• Мигрант из Курдистана: «Мы не понимаем, почему поляки нас не пропускают через границу»

    Мигрант из Курдистана: «Мы не понимаем, почему поляки нас не пропускают через границу»

    По словам мигранта, люди уехали из Ирака по разным причинам.

    "Но цель одна - попасть в Германию, где нам смогут предоставить убежище. Мы не понимаем, почему поляки нас не пропускают через границу", - отметил мтигрант из Курдистана в беседе с журналистом БЕЛТА.

    Несмотря на то, что часть ближневосточных беженцев, которые уже четвертую неделю находятся на белорусско-польской границе под Гродно, решила вернуться на родину, в лагере мигрантов еще остается около тысячи людей. Sputnik поговорил с некоторыми из них.

    Те, кто остался в кризисном центре неподалеку от КПП "Брузги", продолжают свой пограничный быт. Каждый день для них похож на предыдущий: с утра очередь за чаем, в обед – за сухпайком, вечером – за солдатской кашей. Если кому-то чего-то не хватило, возникают дополнительные очереди – в автолавку, фудтрак с шаурмой и сигаретный киоск.

    День за днем у мигрантов привычные процедуры: баня, стирка и терпеливое ожидание того, когда Европа согласится их принять. Тем, кто остался здесь, на границе, ясно одно: обратной дороги в Ирак для них не существует. Корреспондент Sputnik Станислав Лобатый пообщался с теми, у кого до сих пор есть надежда попасть в Германию.

    Сбежали из Сирии

    Среди многочисленных курдов в кризисном центре на границе есть сирийцы. Джордж и Мухаммед – инженеры, Басиль – адвокат. По их словам, они буквально сбежали из своей страны.

    "Самый трудный этап нашего "путешествия" в Беларусь – это выезд из Сирии. Белорусские холодные леса, польские газ и водометы – ерунда по сравнению с тем, что было на родине. Бюрократия там жуткая. Кругом – взятки. Чтобы выехать из страны, нужно всюду заплатить. Только чтобы выехать из Сирии, я потратил 3 тысячи долларов", – рассказывает Басиль.

    Он признается, что в Сирии из-за войны уже давно нет никакой инфраструктуры, теракты происходят каждый день, в стране дорого жить из-за американских санкций, а заработать себе на жизнь просто нереально.

    "Мой город Забадани полностью уничтожен. Офисы, бизнесы, магазины, дома – ничего не осталось. И там нечем заниматься", – продолжает сириец.

    Его друг Джордж признается, что любит свою родину, но война, которую там развязал Запад, заставила его искать убежища в Европе.

    Мигранты в логистическом центре - Sputnik Беларусь, 1920, 30.11.2021

    "Возвращаться – точно нет, заставить нас сделать это уже ничего не может. Несмотря на все испытания, через которые мы прошли на этой границе, в Сирии в десятки раз хуже. Мы устали жить в страхе, мы хотим отойти подальше от этой разрухи, смерти и безнадежности. Нам нужна стабильность", – добавляет он.

    Остаться в Беларуси?

    Мухаммед – из Идлиба. Его город практически стерт с лица земли и в данный момент контролируется сирийской оппозицией. Сам Мухаммед уже 10 лет находится в статусе беженца и скитается по разным странам в поисках счастья.

    "Я готов работать по своей профессии даже в Беларуси, но основная проблема – я не знаю русского языка. Для Европы у меня какой-никакой уровень английского, а ассимилироваться там будет проще. Все зависит от того, какую поддержку белорусские власти готовы предоставить нам, чтобы можно было "стартовать" не с нуля", – поясняет мигрант.

    По словам собеседников, они не рассматривали идею остаться жить в Беларуси или России. Однако очень благодарны белорусскому народу – за поддержку в это непростое для них время.

    Мигранты в логистическом центре - Sputnik Беларусь, 1920, 30.11.2021

    "Мы очень благодарны Беларуси, белорусскому народу и президенту Лукашенко. Его речь очень обнадежила нас. Может, на самом деле не все так плохо, и мы попадем в Европу?" – рассуждает Мухаммед.

    "Родители от меня отказались"

    Беженец из иракской Басры Ахмед подавал ходатайства об убежище с 2019 года. Сперва в Турции, затем в Ливане, после – в ОАЭ и других странах Персидского залива. И везде отказ. Последняя надежда – стать беженцем в ЕС.

