• Парень, который выжил. История молодого человека, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался

    Парень, который выжил. История молодого человека, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался

    23 октября прошлого года на перекрестке в Гродно столкнулись такси Renault и BMW. В «немце» ехало трое парней. Сработали подушки безопасности — никто не пострадал. А вот водитель «француза» — 23-летний кобринчанин Антон Рыжук — от удара вылетел через заднее стекло. Гаишники, которые видели последствия аварии, говорили, что парень «не жилец». Есть у них такая примета: если при ДТП человек теряет ботинки — значит не спасут. Антон потерял оба. Один — зашнурованный — так и остался в салоне. Второй слетел в полете. Медики в своих прогнозах были осторожны и готовили родственников к худшему: если и выживет, то будет в вегетативном состоянии. После 43 дней комы парень открыл глаза со словами: «Господи, помоги», чем немало удивил всех: и себя, и родных, и медиков, и гаишников, сообщает TUT.BY.

    С Антоном журналист встречается в Кобрине. Дом семьи стоит на окраине, в частном секторе. На улице — солнечно, в меру ветрено. Антон сидит в куртке на стульчике у входа. Рядом с ним греет траву зенненхунд размером с упитанного подростка. Оказалось, это пятимесячный щенок. Вырастет, будет как трое упитанных подростков.

    — Это Терри, — знакомит Антон со своим псом. — Назвали в честь препарата «Цераксон». Мне его в больнице давали для мозга. У меня такой «отходняк» от него был, что 40 минут после приема со мной не могли справиться брат с его другом. Пес по характеру такой же. Поэтому, когда купили щенка, я сразу сказал, что будет Терри.

    Через пять месяцев после выхода из комы Антон свободно разговаривает. В речи последствия тяжелой травмы головы проявляются медленной артикуляцией. Он говорит осторожно, тщательно проговаривая каждый звук, как человек, который еще не отошел от «заморозки» после зубного.

    — Это мелочи, — улыбается парень. — По плану заговорить я вообще должен был не раньше июня.

    «Через полтора месяца проснулся в больнице»

    Антон — обычный парень из райцентра. Окончил одиннадцать классов школы, потом Пружанский аграрно-технический колледж. Какой дорогой идти дальше, Антон к тому времени уже знал.

    — Мне всегда нравилось работать на земле. Брат предложил поступать в Гродно на агронома. Туда и пошел, — рассказывает кобринчанин.

    С дипломом и золотой медалью колледжа парень поехал в Гродненский государственный аграрный университет. Учеба нравилась. Летом даже выезжал на практику в Швецию набираться передового опыта у фермеров в городе Кальмар. Английский знал на уровне школы, но аграрий агрария поймет и без слов, поэтому Антон с легкостью впитал в себя местные принципы организации сельского хозяйства и вернулся на родину.

    Парень учился на третьем курсе, думал иногда о будущем, готовился отправиться на практику и заняться дипломом. Так бы оно все и сложилось, если бы не авария.

    Что произошло 23 октября, Антон не помнит до сих пор. По правде, и вспоминать не особо хочет.

    — Помню, что было за пять часов до аварии и уже как через полтора месяца проснулся в больнице, — рассказывает Антон. — Я в Гродно работал везде, где мог. Даже парники топил. Ночь протопишь, получишь 10 рублей на «Роллтон». В такси я работал около трех месяцев. Все было нормально. 23 октября я пошел утром в универ, днем вернулся, и мне позвонили из фирмы, попросили подменить водителя в ночную смену. Я согласился. Днем отоспался, вечером за мной приехал на машине водитель. Я сел за руль, отвез его домой и выехал на линию. Отвез одного клиента, поехал к следующему. Дальше ничего не помню.

    Что произошло после, можно узнать из многочисленных публикаций в СМИ. В прессе эпитетов для аварии не жалели: «резонансная», «серьезная». Тексты иллюстрировали фотографиями смятых автомобилей.

    «23 октября, примерно в 2.30, водитель 1997 года рождения управлял автомобилем Renault Logan и двигался по улице Гагарина, — сообщалось в милицейской сводке. — При выезде на главную дорогу — на улицу Советских Пограничников он не предоставил преимущества автомобилю BMW, управляемому водителем 1991 года рождения и двигавшемуся со стороны улицы Поповича. (…) Действительно, за рулем автомобиля BMW, двигавшегося по главной дороге, находился сотрудник ГАИ УВД Гродненского облисполкома. Он был вне службы, передвигался на личном автомобиле. В соответствии с требованиями ведомственных приказов после аварии водитель BMW прошел медицинское освидетельствование, которое подтвердило, что он трезв. Помимо него, в автомобиле были два пассажира. Все они были пристегнуты ремнями безопасности и в результате ДТП, несмотря на значительные технические повреждения автомобилей, серьезных травм не получили».

    «Ко мне даже подходили врачи по поводу трансплантации органов»

    По словам очевидцев, Антон от удара вылетел через заднее стекло Renault, пролетел несколько метров и упал на землю. Прибывшие на место медики увезли его в реанимационное отделение больницы.

    Состояние парня было тяжелое. Переломов на теле не было, но диагностировали тяжелую закрытую черепно-мозговую травму. Антон был в коме. Около 4.00 его друг позвонил брату Денису и рассказал о том, что произошло.

