• «Стараюсь мимикрировать»: бывшая жительница Калининграда рассказала местному изданию о переезде в Гродненскую область

    «Стараюсь мимикрировать»: бывшая жительница Калининграда рассказала местному изданию о переезде в Гродненскую область

    Редакция Калининград.Ru начала публиковать серию интервью с бывшими жителями самого западного российского региона, которые уехали на ПМЖ. Вторым героем проекта стала россиянка, которая переселилась в Беларусь и теперь живет под Слонимом.

    Далее материал в оригинальном виде хоть и с "Белоруссией", но с интересным взглядом на нас с вами со стороны.

    Екатерина Долговская, 31 год. Работает интернет-маркетологом. Уехала вместе с мужем в августе 2018 года. Живёт в деревне под Слонимом в Гродненской области, в 550 километрах от Калининграда.

    — Почему ты решила переехать в Белоруссию?

    — Изначально мы с мужем планировали жить в Минске, потому что мне очень понравился этот город, его зелёные зоны и общий уровень. Переехали туда, но спустя полгода поняли, что нам надоели съёмные квартиры. Когда мы в очередной раз «попали» на ремонт, пришли к выводу, что такие проблемы будут возникать при аренде всегда, поэтому решили купить дом.

    — Сколько стоит аренда жилья в Минске?

    — Мы платили 300 долларов. Коммуналка выходила примерно как в Калининграде: в зимнее время — около четырёх тысяч рублей. Когда решили купить дом, начали копить деньги.

    — Почему именно дом?

    — Мы вообще всегда хотели жить в особняке, планировали строить его в Калининграде, но здесь не задалось — и по ценам, и по коммуникациям. Тот же газ обещают подключить через неизвестно сколько лет. Можно, конечно, протянуть самостоятельно, но расходы на это фактически равняются стоимости дома.

    Ехать в Гурьевский район, где я жила до Калининграда, тоже не хотелось. Я видела, что тут творится в посёлках, в деревнях… В Белоруссии мы начали искать дом ещё зимой, на тот момент мы были готовы заплатить не больше шести тысяч долларов.

    Сначала нашли вариант в ста километрах от Минска, на Вилейском водохранилище, но там были только стены и крыша. Вода когда-то была, но хозяин не знал, можно ли её подключить или там уже всё сгнило. То же самое с отоплением. Газ нужно было «тянуть» самим, подводить электричество. Плюс дом стоял прямо у центральной дороги. И за этот вариант продавец просил шесть тысяч долларов. Просто потому, что эта постройка находится на Вилейском водохранилище — там все особняки очень дорогие.

    Этот вариант нас, естественно, не устроил, и я продолжила искать, шерстить сайты. Мне хотелось, чтобы рядом была трасса на Польшу, на Литву и, соответственно, на Калининград, потому что у меня бизнес в России и нужно периодически туда ездить, чтобы оформлять документы. Это было принципиально важно.

    Спустя два месяца мы нашли дом в Слониме. Я бы не сказала, что он был супер. Там была ванная с душем, отделанная плиткой, туалет без унитаза — его сняли перед продажей — и «убитая» кухня со старой печью. Но в принципе чтобы въехать и жить первое время без ремонта, этого было достаточно. За дом хозяин хотел около семи тысяч долларов, но в итоге уступил нам и продал за шесть.

    Конечно, в перспективе мы хотим купить жильё в столице. Своя квартира в Минске обойдётся где-то в 55-60 тысяч долларов. Я говорю в долларах, потому что в Белоруссии крупные покупки оценивают в этой валюте. Официальная валюта там — белорусский рубль, но взаиморасчёты происходят в долларах.

    — То есть люди называют цену в долларах?

    — Да. За дом мы тоже рассчитывались в долларах. На сайтах объявлений даже есть конвертация, потому что рубль — нестабильный, и все хранят деньги в валюте. Есть даже такой анекдот. Если всё плохо и белорусы ноют — это значит, что пока терпимо. Но если белорус пошёл менять доллары, то всё, кранты.

