• «Избивая нас, они верили, что делают благое дело». История гродненца, который уехал в Чехию с переломанным позвоночником

    «Избивая нас, они верили, что делают благое дело». История гродненца, который уехал в Чехию с переломанным позвоночником

    Radio Prague рассказывает истории пострадавших во время протестов белорусов, которых Чехия приняла на лечение. На этот раз главный герой публикации гродненец Павел Ситенков. Он рассказывает свою историю, уже будучи в Европе.

    По информации Radio Prague, около 50-ти граждан Беларуси, пострадавших от рук силовиков, смогли попасть на лечение в Чехию по программе MEDEVAC.

    «Избили и забрали во время пробежки по улицам родного города»

    Вечером 11 августа бывший тренер сборной по плаванию Павел вышел на пробежку в родном Гродно. Молодого человека силовики схватили и сильно избили, хотя он был просто прохожим. За два дня до этого он впервые в жизни пошел на выборы, отдав свой голос Светлане Тихановской. Сейчас Павел восстанавливается от полученных серьезных травм с помощью чешских врачей. 26-летний спортсмен уверен – Беларуси необходимы перемены, и надеется, что они произойдут уже в начале следующего года. Вернуться на родину он пока не может – там его ждут репрессии.

    – Случай, похожий на ваш, произошел в апреле в столице России: полицейские в день, когда в городе была намечена протестная акция, набросились на москвича Константина Коновалова, который просто совершал пробежку, и во время задержания сломали ему ногу. Следственный комитет счел действия полиции «правомерными». У вас – та же ситуация?

    – Я об этом случае не слышал, но суть совпадает. Я действительно был в тот день на пробежке, и меня забрали «в общей массе». Я родом из Гродно, жил там до 19 лет, а последние восемь жил и учился в Минске. Летом я вернулся в родной город, на родные улицы, и случилось то, что случилось.

    – Вы участвовали до этого в каких-либо акциях протеста?

    – Нет, не участвовал. У меня было собственное мнение, свои взгляды, но в протестах участвовать мне не доводилось, возможно, в силу молодого возраста. У меня за плечами были одни выборы, на которые я вообще не ходил, потому-то чего-то не понимал. Только к этому лету, посмотрев на все объективно, понял, что это ненормально, но все же в акциях не участвовал.

    «Украли мой голос, свободу выбора»

    – Но на последние выборы вы ходили?

    – Это были мои первые в жизни выборы. Я проголосовал за Светлану Тихановскую. Что меня возмутило, так то, что когда я принял участие в выборах, мой голос, что называется, украли, украли мою свободу выбора. Это меня возмутило. Я человек, который привык настаивать на своем, на том, что все должно быть по справедливости, объективно, а этого не произошло.

    – Вы родились уже при президенте Александре Лукашенко? Я слышала, что в Беларуси вы называете себя «поколение L».

    – Я родился в 1994 году, когда Лукашенко только-только приходил к власти.

    – Почему вы проголосовали за Тихановскую? Решили, что все-таки должна быть сменяемость власти?

    – Сменяемость власти, безусловно, должна быть для развития государства и общества. Не голосовал за него я по многим причинам – потому что объективно нужны перемены. В силу специфики своей работы я понимал, что, например, спортивная сфера при нем далеко не процветает. Главное, что меня заставило поменять взгляды, – то, что я увидел в ходе предвыборной компании, если ее вообще можно такой назвать, открытие липовых дел. Это стало тем катализатором, который заставил меня решить действовать.

    – Что с вами происходило после задержания?

    – Меня отвели в сторону, после чего началось насилие – по-другому это не назовешь. Меня кинули головой в асфальт, я приземлился вертикально. Избили и потом избивали всю дорогу до РУВД. Потом еще били надзиратели, когда вели по коридору изолятора временного содержания.

    Тринадцать человек в трехместной камере

    – Они как-то объясняли, почему вас бьют?

    – При задержании они свято верили, что делают благое и правое дело, что они нас защищают. Они нас упрекали, задавали вопросы: «Кто вам платит?» «Зачем вы вышли на улицы?» и тому подобное. Один сказал – я точно процитирую: «Запомните, мужики – если бы не мы, вы бы в крови своей сейчас утопали!» Может быть, он так хотел оправдать свои действия, но по тону было видно, что он верит, будто его поступки защищают страну и нас – тех, кого он только что избивал.

    – Что вы видели вокруг? Избивали всех без исключения? И что происходило с задержанными женщинами?

    – Первое, что я видел в тот день, – как схватили таксиста и его пассажира и жестоким образом били втроем, по лицу, твердой стороной дубинки. Били пассажира, вероятно, за то, что он ехал с таксистом, который, видимо, посигналил в знак поддержки протеста. Я видел, как били стекла автомобилей, вытаскивали оттуда людей, клали на землю, ходили, прыгали по ним. Как били женщин, я не видел, но знал, что в других камерах содержатся женщины. Они кричали…

    – Сколько человек было в камере? В каких условиях вы там находились?

