• «Все смертные приговоры выносятся именем Республики Беларусь – значит каждым из нас»

    «Все смертные приговоры выносятся именем Республики Беларусь – значит каждым из нас»
    Фото: Денис Тарасов

    Треть населения Беларуси не знает, что здесь практикуется смертная казнь – и это статистика. Но смертные приговоры каждый год исполняются посредством расстрела – например, в 2017 году их было пять, и власти эту цифру не скрывают. KYKY поговорил с председателем правозащитной организации «Правовая инициатива» Викторией Фёдоровой о том, помогают ли казни минимизировать преступность – или всё совсем наоборот.

    Беларусь – последняя страна в Европе и на всей постсоветской территории, где до сих пор применяют высшую меру наказания в виде расстрела. Вопрос смертной казни вызывает много споров – и всегда находятся как ее сторонники, так и противники. Во многих странах казнь уже признана незаконной, в некоторых разрешается только за чрезмерно тяжкие преступления. Активисты стараются объяснять властям, что мораторий – это объявление жизни человека наивысшей ценностью, его нужно внедрять и прививать эту «философию» годами и десятилетиями. И хотя часто аргументом становится религиозный аспект, в этой проблеме не столь важно, верит ли общество в бога. К тому же часто выступать «за» смертную казнь людей мотивирует просто жажда мести. И всегда нужно помнить, что закон не может быть высшей ценностью, потому что законы пишут люди, которым свойственно ошибаться и преследовать свои интересы. К тому же всегда вызывает вопрос, кто и как приводит в исполнение эти приговоры. Совсем недавно журналист Meduza Саша Сулим написала материал по мотивам интервью с экс-начальником СИЗО №1 Олегом Алкаевым. 

    «В день казни начальник конвоя получал специальный документ на осужденного. Там был указан пункт назначения: «Минск-Пассажирский». «Их [по документам] увозили якобы на вокзал, но больше их никто не видел», — поясняет бывший начальник СИЗО. Когда Алкаев в 1996 году вступил в должность, пункт исполнения приговора находился в лесу. Там осужденных расстреливали прямо у заранее вырытых могил. «Это был варварский метод, мы причиняли этим людям не предусмотренное законом страдание, поэтому я от него отказался и перенес всю процедуру в специальное секретное помещение. Там все можно было делать в спокойной обстановке», — говорит он». 

    Журналисты поговорили с человеком, который все еще борется за отмену высшей меры наказания.

    «Содержание «расстрельной команды» стоит немалых денег»

    KYKY: Смертную казнь можно назвать защитой для общества?

    KYKY: Сторонники смертной казни возмущены тем фактом, что преступник не только не получает возмездия виде смерти, но еще и живет за счет денег налогоплательщиков. Разве государство не обязано нести ответственность за каждого своего гражданина?

    В. Ф.: Содержание «расстрельной команды», то есть тех, кто приводит смертный приговор в исполнение, тоже наверняка стоит немалых денег. Но кто мы такие, чтобы измерять человеческую жизнь, любую, в том числе жизнь преступника, в деньгах, затраченных на его содержание?

    KYKY: А смертная казнь сдерживает преступность?

    В.Ф.: У сторонников смертной казни существует ошибочное мнение, что сам факт наличия в Уголовном кодексе такого наказания, как смертная казнь, является «профилактикой» совершения преступлений, в частности, особо тяжких. Но наличие практики смертной казни увеличивает жестокость преступления.

    Здесь логика проста: если человек уже добрался до планки казни, то после этого он может творить что угодно – хуже-то не будет.

    Именно поэтому в странах со смертной казнью за педофилию и изнасилование насильники и педофилы предпочитают убить жертву. Отмена смертной казни не приведет к росту убийств, так же, как и введение такого наказания не уменьшит количество преступлений. На уровень преступности влияют другие факторы: социальная нестабильность и неравенство, доступность алкоголя и его повсеместное употребление, жестокость и культ насилия среди населения и многое другое. Согласно исследованиям, человек, совершая преступление, рассчитывает избежать наказания, а значит, разницы, осудят ли его на пожизненное или на смертную казнь, нет. Ни один преступник, идущий на дело, не думает о том, что его поймают. Он думает только о своей выгоде и о том, как бы не попасться. Плюс большинство насильственных преступлений совершается под влиянием алкоголя или наркотиков, а тут уж никаких рациональных мыслей в голове нет и подавно.