    Что касается продажи ИЖД, могу сказать, что люди продают либо откровенное старьё и хотят за него много денег, либо хороший особняк, но он будет стоить очень дорого. Мы ездили смотреть дома в нескольких местностях. Но, например, в Молодечно ужасные дороги, и мы не нашли там ни одного нормального супермаркета. А поскольку мы с мужем уже люди городские, нам важно, чтобы можно было зайти в один магазин и закупить там всё необходимое.

    И ещё: в Минске мы хоть и жили в районе, который считается плохим, но встречали там только безобидных алкашей. А в Молодечно я увидела людей типа «балтоновских» гопников. Хотя в целом Беларусь с моей точки зрения — очень безопасная страна. Я сейчас как раз вынуждена некоторое время жить в бывшем Балтрайоне Калининграда и, когда выхожу на улицу даже днём, очень напрягаюсь. А там я привыкла ходить вальяжно…

    — С твоей точки зрения, насколько сложно переселенцу купить в Белоруссии своё жильё?

    — Всё зависит от того, на каких правах ты туда едешь. Я, например, работаю через интернет и имею доход, достаточный для того, чтобы жить в любой точке мира. Но даже мне было бы сложно купить квартиру в Минске — потребовалась бы ипотека. В деревне можно купить дом за 6-10 тысяч долларов — это очень дёшево по сравнению с Калининградом, потому что ты получаешь этот дом со всеми коммуникациями, а там уже лепи из него что хочешь.

    — Всё-таки почему вы с мужем решили переехать именно в Белоруссию? Почему не Литва и не Польша?

    — К моменту переезда я уже побывала в Белоруссии несколько раз. Жила три месяца в Гродно, где летом всегда ходила только в шортах и майке. Осенью там не впадаешь в депрессию, как в Калининграде, когда хочется укутаться в плед и никуда не выходить. Климат в этой стране мне очень понравился. После Гродно мы с мужем съездили в мини-отпуск в Минск, сняли на несколько дней квартиру и погуляли по городу.

    Второй момент, который повлиял на наш выбор, — это то, что там в основном славянские лица. Нам это больше импонирует. Плюс менталитет остался тот же. В Калининграде менталитет за последние лет десять поменялся, и очень редко встречаешь адекватных людей, которые не крутят ничего у себя в голове и не думают, как бы тебе насолить или как бы поиметь с тебя денег. К сожалению.

    В Беларуси говорят в основном по-русски, и это тоже было одним из факторов, потому что супруг сказал: «Я хочу говорить по-русски, хочу выражать свои мысли по-русски».

    Но самый главный фактор — это люди, как ни крути. Они проще, душевнее. Есть, конечно, и в Минске свои «засранцы», и даже в Слониме, но их мало. В первую ночь в новом доме мы чуть не замёрзли, потому что не смогли запустить котёл. Спаслись дуйкой, которую привезли с собой. Но утром, когда мы обратились за помощью к местным жителям, к нам пришло полдеревни, и хлопцы запустили котёл. Хотя, казалось бы, мы только переехали — новые люди.

    В соседнем от нас доме живут дядя Миша и тётя Вера. Как-то я проснулась, слышу, что-то жужжит: оказалось, это дядя Миша траву на нашем участке обкашивает. Вот такой уровень отношений. Я таких вещей вообще не ожидаю от людей, а тут они помогают просто так, потому что им хочется. И вот эти взаимоуважение, взаимовыручка для меня оказались дороже денег. В Калининграде я привыкла, что никто никому никогда в жизни не поможет, за редким исключением… Может быть, мне так попадалось, не знаю.

    Вообще белорусы тихие, их не слышно. Это меня там слышно, потому что я из Калининграда. Но я сразу же стараюсь мимикрировать. Там нет, например, «яжматерей» и вот этой всей фигни, о которой часто пишут в сети.

    — Если взять среднемесячный доход, на что в основном уходят деньги?

    — Если брать жизнь на 50 тысяч российских рублей здесь и там с учётом аренды жилья, там у нас уходит на продукты, аптеки, собак-котов примерно столько же денег, но на них мы позволяем себе больше. Например, я могу купить более дорогое вино. Хотя есть и неплохое белорусское вино за пять- семь рублей, просто оно столовое. Бутылка хорошего вина стоит там 12-16 рублей.

