• «За что мне мстить?» Жителя Волковыска судят за угрозу применить насилие, у потерпевших милиционеров травм нет

    «За что мне мстить?» Жителя Волковыска судят за угрозу применить насилие, у потерпевших милиционеров травм нет

    4 ноября начался процесс по делу 23-летнего жителя Волковыска Александра Потаповича. Его обвиняют в том, что поздно вечером 9 августа он пытался совершить наезд на двух сотрудников милиции, которые обеспечивали общественный порядок в связи с несанкционированной акцией после выборов. Гособвинитель подчеркнул, что Потапович действовал из чувства мести. Александр говорит, что сидел в машине на стоянке, когда увидел, что на него бегут люди, испугался, решил уехать домой и не собирался ни на кого наезжать, рассказывает TUT.BY.

    «Политической жизнью я не интересуюсь, ни в чем не участвовал. За что мне мстить?» — сказал фигурант.

    У потерпевших милиционеров травм нет, но они заявили в суде, что им пришлось отскочить от проезжающей машины и они переживали за свое здоровье.

    Александр Потапович рассказал в суде, что 9 августа его впервые в жизни задержали и доставили в милицию. Он отслужил в армии, работает на мясокомбинате и заочно учится в университете в Бресте. Неприязни к правоохранителям, говорит, никогда не испытывал — его отец был милиционером.

    Согласно обвинению, 9 августа в 23.12 Потапович препятствовал работе сотрудников милиции, которые охраняли общественный порядок в период выборов, а именно на несанкционированном массовом мероприятии. Обвиняемый, по версии следствия, за рулем автомобиля умышленно начал движение в сторону правоохранителей, с выключенным светом фар, скорость не снизил и пытался наехать на милиционеров, которым удалось отпрыгнуть. Действовал фигурант, как указано в обвинении, из чувства мести — за выполнение сотрудниками милиции их служебной деятельности.

    Потерпевшими по делу признаны начальник отдела Департамента охраны МВД в Волковыске Владимир Буйницкий и милиционер роты задержания Олег Викторко. Потаповичу предъявлено обвинение в угрозе применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел (ст. 364 УК, наказывается арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до шести лет), он не содержался под стражей.

    Александр Потапович и во время следствия, и в суде вину не признал. По его словам, 9 августа около 23 часов он вместе с другом приехал в центр города в пиццерию. На стоянке друг увидел знакомого, подошел к нему, Александр остался подождать в машине. Там он просидел минут десять, увидел, что в его сторону «началось движение».

    —  Я поднял голову, бегут на меня какие-то люди, был крик, — пояснил обвиняемый. — Я испугался, завел машину и начал выезжать направо, во двор, потому что прямо передо мной и слева были люди, повернул, чтобы их не сбить. Я видел только силуэты, но было видно, что это не худощавые люди. Я испугался, это место мне показалось опасным и просто хотел уехать.

    — Почему не включили фары, вы же видели силуэты? — спросил гособвинитель Сергей Гаврилюк.

    — Потому что был в панике. Не каждый день на меня бежит толпа и что-то кричит.

    — Вам лично эти люди что-то говорили? — продолжил прокурор.

    — Нет, они ко мне даже не успели подойти. Не было такого, чтобы они подошли к моему окошку, сказали что-то и я бросился уезжать.

    — Для испуга должна быть причина, — заметил судья Леонард Дивнель. — Вы знали, что там проходит несанкционированное массовое мероприятие?

    — Оно было до того. В момент, когда я приехал, уже ничего не было, — заявил Потапович. Он признал, что когда он поехал, люди, которые были перед машиной, разошлись. — Хотел уехать домой, но мне позвонил друг, попросил, чтобы я за ним вернулся. Я поехал обратно на парковку, друг сказал, что будет идти мне навстречу. И там меня уже задержали.

    Обвиняемый уточнил, что ни его, ни членов его семьи никогда раньше не задерживали и не доставляли в милицию. Сам он, друзья и родные в несанкционированных мероприятиях 9 августа не участвовали.

    — Как вы относитесь к сотрудникам органов внутренних дел? — уточнила адвокат Вероника Яковлева.

    — Мой отец был сотрудником МВД. Неприязненных чувств у меня к сотрудникам не было.

    — Были ли причины мстить? — спросила защитник.

    — Конечно, нет. За что мне мстить? Если бы я хотел, мог бы наехать, но зачем мне это делать? Я понимаю, что это неразумно. С потерпевшими я знаком не был. Политической жизнью не интересуюсь и никогда не интересовался.

    — Вы понимаете, что своими действиями могли спровоцировать ДТП?

    — Да, я признаю, что так как был в панике, мог спровоцировать какое-то ДТП. Но цели наехать на людей не было, зачем мне это делать?

    Судья обратил внимание, что 10 августа, когда у Потаповича брали первые пояснения в РОВД, он говорил, что видел, как со стороны площади Ленина в его сторону бежали сотрудники милиции. Сегодня в суде обвиняемый утверждает, что видел «просто людей», без уточнения, что это были милиционеры.