    – В трехместной камере было 13 человек. Лежали по очереди. В силу моих травм мои собратья по несчастью предоставили мне место, которое мне не пришлось уступать до утра, – я лежал на полу под нижней шконкой. Или это называется "нары"?.. Меня не трогали, понимая мое состояние, а другие сокамерники менялись друг с другом.

    – Какой тяжести травмы вы получили?

    – У меня компрессионный перелом пяти позвонков: трех в шейном и двух в грудном отделе, протрузия межпозвоночного диска. Что было еще написано в анамнезе?.. Рассечение теменной доли головы, ссадины…

    – Как вы чувствуете себя сейчас, и можно ли после этих травм полностью восстановиться?

    – Чувствую себя прекрасно – благодаря программе помощи. И в Беларуси я попал к очень хорошим врачам, как что через вашу радиостанцию я хочу им передать слова благодарности. В общем, спасибо белорусским и чешским врачам! Полностью восстановиться будет возможно, но это потребует очень длительного времени. Благодаря своему спортивному прошлому, большим двигательным навыкам, я хорошо чувствую свое тело и понимаю, что в силу травм долго не смогу двигаться, как раньше. Как мне объяснили, восстановление займет минимум год.

    – Вы работали тренером – вы сможете продолжать эту деятельность, или вам теперь придется менять профессию?

    – На родине я работал старшим тренером в организации, подчиненной Министерству спорта и туризма, и там я точно остаться не смогу – в силу произошедшего, моих политических взглядов, гражданской позиции, из-за того, что я состою в неугодных властям организациях. Однако я понял, что это – мое призвание, и я хотел бы заниматься этим в жизни, передавать свои знания и опыт – этот огонь во мне горит, я этим живу.

    – Где вы лечились в Чехии и бывали здесь раньше?

    – Я лечился в больнице в Праге, меня все устраивало, все было прекрасно. В Чехии я в первый раз. Когда смог передвигаться, выходить из больницы, то посмотрел часть Праги, и город мне очень понравился.

    «Я люблю россиян и Россию. Мне все равно, кто в Кремле»

    – Как сейчас в Беларуси относятся к Кремлю и России в целом? От нее чего-то ждут, или это просто что-то далекое?

    – Отвечу за себя: Россия как государство и россияне как люди меня устраивают, я их уважаю, люблю и ценю. Кремль – сложный вопрос, но я не пытаюсь лезть в политику, тем более других государств. Я лично отношусь нейтрально, мне все равно, кто они. Я просто люблю россиян, Россию. Это те же люди, что и у нас – вот все, что я могу сказать.

    – Когда в Минск приезжал министр обороны РФ Шойгу, это вызывало в народе какие-то опасения?

    – Об этом шли разговоры, но у меня это опасений не вызывало – только чувство, что это какой-то цирк, создание некоей видимости.

    – Каковы ваши планы на ближайшее будущее? Останетесь в Чехии, вернетесь на родину или поедете в третью страну?

    – Планы – жить и быть счастливым. В Беларусь я по объективным причинам вернуться не могу. Сейчас мне нужно, прежде всего, выздороветь. Здесь я буду находиться минимум до 24 декабря. Я должен пройти компьютерную томографию, после чего врачи сообщат мне о моем состоянии.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 60

  • Речь идет о незамерзающей стеклоомывающей жидкости «GleidPro» и «NORTH DRIVE». В каждой содержание метанола в составе превышает максимально допустимую норму.

    19 ноября в Волковыске начался суд над Олегом и Анастасией Фомиными. В августе между ними и соседом-милиционером произошла драка. Теперь супругов обвиняют по уголовной статье.

    Сегодня вблизи Лиды на обочине автодороги было обнаружено тело мужчины. Следственно-оперативной группой было установлено, что 63-летнего мужчину на краю проезжей части смертельно травмировал попутный...

    На 23 ноября Минздравом зарегистрировано 125 482 случаев COVID-19. Суточный прирост — 1483 человека. Умерли 1104 (+8) пациента

    Прокуратура Гродненской области направила в суд уголовное дело о "приготовлении к массовым беспорядкам" и "публичном оскорблении президента Республики Беларусь", сообщили в генеральной прокуратуре Беларуси....

    С 25 ноября будет изменен маршрут городских автомобильных перевозок пассажиров в регулярном сообщении №13 «Автовокзал – Кладбище «Аульс».

    В Гродно вновь начали контролировать скорость движения автомобилей с помощью ручных приборов.

    Все новости