    В среднем поход в магазин обходится нам в 75 белорусских рублей, на наши деньги — 2300. Там мы покупаем на эти деньги два пакета еды плюс корм и наполнитель для кота. Могу сказать, что в Минске продукты чуть дешевле, чем в Калининграде, в Слониме — ещё дешевле.

    Что касается одежды, то мы, например, купили мужу пальто за 200 белорусских рублей, на наши деньги это около 6500. Но это известная белорусская марка, сделано по лекалу и выглядит шикарно. Своей и привозной одежды там примерно 50 на 50.

    — Продуктов там больше своих или привозят тоже много?

    — В магазинах — свои, литовские и польские товары. Очень удивил выбор пива: там мы нашли нормальное чешское, немецкое пиво, причём по вполне адекватным ценам.

    В Слониме есть мясокомбинат, хлебозавод, в районе работает сыроварня. Из привозных продуктов — сладости, консервация российского производства. Привозят сыры, но литовский «Джугас», например, дешевле, чем в Калининграде, поэтому я его там часто покупаю. Рыба, морепродукты — тоже привозные, хотя цены на них ниже, чем у нас.

    Что примечательно, в магазинах всегда чистота, порядок. По сравнению с калининградскими — небо и земля. Там никогда не будет полусгнивших фруктов, овощей или ещё чего-то. Экзотические продукты продают по нормальным ценам. Я периодически покупаю манго, кокосы, маракуйю, хотя и отношусь к тем людям, кто всегда экономит на продуктах.

    Самое интересное — там очень много российской продукции, которая никогда не доезжала до Калининграда: какие-то сладости, например. Я с удовольствием это пробую. То же касается и одежды. Я купила себе в Гродно юбку неплохого качества, которая произведена во Владимире.

    — Что в Белоруссии дороже, чем у нас?

    — Шиномонтаж, например, дороже. У меня он вышел 50 белорусских рублей при средней зарплате в Слониме в 600 рублей. Всё-таки это дороговато.

    — Как тебе общественный транспорт в Белоруссии?

    — В Минске — хорошие, новые автобусы, с Калининградом не сравнить. Это примерно уровень Гданьска. Там нет кондукторов. Здесь, когда я приезжала в апреле, я даже немножко удивилась, что в транспорте находятся кондукторы, потому что уже отвыкла. Билет мы покупаем либо в ларьке на улице, либо у водителя, либо берём проездной. Проезд стоит 65 белорусских копеек, на маршрутке — рубль.

    — А из своей деревни в Слоним вы передвигаетесь на общественном транспорте или на автомобиле?

    — Там почти все ездят на машине. Транспорт, честно говоря, ходит по странному расписанию. Но сейчас я поехала в Калининград на автомобиле, и муж катается из нашей деревни в город на общественном транспорте, а домой доезжает на такси. Но это не стоит баснословных денег. За 20 километров он платит 25-30 белорусских рублей.

    — Бензин дорогой?

    — В Беларуси А-95 стоит примерно 1,7 белорусских рубля. В Калининграде я заправилась на 30 литров и заплатила 1400 рублей, то есть примерно так же. Но уровень заправок там совсем другой. Туда приятно зайти: чисто, комфортно, тебе улыбаются, есть просторные туалеты со всем необходимым, а не «зачухонки» два на два, как у нас.

    — Вообще в целом в Белоруссии жить легче, чем в Калининграде?

    — Мне стало легче жить, потому что я стала больше зарабатывать. Но я и откладываю сейчас больше денег при том, что не отказываю себе, например, в массаже. Мы с мужем можем на выходных посидеть в кафе, погулять, иногда путешествуем. Плюс к этому я часто мотаюсь в Калининград, оплачиваю белорусскую, литовскую и российскую страховки на машину.

    В Белоруссии, насколько я знаю, не очень высокие зарплаты. Большинство людей работает вахтовым методом или куда-то катается. Например, наш сосед — строитель, он ездит на объекты в Солигорск, Минск, зарабатывает так же, как я, и вполне нормально живёт. А жена у него в колхозе зарабатывает 400 рублей.

