• Потеряла мужа, сгорел дом, осталась с детьми. Как счастливая жизнь лидчанки развалилась за месяц

    Потеряла мужа, сгорел дом, осталась с детьми. Как счастливая жизнь лидчанки развалилась за месяц

    Мы привыкли, что подобные сюжеты можно встретить преимущественно в кино, но наша реальность нередко оказывается трагичнее и невыносимее даже самой странной режиссерской фантазии. Описать тот спектр эмоций, которые этой зимой испытала Ольга Ярмош-Гумбар из Лиды, практически нереально. Как призналась героиня Onliner.by, она душа в душу жила с супругом больше 10 лет, проблемы преодолевали дружно, вместе воспитывали дочку, строили планы на будущее, но в декабре 2021-го произошло ужасное. Супруг скоропостижно скончался, а буквально через месяц со всеми денежными накоплениями сгорел их дом. Чудом удалось спасти двухмесячного сына, которому по итогу пришлось делать операцию по пересадке кожи. Тарас Щирый съездил к Ольге в Лиду и записал ее историю, а еще поговорил о людской доброте и о том, какой теперь женщина видит свою жизнь.

    Познакомились с мужем на улице 1 января

    — Мы познакомились с супругом 13 лет назад. Это случилось сразу после Нового года — 1 января, — сидя на лавочке в парке недалеко от своего дома, вспоминает Ольга. Она говорит стройно, спокойно, но время от времени на ее глазах все равно проступают слезы. — У нас тут музыка играла, собиралась молодежь. Я вышла прогуляться в парк, ко мне подошел Виталик, и так завязался наш разговор. Восьмого марта он пришел ко мне знакомиться с родителями, в мае мы уже подали заявление в ЗАГС и в октябре сыграли свадьбу. Отношения между нами развивались действительно быстро. Быстро, потому что этот человек был мне близок душой. И все 13 лет, что мы прожили вместе, нам, как говорили люди, можно было только позавидовать. Он был мне не только как муж, но и как друг, брат, мой ангел-хранитель. Пробыли вместе недолго, но у меня ощущение, будто всю жизнь с ним прожила и мне сейчас лет 70.

    Он был очень волнительный. Переживал и за меня, и за родственников. И первая, и вторая беременности у меня были тяжелые. В обоих случаях делали кесарево сечение. Муж всегда был рядом, помогал и говорил: «Ты у меня сильная. Сильнее, чем я. У тебя все получится».

    Поначалу Ольга и Виталий жили у родителей девушки, а со временем переехали в небольшой частный дом по улице Лупова, доставшийся ей от отца. Как вспоминает собеседница, жилье, мягко говоря, было не в самом презентабельном виде, и они вместе с мужем делали ремонт, стараясь создать атмосферу домашнего уюта.

    — Внешне хоть и был красиво покрашен, но внутри напоминал домик в деревне, — рассказывает Ольга. — А так мы сделали спальню, детскую, коридор, кухню. Виталик сам плитку клал и стяжку заливал. Все было сделано нормально, со всеми удобствами. Как для жизни в квартире.

    Ольга со временем кардинально преобразила даже старый и неприглядный серый забор, изобразив на нем ярких героев из всевозможных мультфильмов.

    «Врач, делавший заключение, сказал, что у мужа с органами все было нормально и он жил бы еще очень долго»

    В будущем супруги планировали перебраться в более комфортное жилье, купив новую квартиру. Виталий и Ольга копили на нее деньги и даже выставляли свой дом на продажу. Тем временем в семье все спорилось. На работе в «Белтелекоме» к Виталию, закончившему БГУИР, претензий не было. Ольга вспоминает, что его хвалили за старательность, в апреле он ожидал повышения на должность инженера. Но, увы, сложилось иначе...

    — Вторые роды у меня тоже были тяжелыми. С 16-й недели и до самого рождения Давида 16 ноября я пролежала в больнице, перенесла там COVID-19 и в общей сложности лишь неделю-полторы провела дома. Получилось так, что Виталик лишь полтора месяца подержал сына на руках, — говорит собеседница. — В декабре мы с Давидом попали в больницу — у него выявили правостороннюю пневмонию. А в день выписки, 27 декабря, я узнала, что муж умер. Это был понедельник. Я как будто почувствовала, что что-то случилось. Утром посмотрела Viber и заметила, что в последний раз в сети Виталик был накануне в 23 часа. Позвонила дочке домой. Она трубку не сняла — мультики смотрела, а потом сама перезвонила, и я спросила: «А где папа? На работу пошел?» — «Нет, спит еще». Я удивилась, попросила, чтобы дочка сходила к нему в комнату. Все это время Кира была со мной на телефоне. Увидев его, она начала плакать. Дотронувшись, сказала, что он холодный. Я все поняла. Говорю: «Выходи из комнаты. Сейчас к тебе взрослые придут. Только дверь им открой». Я даже не додумалась скорую вызвать. Первым прибежал наш сосед, а затем уже мама или кто-то другой в 103 позвонили.