    «Заключенного можно выпустить и оплатить моральный ущерб, а мертвеца уже не выпустишь»

    KYKY: Допустим, смертная казнь не имеет смысла вообще. Имеет смысл неотвратимость наказания?

    KYKY: У вопроса о смертной казни есть еще один интересный аспект. У нее всегда много сторонников. Почему общество настолько жестоко?

    В.Ф.: Я думаю, это человеческая природа. Желание мести и кары есть где-то на уровне древних инстинктов, ведь принцип «око за око, зуб за зуб» когда-то был популярен. Кроме того, СМИ очень часто в подробностях «смакуют» уголовные дела тех, кто, возможно, будет приговорен к смертной казни. Описания совершенных преступлений никого не оставляют равнодушными, вызывают резкую реакцию, в том числе жажду мести и желания казни преступника. Я уверена, что если проводить постоянный мониторинг общественного мнения в отношении к смертной казни, то после резонансных дел, связанных с жестокими убийствами, уровень поддержки такого наказания будет расти. Исключение, пожалуй, было только одно – так называемое «дело террористов». В обществе тогда сформировалось достаточно стойкое непринятие официальной версии произошедшего, поэтому Коновалов и Ковалев не воспринимались как справедливо осужденные. Наоборот, этот процесс активизировал общественную дискуссию о целесообразности существования смертной казни в Беларуси и о возможных судебных ошибках.

    Смертная казнь опасна вовсе не тем, что человеку в какой то момент нечего терять, а вероятностью применения ее к ошибочно осужденным людям.

    Это чудовищно несправедливо, когда невиновного человека лишают жизни за чужие преступления.

    KYKY: Что делать с судебными ошибками? Элемент ошибки следователей и судей может быть всегда. Вы можете привести статистику?

    «Около трети населения Беларуси вообще не знают о наличии смертной казни»

    KYKY: Никто не знает, что происходит с телом обвиненного после исполнения приговора, никто не знает, что с его вещами. Почему так происходит и имеют ли право родственники требовать его личные вещи? Был момент, когда стали высылать тюремную робу родственникам. Чем это объясняет государство?

    В.Ф.: По закону тело для погребения не выдается, о месте погребения не сообщается. Что касается вещей, то их судьба законом не определена. В белорусской системе исполнения наказаний в последнее время сложилась такая практика: вещи осужденного к расстрелу отсылают родным после того, как приговор исполнен.

    KYKY: Смертная казнь – это неэтичная мера наказания или все же бессмысленная?

    В.Ф.: И то, и другое. Смертная казнь является нарушением права человека на жизнь. За исключением Беларуси вся Европа отказалась от этого наказания. В целом, отказ от смертной казни – это мировая тенденция. Это в определенной степени показатель развития цивилизации и прекращения средневековых практик. Страны, которые отменяют смертную казнь либо вводят мораторий на ее применение, осознают как неэтичность, так и ее бессмысленность.

    Нет доказательств сдерживающего эффекта смертной казни, при этом есть любопытное исследование ООН, где в рейтинге стран по количеству убийств страны Западной Европы, отменившие смертную казнь, имеют лучший результат, чем США и Беларусь, где смертная казнь применяется.

    KYKY: Единственный способ построения общества с высоким уровнем морали – это объявление жизни человека наивысшей ценностью. Как государство должно его строить?

    Но ценить жизнь человека государство должно не только в аспекте отмены смертной казни, но и в уважении прав человека, да и вообще в обеспечении достойного уровня жизни. Какое этическое основание дает обществу право наказывать человека путем причинения ему смерти?