    Я общалась с другой соседкой, молодой женщиной. У неё двое детей, муж ездит на заработки в Норвегию. Но ни они, ни другие люди, с которыми мы общались, не хотят уезжать из Беларуси. 

    У нас в посёлке, например, 500 жителей. Там есть школа, детский сад, почта, администрация, небольшой медпункт с лабораторией, аптека, две церкви — католическая и православная, продуктовый и хозяйственный магазины. Есть культурные мероприятия. Вокруг этого посёлка — два колхоза и несколько предприятий. До озера — три минуты на машине, лес — примерно через 15 домов.

    Заброшенных зданий достаточно много, не скрою. Но многие всё равно хотят растить своих детей в Белоруссии. Хотя и зарплаты маленькие, и на Лукашенко люди жалуются...

    — Что тебя удивило после переезда в Белоруссию?

    — Честно говоря, не ожидала такого количества новых автомобилей. Я думала, из-за того, что уровень доходов там ниже, все ездят на подержанных машинах, как у нас лет 15 назад. Я знаю, что там низкие кредиты на автомобили определённых марок. Например, видела, что на «Ладу» дают под четыре процента.

    Ещё там своеобразные девушки, женщины — многие рассказывают, что к ним на кривой кобыле не подъедешь. И даже если ты на хорошей машине, не факт, что она пойдёт с тобой. Ей нужен комплекс факторов, чтобы она позволила тебе напоить себя кофе. Девушки там очень высоко себя ставят.

    — Есть что-то, что тебе там не понравилось?

    — Несмотря на всю открытость и добропорядочность белорусов, нужно быть аккуратным в плане разговоров о деньгах. Я стараюсь не рассказывать про свои доходы, потому что всё равно есть опасения, что меня будут воспринимать сквозь призму денег. Я придерживаюсь финской концепции: все должны быть примерно на одном уровне и не нужно сильно выделяться. Плюс всё равно это постсоветское пространство, и когда-нибудь до кого-нибудь дойдёт слушок — мало ли что…

    Ну и не понравилась бюрократия. Даже чтобы поменять котёл, нам пришлось собрать кучу бумажек и было в принципе сложно понять, куда за ними тыкаться.

    — Вы там живёте больше года. Нет желания вернуться обратно?

    — Ну, конечно, есть, потому что вся жизнь, по сути, осталась тут: знакомые, друзья, моя семья. Всё равно хочется чаще общаться. Нет такого, что ты звонишь кому-то: «Поехали кофе попьём?». Вот этой движухи не хватает, к сожалению.

    Вообще сложно заводить друзей после 30 лет. О чём общаться, если у всех дети, а ты мыслишь по-другому?.. Но могу сказать, что Белоруссия для нас с супругом — не конечный пункт. Мы всегда открыты для нового.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 10

  • «Белнефтехим» уже добился в каком-то смысле стабильности — как минимум раз в неделю водители ждут новых цен на АЗС. Этот уик-энд не стал исключением. Завтра, 19 января, вступают в силу новые цены на...

    Неожиданное продолжение получила петиция с просьбой компенсировать растаможку при покупке физлицами электромобилей. 

    Иногда продвижению туристических достопримечательностей и объектов гостеприимства мешают… даже сотрудники заведений! То есть люди, казалось бы, непосредственно заинтересованные в успехе.

    Объект физкультурно-оздоровительного назначения в скором времени может появиться в Ольшанке. Кроме того, в Гродно скоро появится и крытый теннисный корт, сообщает «Вечерний Гродно».

    Пятничный туман не прошел без последствий. Вблизи Волковыска водитель автобуса стал разворачиваться и не заметил попутный Opel Astra. Произошло серьезное столкновение.

    16 января ночью пьяный водитель столкнулся со стоящей фурой на автодороге М-6 вблизи города Скидель. Его седан на ходу превратился в кабриолет.

    Беларусь и ЕС подписали соглашение об упрощении визового режима. Однако это не последний шаг, пока визы для белорусов не подешевели. О том, чего ждать дальше, в эфире программы «Контуры» рассказал Андрей...

    Все новости