    По его словам, ситуация в Ираке уже давно вышла из-под контроля. Повсюду военные группировки, которые мешают жить обычным гражданам.

    "Дошло до того, что моим родителям формально пришлось от меня отказаться, чтобы военные их не трогали, поскольку якобы я незаконно покинул страну и просил всюду убежища. Из-за вооруженных формирований в нашей стране страдают простые люди. Недавно была атака на дворец премьер-министра Ирака. Если премьер-министр не может обеспечить себе безопасность, то как обычные жители могут на нее рассчитывать?" – риторически спрашивает собеседник.

    Ахмед говорит, что в Басре, несмотря на изобилие нефти и газа, люди живут очень бедно. В Ирак, отмечает он, в основном возвращаются те, кто живет в Эрбиле – столице Курдистана. Там, по его словам, уровень жизни немного лучше, чем в других регионах.

    "В Беларуси мирная жизнь, и я готов здесь остаться, потому что меня интересует в первую очередь безопасность", – резюмирует он.

    Первые новости из Эрбиля

    Среди мигрантов есть и военные, которые признаются, что не могут вернуться в Ирак по политическим мотивам.

    Мигранты в логистическом центре - Sputnik Беларусь, 1920, 30.11.2021

    "Я и мои друзья не можем вернуться в Курдистан. Мы взяли деньги в Ираке и пока вынуждены остаться здесь. Потому что у нас политические проблемы в Ираке. Я – солдат, и там плохая жизнь даже для нас. Все время одни и те же проблемы: нет денег, нет воды, нет газа..." – отмечает Рашид из Эрбиля.

    Он признается, что некоторые его знакомые, которые были с ним сначала в лагере на границе, а затем в центре временного пребывания, вернулись обратно домой.

    "Говорят, что будут пытаться как-то жить. Они не продали все свое имущество на родине, как многие из нас. Это у нас уже нет пути домой", – грустно констатирует мигрант.

    Back to Iraq

    Хасан – футболист. Какое-то время выступал за команду из чемпионата Ирака, получал 400 долларов в месяц. Копил на машину. Пять лет назад решил поехать учиться в белорусский БНТУ, чтобы быть поближе к Европе. Получил диплом и отправился на польскую границу. Что было дальше, сказано и написано уже не раз.

    После двух недель бесконечного ожидания в логистическом центре принял решение: вернуться на родину. Там у него мама и папа, а еще друзья и футбол. Самолет – в первых числах декабря.

    Мигранты в логистическом центре - Sputnik Беларусь, 1920, 30.11.2021

    "Проблема в Ираке – школа, университет, госпиталь", – на хорошем русском говорит Хасан. И добавляет: "Со всем этим там очень-очень плохо. Работы в Ираке не сказать чтобы много, но она есть. Я хотел в Германию, потому что там можно получить хорошее образование. У меня есть белорусское (образование – Sputnik), но его недостаточно. Здесь можно было бы остаться и играть в футбол. Но у меня уже кончилась виза. Когда-нибудь сюда снова приеду и, конечно, буду еще раз пробовать попасть в Европу".


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • В Беларуси по статьям об экстремизме в прошлом году были осуждены более 1600 человек, заявил генеральный прокурор Андрей Швед.

    От действий мошенников пострадал 58-летний мужчина. Ему в мессенджер позвонил неизвестный, представившийся сотрудником органов внутренних дел.

    «Вот что ждет махинаторов: они все будут заложниками продвинутых пассажиров. Не хотите платить налоги — станете жертвами потребительского экстремизма», - пишет налоговая.

    Мальчик плакал, что ее раздражало мать. Чтобы «успокоить» ребенка, она нанесла ему удары по голове и телу, бросила на пеленальный столик и пол, схватила за шею, стала трясти.

    Gastrofest.Кофе открывает фестивальный сезон 2022. А это значит, что зимний кофефест возвращается в Гродно.

    Продукцию признали не соответствующей требованиям безопасности пищевой продукции и добавок.

    Журналисты «Вечернего гродно» прошли вдоль железнодорожных путей и узнали, каково жить людям под грохот и гудки составов и какие ещё проблемы их волнуют.

    Все новости