    — Я так сказал, потому что мне в РУВД сказали, что я хотел наехать на сотрудников. Меня брали ночью, начали давить, мол, ты хотел наехать на сотрудников. Я в такой ситуации никогда не был. Мне так сказали, что мне оставалось делать?

    — Вы указали в протоколе «с моих слов записано верно, мною прочитано», — заметил судья. — То есть вы согласились с тем, что написано, а могли дополнить, уточнить.

    Потерпевший Владимир Буйницкий рассказал, что около 20.30 ему поступил звонок от начальника РОВД, который сказал, что в районе площади Победы нужно оказать помощь, так как там собралось несанкционированное массовое мероприятие.

    — Людей было больше, чем сотрудников, — пояснил Буйницкий. — Мы прибыли на площадь для охраны общественного порядка. Потом двигались в сторону отдела охраны. Впереди шли сотрудники РОВД. В районе дома культуры мы услышали призывы, что нужно оказать помощь, визуально была видна толпа людей, сотрудники выдвинулись до улицы Победы, мы побежали на подмогу. У магазина «Копеечка» бежало человек пять-шесть в форме, некоторые со щитами и касками, некоторые в белых рубашках — прибежали после работы на избирательных участках. На стоянке увидели белый автомобиль с заведенным двигателем, который резко начал движение в нашу сторону. Водитель неудачно повернул, а может, и специально. Мне пришлось сделать несколько скачков, чтобы убежать. Была угроза моему здоровью. В ту ночь на площади звучали призывы наносить увечья сотрудникам органов внутренних дел. Было принято решение, что и этот автомобиль решил наехать на меня. Сообщили данную информацию в РОВД, чтобы привлечь водителя к ответственности. Почему я испугался? В автомобиле были выключены фары, он летел прямо ко мне. За свое здоровье я переживал, поэтому и сообщил в милицию. Если бы не отскочил, машина бы сто процентов на меня наехала.

    Потерпевший сообщил, что в ночь после выборов один в одного из сотрудников милиции бросили камень под глаз, было сломано несколько милицейских щитов, — «агрессивные действия были».

    — Травм у меня нет, но мне пришлось несколько минут постоять и нервы успокоить, — пояснил начальник отдела охраны. — Материальный и моральный ущерб я не заявлял. Ну, произошло и произошло. Другое дело, стоял вопрос, что такие люди должны быть наказаны.

    Потерпевший Олег Викторко рассказал, что 9 августа с 8 утра и до 8 вечера был на службе, после смены поступила команда помочь. Милиционер уточняет, что он был в форме, бронежилете и каске. Он прибыл на площадь «для усиления, поступила команда оттеснить толпу к магазину». Позже Викторко, как и Буйницкий, проследовал для подмоги коллегам на улицу Победы, где по мнению потерпевшего, на него и попытался наехать автомобилист.

    — Лично я думаю, реальная угроза была. Если бы я не отскочил, он мог бы наехать и на меня, — заявил милиционер, при этом моральных и материальных претензий у него к Потаповичу нет.

    Несмотря на то, что водитель вину не признает, прокурор считает, что его вина подтверждается материалами дела, в том числе показаниями шесть свидетелей — бывшие и действующие сотрудники Волковысской милиции, которые подтверждают: машина резко двинулась в сторону правоохранителей, двое сотрудников отскочили на бордюр. Адвокаты обращают внимание на противоречия в показаниях свидетелей, кроме того, один из сотрудников дал пояснения слово в слово, как и его коллега.

    Главным вопросом остается, был ли у Александра Потаповича прямой умысел на угрозу применения насилия в отношении сотрудников милиции. После допроса свидетелей в суде будет также изучено видео с момента движения автомобиля, а также результаты следственного эксперимента.

    // TUT.BY

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 17

  • Огромное граффити, посвященное работе гродненских спасателей, появилось на здании спортивного комплекса Гродненского областного управления МЧС на улице Дубко, 15.

    Заместитель главы Администрации президента Андрей Кунцевич заявил, что мессенджеры и соцсети заменили для многих «традиционные источники информации».

    Жительница Волковыска похвасталась перед ранее судимыми знакомыми сбережениями и лишилась $10 тыс. Воришек задержали в тот же день, но вернуть удалось лишь часть денег.

    Выставка "Разные = равные" в OldCity – это масштабный проект, участниками которого стали более 300 детей с особенностями психофизического развития.

    В официальном фейсбук-аккаунте «Гроднооблспорта» TUT.BY поинтересовался, как в список подписантов попали дети и есть ли согласие родителей на то, чтобы они подписывали какие-либо обращения.

    Микроавтобусы этой модели на протестах часто использует милиция. Однако такая техника есть и у обычных белорусов.

    Раньше бизнесу помогал мощный турпоток — 130 тысяч человек в год. Но в 2020 году он упал в пять-шесть раз. Hrodna.life посмотрел, как сейчас выживает частный бизнес в Гродно.

    Все новости