мы решили, что эта поездка будет для нас финальной проверкой, действительно ли мы хотим вернуться в Минск. Мы пробыли в Беларуси три недели и удостоверились, что мы действительно скучали по своей стране. Нам тут хорошо, несмотря на неприятные события, которые здесь происходят. Три недели мы были рядом с семьей в том месте, где мы всегда были счастливы, — трогательно рассказала собеседница. Вернувшись в Гданьск, семья начала процесс обратного релокейта.

    А еще деревенский домик

    В Минске у семьи своя квартира — небольшая, зато уютная и родная. Два года назад пара купила деревенский домик, о котором Анастасия давно мечтала. Дом расположен в Могилевской области, и до переезда молодые люди очень часто ездили туда отдохнуть в любую пору года. Тоска по такому отдыху тоже внесла свою лепту в принятие решения о возвращении.

    — До событий прошлого года мы никогда не хотели уезжать из Беларуси. В мире есть места, которые мы хотим посетить, но жить планировали оставаться в своей стране. Пожив полгода в Польше, мы получили отличный опыт. Не исключено, что однажды мы вновь вернемся к вопросу переезда в другую страну, — рассказала Анастасия.

    «Головой мы всегда оставались в своей стране. От этого не уйдешь»

    Обычно люди покидают родину не от хорошей жизни. В случае с айтишниками можно даже говорить, что многие теряют в уровне благосостояния: зарплаты в Польше — плюс-минус как в Беларуси, а жизнь дороже. Можно смело сказать, что большинство переехавших из Беларуси IT-специалистов покидали родную страну не в поисках больших денег, а из желания жить в спокойствии и безопасности. Но в итоге оказывается, что нет большой разницы, где читать пугающую новостную ленту — в Уручье или в Гданьске.

    — Находясь в Польше, мы следили за всеми новостями из Беларуси и ужасались всему происходящему точно так, как если бы мы были дома. Иногда после очередного инфоповода мне было трудно работать, никак не могла сконцентрироваться. Да, физически мы были за границей, но мы все так же следили за событиями в Беларуси и переживали. Головой мы всегда оставались в своей стране. От этого не уйдешь, — считает собеседница.

    Когда друзья и знакомые узнавали про возвращение семейной пары, у всех была примерно одна и та же реакция: «Зачем? Вы что? Подумайте!» Анастасия говорит, что ей очень обидно слышать о том, что возвращение в Беларусь — это почти «ошибка».

    — Осенью прошлого года у меня было состояние полного отчаяния, злости, обиды и внутреннего страха. Были очень частые слезы от беспомощности. Это на самом деле очень опасное состояние для организма, и я не только о душевном состоянии — скорее о физическом. Организм работает из последних сил, на каком-то ресурсе, который может иссякнуть, поэтому ему надо помочь. Мы тогда решили, что переезд в другую страну может быть выходом из этой эмоциональной ситуации. Хотя сейчас я думаю: а может, надо было начать с переезда в деревню? — задается риторическим вопросом Анастасия.

    Это тенденция или исключение из правил?

    Вряд ли это единственные белорусы, которые по какой-то причине вернулись на родину за последнее время. Но пока это все же исключение из правил. Наши соотечественники, проживающие в Польше, обращают внимание на то, что в последние месяцы количество автомобилей на белорусских номерах на парковках значительно увеличилось, притом что выехать на машине из Беларуси не так уж просто и большинство людей добираются до нового места жительства по воздуху. И на одну вернувшуюся в Беларусь семью приходятся десятки переехавших в Польшу. Пока тенденция такая.

    Гданьск, где почти полгода прожили Анастасия и Дмитрий, очень многие белорусы выбирают в качестве места, где они хотят вить свое новое «гнездышко». Оно и понятно: это один из самых красивых городов Польши. Здесь комфортный для многих климат (летом не жарко, зимой не холодно), есть море с паромами до Швеции, лоукосты и большое количество активностей в течение всего года.

    Гданьск живет не менее насыщенной жизнью, чем Варшава или Краков. Недавно здесь, например, прошел финал Лиги Европы, где испанский «Вильярреал» одержал победу над «Манчестер Юнайтед». А на заброшенной судоверфи начал сезонную работу огромный фуд-корт с концертной площадкой, баскетбольным кортом и показами фильмов — что-то типа нашей Октябрьской или «Песочницы», только раз в пять больше.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Компактный смартфон iPhone SE с 64 ГБ и 128 ГБ памяти присоединился к акции «Вам бонус!» Теперь эту модель можно приобрести в МТС всего за 69 рублей в месяц.

    Всем владельцам машин стоит ждать письмо до ноября. Напомним, этот год — переходный, нужно будет заплатить не всю стоимость, а только аванс (29 рублей).

    Кроме этого прокуратура собрала материалы и готова обратиться в Верховный суд с целью признания бело-красно-белого флага экстремистской символикой.

    В ближайшие дни специалисты зонального центра гигиены и эпидемиологии усилят контроль за правильностью сбора мусора в жилых районах Гродно.

    В суды уже направлено 803 уголовных дела в отношении 1116 человек, рассмотрено 704 уголовных дела в отношении 955 лиц.

    У гродненки две старшие дочери-двойняшки, которым по 17 лет, есть еще 14-летняя дочь и два сына. Старший из них в следующем году пойдет в школу, младшему в апреле исполнилось три года.

    Все новости