    Каждый человек не хочет умирать, и каждый поддерживающий смертную казнь думает, что он не окажется жертвой судебной ошибки. Но, попадая в руки милиции, человек тут же меняет свое отношение ко всему происходящему и готов посмотреть на все это уже с другой стороны. Донести обществу можно только то, что оно хочет услышать. Государство должно работать в этом направлении, но оно, к сожалению, не справляется. Гуманное общество начинается с уважения ценности жизни любого живого существа. Ведь даже животных государство отлавливает и умерщвляет, то есть не ценит их жизнь. Пенитенциарная система – система исправления, а не наказания. Убитый преступник никогда не сможет исправиться и вновь работать на благо общества. Многие говорят о том, что от осужденного на пожизненный срок толк обществу вряд ли будет. Стоит понимать, что это проблема системы, а не смертной казни. То, что она не исправительная – не повод не отменять смертную казнь, а повод реформировать ее до исправительной. У осужденного даже на месяц могут потом быть проблемы с трудоустройством.

    Повод улучшить имидж страны

    KYKY: Вы упомянули, что такая мера наказания не улучшает ситуацию, но еще и увеличивает количество убитых людей. Расскажите об этом подробнее.

    В.Ф.: Смертная казнь в Беларуси – это расстрел. Это фактически узаконенное убийство. Убийство – это преступление. Оно не может исправить прошлого, не может воскресить жертву. Гнев порождает больший гнев, убийство расширяет круг насилия и жестокости. Наличие смертной казни содействует формированию в обществе культа насилия. Вы наверняка не раз слышали по различным поводам: «Да за это расстреливать надо!» От этого надо уходить. Кстати, вы знаете, что все приговоры выносятся именем Республики Беларусь?

    Смертный приговор выносит не конкретный судья, все приговоры выносятся именем государства, а это значит, что смертный приговор выносит каждый из нас. Вы готовы в этом участвовать – самостоятельно вынести приговор и убить человека?

    KYKY: Какие бонусы получит Беларусь в случае отмены смертной казни?

    В.Ф.: Сейчас во все резолюции по Беларуси включается пункт об осуждении наличия смертной казни. Отмена смертной казни или хотя бы мораторий будут однозначно восприняты Европой как улучшение ситуации с правами человека. Это поможет более продуктивно сотрудничать во всех сферах и улучшит имидж нашей страны. Кроме того, после отмены смертной казни Беларусь может претендовать на членство в Совете Европы, что будет очень полезно нашим гражданам – они получат возможность обращаться в Европейский суд по правам человека, если посчитают, что Беларусь нарушает их права.

    KYKY: Через сколько лет осужденный на пожизненный срок может подавать аппеляцию?

    В. Ф.: Лицо, осужденное пожизненно, либо лицо, которому смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением может надеяться на пересмотр по отбытии двадцати лет в тюрьме. Суд, учитывая поведение осужденного, состояние его здоровья и возраст, может заменить дальнейшее отбывание пожизненного заключения лишением свободы на определенный срок. Но только не выше пяти лет.


    Читайте по теме:


    Комментирование записи закрыто!

  • Суд Железнодорожного района Гомеля принял решение признать экстремистскими информационные ресурсы спутникового телеканала «Белсат».

    Вечером 24 июля в лесничестве Мостовского района были слышны выстрелы. Позже на место приехала следственно-оперативная группа. Выяснилось, егерь застал двоих браконьеров, один из них выстрелил, чтобы...

    Поле подсолнухов на территории коммунального производственного сельскохозяйственного унитарного предприятия «Гродненская птицефабрика».

    Как рассказали покупатели, они планируют построить там автосалон, однако не назвали, какие автомобили там будут продаваться.

    В эфире онлайн радио s13.live рассказали о предстоящем культурном мероприятии, которое в ближайшие дни состоится в гродненском Фольварке Тызенгауза.

    О «сахарном деле» стало известно в начале 2020 года. Тогда исчезли директора четырёх сахарных заводов — предприятий в Городее, Слуцке, Скиделе и Жабинке.

    Все новости