• «Просто пошла и купила авто за наличку». Белорусские врачи о работе в Польше, зарплатах и запретах

    «Просто пошла и купила авто за наличку». Белорусские врачи о работе в Польше, зарплатах и запретах

    Офтальмолог Екатерина Богомазова сбежала в Краков, не выдержав условий отработки в райцентре. Неонатолог Татьяна Бабина перебралась в Лодзь вслед за мужем-дальнобойщиком. Ее сокурсница Татьяна Красочко воплотила давнюю мечту с переездом в Белосток. HEALTH.TUT.BY записал истории трех белорусских врачей, которые работают в Польше. 

    «За полгода работы купила машину»

    Екатерина Богомазова проходила интернатуру по офтальмологии в Брестской областной больнице и 3-й клинической больнице Минска. В 2016 году по распределению около месяца работала в Барановичах в центральной поликлинике, потом перевелась по месту распределения мужа, тоже медика, — в Быхов.

    — И еще спустя месяц мы убежали в Польшу. Убежали в прямом смысле слова: собрали три сумки и, никому ничего не сказав, уехали. Мы боялись, что если уволимся официально, то нас не выпустят из страны из-за незавершенной отработки. Планировали отработать, но условия были настолько омерзительными, что просто не выдержали.

    Екатерина объясняет: выбрали Польшу, потому что у нее была карта поляка и это казалось самым быстрым вариантом. А Краков — так как там нашли курсы польского языка для мужа, чтобы у него была учебная виза. В итоге в городе пара прожила больше трех лет, у Екатерины теперь польское гражданство, у мужа вид на жительство.

    — Думаю, самой большой сложностью на пути к работе врача в Польше оказалась продолжительность этого пути. Мы подали документы в мае 2017-го — и только в мае 2018-го у нас была сделана нострификация (подтверждение) диплома. Сдавали экзамен по языку (медицинский) в Варшаве: после подачи документов ждешь несколько месяцев, потом еще несколько месяцев перед самим экзаменом… А есть еще 13 месяцев последипломного стажа. Во всяком случае, в то время работать врачом, пока ты в процессе подтверждения диплома, было нельзя, так что встает вопрос: «На что жить?» Не страшная проблема, скорее неудобство.

    Фото: instagram.com/bauszewa/

    Первой работой в Кракове для семьи оказался книжный склад: несколько месяцев молодые врачи провели, собирая книги в коробки.

    — Это было тяжело, платили мало, но это была наша самая первая работа, и тот период жизни вспоминать мне приятно. Я тогда просто побоялась устроиться в место получше, где необходим польский. Через пару месяцев стало нестрашно, и я пошла в салон оптики оптометристом, консультантом. Взяли на первом собеседовании. Там я проработала несколько лет, вплоть до начала последипломной стажировки.

    После нее Екатерина сдала заключительный медицинский экзамен, LEK («сложный, хорошо сдала только со второго раза»), и поменяла специализацию.

    — Сейчас я радиолог в частном центре недалеко от Вроцлава, и мне очень нравится моя специализация. Сравнивать это с работой в белорусской поликлинике сложно из-за большой разницы. Вообще в Польше медицина очень сильно отличается, вся организация другая. Адекватно. Пациентам можно отказывать. Жалобы они тоже пишут, но врачи намного меньше этих жалоб «боятся».

    Разница и в общем, и в деталях — вроде конфет и шоколадок от пациентов. По словам Екатерины, в Польше любой подарок врачу стоимостью до 200 злотых (136 рублей. — Прим. TUT.BY) считается «просто подарком, и ничего в этом страшного нет».

    — Радиологу, который практически не работает с пациентами, вообще никто конфеты не дарит, а семейному врачу в поликлинике приносят шоколад часто, это считается обычной вежливостью.

    Фото: instagram.com/bauszewa/

    Из-за COVID-19 у Екатерины меньше плановых обследований, больше КТ грудной клетки с явными признаками коронавирусной инфекции. В центре ввели дополнительные меры безопасности (маски, дезинфекция), немного изменили график.

    — Довольна ли я своей зарплатой? Очень. В частной медицине хорошие зарплаты. Для примера: я после стажа полгода работала семейным врачом и за это время заработала себе на машину. Просто пошла и купила ее за наличку. Муж у меня ортопед, и сейчас мы можем легко себе позволить с одной зарплаты, например, купить два последних айфона. Или, например, на одну зарплату поехать в двухнедельный отпуск в Барселону. А если бы не перебралась в Польшу, то, возможно, никогда бы даже не побывала в Испании.