    Врач, делавший заключение, сказал, что у мужа с органами все было нормально и он жил бы еще очень долго. Виталик же здоровым был и почти никогда не болел! Как установили медики, он умер во сне в 5 утра. Просто остановилось сердце. У него было предынфарктное состояние.

    Виталию было всего лишь 37...

    Весь последующий месяц вместе с Ольгой были родители, помогавшие с детьми и по дому. Однако 24 января она убедила их взять Киру и поехать к себе. Оставшись дома, после обеда уложила сына спать, зажгла поминальную свечу у портрета супруга, вышла на веранду и позвонила живущей рядом двоюродной сестре.

    — Я разговаривала по телефону, кота покормила, но тут почувствовала странный запах, как будто что-то горело. Но это был не костер — пахло паленой пластмассой. Выйдя на улицу, никакого запаха не почувствовала, а когда обернулась, увидела, что дым идет через щели возле двери. Открываю их, а в доме огня нет, но везде все черное, — вспоминает Ольга. — Я не могла понять, где пламя. Оказавшись в спальне, увидела небольшой огонь в районе плинтуса. Сверху у нас все было обделано сайдингом, и он к этому моменту уже начал плавиться. Повезло, что у сына кроватка была низкая и на ее уровне не было такого черного дыма. Я сразу взяла его и побежала во двор через другой вход. Давид был завернут в пледик, но открытые участки тела — руки, щеки, лоб, нос и грудь — все равно пострадали от ожогов. Видно в доме уже ничего не было. Я положила его в коляску, потом вновь побежала внутрь, чтобы открыть дверь пожарным, и вернулась обратно. Соседи над забором взяли у меня сына, а потом передали мне лестницу. В этот момент уже горела крыша. Пожарные и медики приехали быстро.

    Согласно предварительной версии, возгорание произошло из-за свечи, но еще должны пройти две экспертизы. Я, если честно, сомневаюсь, что дело в ней. Горела ведь кровля, а, к примеру, ковры, тумбочка в доме остались невредимыми. Почему начала гореть крыша? Дом был старый. Под сайдингом находилась проводка, и ее уже нужно было менять.

    Ольгу и сына с ожогами 2-й и 3-й степени сразу же забрали в реанимацию. На следующий день маленького Давида перевезли в Республиканский ожоговый центр в Минск. Как сказали матери, у мальчика поражены 8% тела и ему необходимо делать пересадку кожи.

    — Врачи сами не давали никакой гарантии — все-таки ребенок очень маленький, и такие ожоги для его возраста — это серьезно, — не может сдержать слез собеседница. — Могло быть очень плохо. Но он боролся, и медики говорили, что, несмотря на боль и перевязки, Давид все равно улыбался врачам и медсестрам. Сейчас, выписавшись из больницы, он чувствует себя намного лучше. Лицо восстанавливается, сын уже ведет себя как обычный ребенок.

    В доме сгорело все ценное, кроме документов

    После пожара Ольга была в сгоревшем доме всего несколько раз и практически ничего в нем не трогала. Говорит, чувствует себя здесь тяжело, начинает болеть голова. Потянув на себя дверь, женщина открывает перед нами плачевное зрелище. Стены коридора покрыты сажей, дотла сгорел электрический счетчик, везде разбросаны обгоревшие вещи и уже трудно различаемые предметы.

    Под ногами возле потемневшего слоненка неожиданно пищит потревоженная кукла.

    Расплавившиеся буквы-магниты на холодильнике превратились в крайне странные и зловещие рогатые фигурки.

    С потолка свисают черные сосульки застывшего пластика, а на стене в гостиной удивительным образом отпечатался силуэт куртки. Как объясняет собеседница, дом восстановлению уже не подлежит и жить в нем никто не будет:

    — Не хочу сюда возвращаться, хотя с этим местом у нас связано много хороших воспоминаний. Вместе делали ремонт, во дворике ставили мангал и готовили шашлыки, приглашали сестру с ее мужем, принимали родителей на различные праздники. На курган в парк ходили, в футбол играли. Радостных моментов здесь было очень много, ничего плохого вспомнить не могу.

