• Было озеро, а остались камыши — как под Гродно пытались создать зону отдыха

    Было озеро, а остались камыши — как под Гродно пытались создать зону отдыха

    Гродненский микрорайон Лососно одновременно самое тихое и самое шумное место в городе. Здесь почти не ездит транспорт и даже не лают собаки, зато за несколько десятков метров слышны местные водопады. Уже несколько лет бывшая деревня Лососно относится к городу. Микрорайон небольшой, всего пять улиц и два переулка, и будто спрятан в низине, рассказывает «Вечерний Гродно».

    Домов много, людей мало

    Дома в Лососно самые разные — от роскошных, но пока незаселённых коттеджей до пустующих полуразрушенных халуп. И расположены они, что называется, то густо, впритык один к одному, то пусто — разделены большими участками земли. Желающие подвели воду, газ, сделали канализацию. Почти в каждом доме держат собаку, и не одну, но их только видно, но не слышно.

    Местные говорят, что хат много, а людей почти не осталось. Несколько домов выставлено на продажу.

    — Вот этот давно закрыт, — показывает местная жительница на длинный жёлтый дом на Запрудной улице. — Ни газа, ни воды нет и дом так себе. Колодец — во дворе. А хотят очень много — 55 тысяч долларов!

    Особняк, что через улицу, тоже пустует. В нём, говорят, произошла трагедия: молодая женщина умерла, муж не смог смириться с тяжёлой потерей и уехал.

    Местные говорят, чтобы жить здесь, нужна машина. Ближайшие детские садики — на Фолюше или возле обувной. Есть школа.

    Остались только фото

    Одна из главных достопримечательностей микрорайона — водоёмы. Их когда-то было два: один, Патрика, полностью высох, второй, без названия, когда-то сделал местный житель Александр Патрейко. К сожалению, осуществить всё задуманное Александр Иосифович не смог, его давно нет в живых. С нами встретилась его супруга Евгения Ивановна.

    Женщина живёт одна в огромном двухэтажном доме на Запрудной улице. До пруда, который почти тридцать лет назад устроил её муж, не больше ста метров. По тропинке вдоль Лососянки можно почти полностью обойти весь водоём. Когда-то была дорога, по ней ездили машины. Её тоже сделал Александр Иосифович.

    — Посмотрите, какая красота была! Ни одного камыша. Я сейчас расплачусь, — говорит сквозь слёзы и показывает старые снимки пенсионерка. — Это создал мой муж за четыре года — с 1993 по 1997-й.

    Ловили карпов по полтора килограмма

    Женщина рассказывает, что муж работал в такси, был спасателем на Юбилейном озере, а потом решил стать фермером и разводить рыбу.

    — Он был человек простой, но умел зарабатывать. Мы могли вложить деньги в строительство магазинов, в Польшу ездить, но он был помешан: хочу быть фермером, и всё тут! — вспоминает Евгения Ивановна.

    Власти помогли оформить участок. Семья приглашала ландшафтных дизайнеров из Минска, разработали проект. Александр Иосифович соорудил небольшую плотину, чтобы вода из Лососянки поступала в пруды. Они были глубиной более двух метров. Один из них мужчина планировал почистить и запустить в него карпов, затем поставить палатки и продавать рыбу.

    Было так

    А стало так

    — Муж умер в 1997 году. Тогда карпов по полтора килограмма вылавливали. Озеро ими кишело, — рассказывает женщина.

    В перспективе водоёмы должны были соединиться, но закончить планы фермер не успел.

    — Люди едут в Ялту, Сочи, чтобы горы «послушать» (я сама два раза была). Потом рассказывают: в горах такой водопад, прямо конец света! А зачем туда ехать? Во — Лососно! — говорит женщина, стоя у плотины, которая сдерживает бурлящий водопад.

    Кстати, водопадов на Лососянке несколько. Ещё один виден с улицы Советских Пограничников. Там же остались руины старой мельницы. Место рядом с источником в тени деревьев давно облюбовали гродненцы.

    Стояли катамараны и лодки

    На берегу одного из водоёмов Александр Патрейко построил домик, в котором проводил свободное время. В нём было две комнаты, ванная, туалет и кухня. Рядом стояли два-три гаража для рыбного корма и дров. От дома нет даже фундамента, только небольшой кусок асфальта. Был колодец, теперь остались огромные бетонные кольца.

    В нескольких метрах от домика были беседка и небольшой пляж. Тут же семья выращивала картошку. Вокруг озера росли черешни, груши, сливы. Правда, когда мужа не стало, многие деревья погрызли бобры.

    — Я тут ведро опят собирала, — вспоминает Евгения Ивановна.

    На водной глади стояли лодки и двадцать пять катамаранов — муж купил списанные с Юбилейного. После его смерти за несколько лет их сломали, часть украли. Последние четыре катамарана женщина продала врачу из санатория в Друскининкае — по три доллара за каждый.

    — Муж говорил: ты работать не будешь, будешь катамараны запускать. Планировал скамейки поставить, свет везде провести, мороженое продавать, дороги сделать — пусть люди отдыхают. Ведь город рядышком, а до Юбилейного ещё доехать надо, — говорит пенсионерка.

    Со стороны домов пруд освещался — кое-где сохранились фонари. За ним был железный мост, его Александр Иосифович купил в воинской части. По нему можно было выйти на улицу Ольги Соломовой, от водоёмов пройти и на конечную троллейбусов, что на Фолюше. Раньше стояла старая мельница, сейчас — гостиница.

    Обещали зону отдыха, но стало только хуже

    Семь лет назад домик у воды снесли, участок с прудами у семьи отобрали. Местные власти обещали за два года организовать зону отдыха, но за много лет ничего не изменилось, стало только хуже. Один водоём полностью высох, второй зарастает камышами. Берега — в кустарнике, завалены мусором, который оставляют рыбаки и пьянчужки.

    — Как так можно? Одни власти разрешили, другие — уничтожили. Был бы хозяин, и порядок был бы. Мой муж один для всех косил, а тут столько отдыхающих, могли бы и субботник провести, — считает Евгения Ивановна.

    Женщина и сама бы подключилась, ведь часто здесь гуляет, говорит, два пруда можно за полтора часа обойти. Но она семь лет как на пенсии. Сын — за границей, да и не такой хозяйственник, как его отец.

    Было так

    А стало так

    — Это озеро может стать одним красивым местом отдыха, его только надо сохранить, — убеждена она.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Если раньше чаще всего приходилось иметь дело с поддельными купюрами номиналом 100 долларов США, то в текущем году превалировали 50-долларовые банкноты.

    В новостройке рядом с водохранилищем Юбилейное в Гродно продается шикарная двухкомнатная квартира с ремонтом в классическом стиле.

    В этом году детские лагеря начнут работать с 1 июня, но откроются не все сразу. Их число вырастет, и оздоровить там планируют почти в полтора раза больше школьников, чем в прошлом году.

    В Беларуси 14 июня стартует главное вступительное испытание в вузы – централизованное тестирование. В этом году его сдадут более 60 тысяч человек.

    Доллар продолжает снижаться к белорусскому рублю и пробивает очередную психологическую отметку в 2,5 рубля.

    Как сообщается, забор смонтирован уже на протяженности почти 90 километров, техническая дорога рядом с ограждением построена на 90 процентов.

    К примеру, «Цептер Банк» увеличил лимит на снятие наличной валюты — до 1500 долларов или евро на одного клиента по всем его валютным счетам.

    Все новости