    Что касается высказываний Лукашенко, я думаю, что в нем говорит самая обычная обида. То, что люди хотят уехать, не значит, что у них зеленеют глаза от желания денег, это значит только то, что они хотят получать адекватную зарплату, чтобы хватало на элементарные вещи.

    И я думаю, что никто из врачей не уезжает за границу работать с мыслями вернуться. Я веду блог для врачей, где около сотни человек сейчас. Некоторые ребята из Беларуси рассказывали свои истории: вынужденно перебрались в Польшу за последние пару месяцев. По факту, бежали от того, что сейчас происходит на родине. У меня сердце болит читать то, что они рассказывают. Сомневаюсь, что кто-то из них хочет домой.

    «Переехать доктору — это большой труд»

    Фото: instagram.com/tanya__babina/

    Татьяна Бабина окончила Гродненский государственный медицинский университет в 2014 году, интернатуру провела в Гродно в областной детской больнице.

    —  Последний день интернатуры совпал с первым днем моего декрета, что не было четко спланировано мной и моим мужем. Всего лишь стечение обстоятельств и подарок свыше! В общем, до места распределения — врачом-неонатологом в Лидскую ЦРБ — я так и не доехала.

    Когда сыну было 9 месяцев, Татьяна вышла на 0,5 ставки в БСМП врачом-неонатологом, проработала там 2 года. Говорит, это был прекрасный опыт. О переезде в Польшу она тогда не думала — повлиял муж.

    — Он уехал работать дальнобойщиком. Как бы банально это ни звучало, но за лучшей зарплатой. Спустя два года мы решили, что в Лодзь надо и мне с сыном. Переехали уже в августе 2018 года.

    Вариантов менять профессию у Татьяны не было.

    — Я всегда говорю, что для меня подтверждение диплома было путеводной звездой, смыслом и целью в эмиграции. Что, мне кажется, и смягчило нашу адаптацию, так как не было времени хандрить. А каждый депрессивный день — это шаг назад в достижении цели.

    Муж работал, ребенок ходил в сад, а Татьяна готовилась к экзаменам. Пыталась найти подработку, но на нее времени уже не оставалось.

    — Например, на тот момент мой польский был на уровне А1, то есть пара дежурных фраз, и все. А чтобы сдать экзамены, надо перечитать все учебники по польской медицине. Но, как говорится, терпение и труд все перетрут. И кто окончил медицинский, тот трудностей не боится.

    Фото: instagram.com/tanya__babina/

    В мае 2019 года, то есть спустя девять месяцев после переезда, Татьяна подтвердила диплом. С октября пошла на стажировку в клиническую областную больницу, работала в приемном покое в пункте пропуска.

    — 13 месяцев стажа можно сократить, предоставив документы о пройденной интернатуре на родине. Но я так не делала: хотела подтянуть язык и рассмотреть поближе польскую медицину. С пациентами с COVID-19 за это время не сталкивалась: мы были бы крайним вариантом в случае острой нехватки медиков.

    Стажировка уже закончилась, Татьяна ждет документы, чтобы начать работу в поликлинике семейным врачом.

    — С июля 2020 года на стажировке платят всем, до этого — только тем, у кого польские корни. Зарплата на стаже совпадает с минимальной зарплатой в стране (это около 1,7 тысячи рублей. — Прим. TUT.BY). В Польше ее хватает на самое базовое. Семье прожить на одну такую сумму практически невозможно. Но после стажировки доход в разы выше. Есть к чему стремиться. Отличие польской и белорусской медицины для меня — не только в оплате труда врача, но еще и в отношении к нему со стороны пациентов, руководства, социума. Нет, польское здравоохранение не идеально, но разницу я ощущаю.

    С апреля 2020 года в Польше упростили правила трудоустройства для иностранных врачей, но на деле принципиально легче не стало, считает Татьяна:

    — Переехать доктору — это большой, кропотливый труд. Но наших врачей здесь действительно много, и это я не только о белорусах. Очень много медиков из Украины, мы все общаемся между собой, делимся опытом, помогаем друг другу. Так как «нашему врачу» действительно придется пройти сложный и длинный путь, преодолеть много страхов.

    «Не стоит быть в розовых очках»

    Фото: instagram.com/tkrasochko/

    — Всегда знала, что буду врачом, — рассказывает о себе неонатолог Татьяна Красочко.