    Теперь до конца года разрушенный дом нужно снести. Саму же землю женщина собирается продать. Ничего из оставшегося здесь Ольга забирать не собирается. Говорит, одежда если даже и сохранилась, то полностью пропахла дымом и была залита водой. Все самое ценное сгорело. Чудом сохранились лишь документы Ольги, Виталия и детей.

    — Муж был для меня главой семьи и кормильцем. Говорил мне: «Пока я жив, у нас все будет хорошо. Я твоя опора, я твоя поддержка. Можешь ни о чем не волноваться». А теперь просто не представляю, как будет дальше, — говорит собеседница. — Хорошо, что есть родители. Ну и двоюродная сестра Юля помогает. А принять, что Виталика больше нет, я не могу. Мне все время кажется, что его просто забрали, вырвали, что он уехал куда-то, но еще вернется.

    Сейчас Ольга вместе с Кирой и Давидом временно живет у своих родителей. Она рассказывает, что сразу после пожара ее близкие бросили в социальных сетях клич о помощи и люди сразу же откликнулись. Помогали буквально всем, собирая необходимое по крупицам: кто-то одеждой, детской кроваткой, подгузниками, салфетками, обувью, детским питанием, а кто-то пересылал деньги на благотворительный счет.

    — Помогали очень многие. И я теперь с уверенностью могу сказать, что той же одеждой Давид до трех лет уже почти обеспечен, — продолжает Ольга. — Однако не ожидала, что так на нашу беду отзовется «Белтелеком», где работал мой муж. Причем со всех уголков страны. Когда встречалась с представителем компании, то сказала: «Если раньше сомневалась, куда в будущем отдать сына учиться, то теперь даже не сомневаюсь. Хочу, чтобы пошел в связь и добился того, чего не смог добиться отец». Такой серьезной помощи не ожидала. Спасибо им огромное. Но поддержка до сих пор необходима. После лечения станет известно, нужна ли Давиду пластика. Если понадобится, то, скорее всего, придется ехать за рубеж. Как мне говорили, в той же Москве такие операции для маленьких не делают.

    Ситуация с жильем подвешенная. Пока живу с родителями, но надеюсь, что местная власть поможет. По крайней мере, обещали, что с какими-то субсидиями либо льготным кредитом [на квартиру] помочь нам смогут. Это, конечно, было бы очень хорошо, так как сгорели даже наши денежные сбережения.

    Сейчас Ольга чувствует себя психологически получше. Говорит, что заглядывать в далекое будущее не собирается. Ее главная цель на данный момент — здоровье сына:

    — Моя ближайшая задача — вернуть этому ребенку то ангельское личико, с которым он родился. И для этого я должна сделать все необходимое.  Это моя главная цель и мой смысл жизни.

    Если не так, то никак по-другому. Я даже не представляю этого и не хочу представлять. Знаю, что у него все будет хорошо. Это, повторюсь, моя цель. Ну и чтобы быть спокойной и как-то дальше налаживать жизнь, нам с детьми необходима крыша над головой. Дом был нашей собственностью, но нашего крова не стало. И дай бог прожить мне эту жизнь долго, чтобы в старости увидеть внуков.

    Мужа нет, и я теперь одна за нас двоих. Как говорил Виталик, когда я была беременной, — «ты сильная, ты справишься». Теперь мне нужно оправдать его слова и доказать это всем ради наших детей.

    P. S. Если вы хотите помочь семье Ольги Ярмош-Гумбар, то средства можно перечислить на благотворительный счет. Реквизиты указаны здесь.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Пустырь между спуском с лестницы и ж/д–путями для посетителей Центрального рынка хорошо известен — именно тут как раз и размещались те самые продавцы, которых в народе называют «металлистами».

    Прямое влияние санкций затронуло около 20% белорусской экономики и косвенно распространилось на всю оставшуюся ее часть, заявил сегодня первый заместитель премьер-министра Николай Снопков.

    От удара лось приземлился на крышу движущегося во встречном направлении «Маза», а затем упал на землю. Автомобиль Volkswagen Golf  унесло в кювет, машина врезалась в дерево.

    емья Риты сейчас находится в Польше, чтобы девочка могла получать поддерживающую терапию. Но есть другой вариант — укол Золгенсма заменит неработающий ген на рабочий. Сумма сбора – свыше $1,8 млн.

    В середине июня, как планируется, гродненский Румлёвский мост будет готов для движения транспорта и пешеходов.

    На аукцион выставили два земельных участка, расположенные в деревне Старина, что примерно в 25 км от Гродно. При этом покупатель получит не просто надел, но еще и начатый дом.

    В предпоследний день марта мы узнали новое-неожиданное. Все белорусы, кто уехал жить за границу и не работает на родную страну, получат «тяжелые» жировки.

    Все новости