    Родственников врачи сразу предупредили, что ехать из Кобрина в Гродно бессмысленно: из-за коронавируса никого в больницу не пускали. Денис вспоминает, что врачи не давали ложных надежд и сразу готовили к худшему: если Антон и выйдет из комы, то, скорее всего, останется в вегетативном состоянии.

    — Мы и сами понимали, что шансов мало, — рассказывает Денис. — У него была очень тяжелая травма головы. Если по-простому, то голову как будто в миксере потрясли. Ко мне даже подходили врачи по поводу трансплантации органов. Никто не верил, что он восстановится после такого. А у нас была только вера в то, что Бог никогда не дает человеку больше испытаний, чем он может перенести.

    Когда в церкви, которую посещает семья Антона, узнали об аварии, прихожане стали круглосуточно молиться за здравие парня не только в Беларуси, но и в других странах мира. Насколько это повлияло на то, что было дальше (и повлияло ли), никто никогда не узнает, но на 43-й день комы, 4 декабря 2020 года, Антон открыл глаза.

    — Я проснулся в больнице. Смотрю в потолок и не понимаю, где я, что со мной. Первое, что сказал: «Господи, помоги». Медсестра меня услышала, забежала в палату. Она сама не могла поверить в мое пробуждение. Потом она мне рассказала, что 98% таких пациентов не выживает, а если и выживает, то остаются «овощами». А я открыл глаза и сразу заговорил, — вспоминает Антон.

    «Я агроном, я Антон, и я христианин»

    Антон объясняет, что для него полтора месяца в коме пролетели незаметно. Он будто уснул и проснулся 43 дня спустя. Никаких снов или света в конце тоннеля не было. Лишь темнота и тишина.

    — Я сразу постарался вспомнить, кто я. Вспомнил, что я агроном, что я Антон и что я христианин, — смеется парень.

    В тот же день из больницы позвонили родным.

    — Мы приехали к нему… Может, и хорошо, что нас из-за коронавируса к нему не пускали, пока он был в коме. На него было страшно смотреть. Он иссох, худой был, руки скрючены — у него по правой стороне мышцы все были сжаты, как будто их судорога свела и не отпускает, — вспоминает Денис.

    «После комы его было не заткнуть»

    После пробуждения начался длительный период реабилитации. Первое время Антон не мог самостоятельно есть, ходить. Даже для того, чтобы разогнуть правую руку, ему пришлось долго работать со специалистом, которая помогала разрабатывать мышцы.

    — Сложно было. Я не мог даже стать на правую ногу. Стопа меня не слушалась. Когда смог уже стоять, то ходить все еще было сложно. Я делал шаг и меня уводило в сторону, как пьяного. Самым базовым вещам, которые может делать даже ребенок, мне приходилось учиться заново. Морально это было очень сложно. Ведь еще совсем недавно я был крепкий физически, а теперь меня кормят с ложечки потому, что сам я есть не в состоянии. Этот момент действительно был очень тяжелым для меня, — делится Антон.

    — Разговаривал зато много, — смеется Денис. — Он у нас раньше был интровертом, мало говорил. Мог приехать из Гродно в Кобрин, даже не позвонить и убежать на рыбалку. А после комы его было не заткнуть. Только он иногда «вырубался»: говорит с тобой, говорит, а потом — раз — и застыл.

    «Меня признали виновником»

    По факту ДТП следователи возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 317 УК (Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения).

    — Меня признали виновником: выехал на перекресток со второстепенной на главную. Скорость автомобилей роли не играла. Так как пострадал только я, уголовное дело прекратили. Мне назначили штраф за ДТП и лишили прав на два месяца. Повреждения BMW покрыла страховка, а за Renault платили мы, — рассказал Антон.

    «Один день в коме равен одной неделе реабилитации»

    Сейчас Антон три раза в неделю посещает специалиста по медицинской реабилитации в Кобрине. По часу в день они разрабатывают мышцы, тренируют «вестибулярку», делают речевые упражнения.

    Постепенно Антон возвращается в форму. Заново научился ходить, ездить на велосипеде. Бегать, правда, пока не может из-за травмы ноги, но и она скоро пройдет. С памятью тоже все, к счастью, в порядке. Единственное белое пятно — момент ДТП:

    — Врачи мне сказали, что один день в коме равен одной неделе реабилитации. Для меня это почти год. Но пока я опережаю график.

    Помимо физических упражнений, Антон нагружает и голову. Из университета он ушел в академический отпуск на время восстановления. В сентябре рассчитывает вернуться к учебе. Пока самостоятельно изучает программирование и проходит обучение в христианском колледже. Антон признается, что после случившегося осознал, насколько хрупка человеческая жизнь, и пересмотрел свои приоритеты.

    — Мы очень многое в наших жизнях принимаем как должное. Семью, например. Я стал больше времени проводить с мамой, отцом, братьями. Раньше не так это ценил. А в плане фундаментальных ценностей у меня ничего не поменялось. Я как был христианином до аварии, так им и остался. Только укрепился в своей вере и записался в христианский колледж. Брат меня до аварии уговаривал, а я все времени на это не находил, — рассказал Антон.

    //TUT.BY


  • Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 13