    В ГрГМУ она училась на том же факультете, что и Татьяна Бабина, — и сейчас тоже работает в Польше. Переезд для нее был мечтой еще со времен учебы.

    — Стажировка в Кракове лишь укрепила желание. Я очень боялась «пустить корни» в Гродно, ничего не сделав для переезда. На работе ловила себя на мысли «даже стены здесь давят».

    Сдав экзамены, Татьяна нашла место для последипломной стажировки:

    — Писала заявления в две больницы с просьбой, чтобы меня взяли как врача-стажера на ставку. От двух получила положительный ответ, и уже сама решала, где буду работать.

    Переезжала в Белосток Татьяна в начале 2020 года. Одна. Самым страшным казалось то, что рядом не будет никого, кто бы мог поддержать хотя бы словом.

    — Я планировала первое время бывать дома часто, но пандемия решила за нас. Очень трудно оказалось в самом начале, когда все кругом закрыто, а прогулки на улице — только на работу, в аптеку или магазин. Страшно было думать: «Что, если заболеешь? Куда обращаться?» Это ведь пришлось на самое начало пандемии. В итоге я просто перестала смотреть статистику заболевших.

    Девушка — все еще врач-стажер в университетской больнице. По сравнению с Беларусью в работе доктора иначе выстроены организационные моменты, но на этом отличия заканчиваются.

    — В Гродно неонатологии я посвятила вместе с интернатурой 6 лет. С переездом существенной разницы в лечении и обследовании новорожденных не увидела, что меня очень порадовало, — признается доктор. — Потому что все привыкли ругать наших врачей, а для меня они герои, особенно сейчас.

    Фото: instagram.com/tkrasochko/

    Зарплата, говорит Татьяна, у нее небольшая по сравнению с суммами, которые имеют врачи со стажем.

    — Если сравнить с Гродно, то сейчас я получаю приблизительно столько же. Но следует учитывать, что аренда квартиры в Белостоке обходится дороже. Дохода врача-стажера вполне хватит, чтобы снимать жилье и покупать продукты, но ведь хочется еще приобретать одежду, косметику, в парикмахерскую сходить — много чего. Чтобы начать зарабатывать, придется приложить немало усилий. Не стоит быть в розовых очках, думая, что по приезде в Польшу врачу начнут платить баснословные суммы. Нужно смотреть на вещи реально, и я была к этому готова.

    Кроме работы Татьяна сейчас в процессе получения второго высшего — фармацевтический факультет ВГМУ. Ситуации, в которой захочется вернуться жить и работать в Гродно, пока не представляет. Хотя как сложится судьба, не знает никто.

    — Что касается разговоров о каких-то запретах для врачей в Беларуси, то, на мой взгляд, если у доктора (как в моем случае) переезд в Польшу был мечтой и целью, то и повлиять на него ничего не сможет. Но сама я бы работать сюда только на время пандемии не ехала: это что-то пока не совсем понятное. И какие там «подводные камни», неизвестно.


    В 2019 году в Минздраве Польши рассказывали, что в стране работает 231 врач из Беларуси.

    // TUT.BY

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 110

  • В Гродненском областном суде повторно рассмотрели дело пенсионера из Гродно Юзефа Немеро. Коллегия судей в составе Рачинского, Кулеш и Бубенчика ужесточили наказание.

    Губернатор решил сделать небольшой экскурс в историю госсимволов. Но читатели его почему-то не оценили и даже провели краткий исторический ликбез, до сих пор комментируя его поздравление.

    Деревня Новоселки, которая находится под Красносельском, условно разделена на две части дорогой. Именно по ней половину деревни признали «грязной» зоной и ее жильцов отселили.

    Как удалось выяснить «Еврорадио», выплаты действительно получили работники стройтреста № 19, но это были не выплаты за участие в мероприятии, а премия к празднику.

    Министр здравоохранения Дмитрий Пиневич в интервью sb.by рассказал о том, можно ли будет в Беларуси привиться вакцинами от коронавируса Moderna и Pfizer.

    Мужчина ранее неоднократно приобретал у потерпевшего секонд-хенд для дальнейшей реализации. В этот раз стороны не сошлись в цене.

    Когда спасатели прибыли на место пожара, они увидели, что в комнате горят постельные принадлежности и диван. Огонь потушили подручными средствами.

    Все новости