• Футболист гродненского «Немана»: «Никогда не думал, что мясо можно перекрутить в фарш и потом слепить из него котлеты»

    Футболист гродненского «Немана»: «Никогда не думал, что мясо можно перекрутить в фарш и потом слепить из него котлеты»

    Ивуарийский полузащитник "Немана" Жан Морель По поделился впечатлениями о Беларуси и белорусских городах.

    — Расскажи о том, как и когда ты стал заниматься футболом?
    — Заниматься я начал, кода мне было 17 лет. 

    — Обычно в футбол приходят в 6-7 летнем возрасте. Почему ты так поздно начал заниматься и как это произошло?
    — До 17 лет я не играл в футбол профессионально, только гонял мяч с друзьями. Можно сказать, что я самоучка. У меня в детстве не было тренера, мы с друзьями просто покупали майки и играли где попало: на дорогах, на полях.  Местная команда «Уильямсвиль»  объявила, что набирает игроков. Один из моих друзей рассказал мне об этом, ну а я решил попробовать. Пришло очень много людей. Наверное, больше ста человек. На первом этапе отобрали 40 человек, потом отсеивали по десять человек в течение нескольких дней.  По итогу остались пятеро, в числе которых был и я. 

    — В одном из интервью ты говорил о том, что если ты знаменитый футболист, как, к примеру, Дрогба, то в опасных районах города тебя не тронут. Обычно ведь наоборот – чем человек богаче, тем сильнее желание преступника его ограбить. С чем это связано?
    — У нас в стране очень любят футбол и уважают игроков национальной сборной. Именно из-за того, что народ любит и уважает футболистов, их не тронули бы.

    — В твоем родном городе нападения на людей – в порядке вещей?
    — Я из Абиджана. Конечно, это столица, но есть в ней и очень опасные районы, в которые в тёмное время суток лучше не заходить. Ты никогда не знаешь, кого можешь встретить, не знаешь, что у человека в кармане. В таких местах встретить парней с пистолетами или ножами – вполне частое явление.

    — Ты мечтал уехать играть за границу, как и твой кумир?
    — Да, мне этого хотелось. Но не из-за денег. Мне просто хотелось играть на более высоком уровне, достигать новых высот, развиваться и становиться более сильным футболистом. 

    — Если деньги не были для тебя большим стимулом, говорит ли это о том, что финансовые условия в чемпионате Кот-д’Ивуара были на должном уровне? 
    — Я бы не сказал, что в сильнейшей лиге Кот-д’Ивуара футболисты получают очень много. Зарплата около семисот долларов считается там вполне приличной. Когда я начинал, мне было лишь 17 лет, поэтому мой контракт отличался от остальных. Мне не платили зарплату в самом начале, и я мог рассчитывать только на небольшие премиальные. Можно сказать, что я играл за еду, как бы это смешно ни звучало. Сразу скажу, что я согласился на это не из-за безысходности. Я понимал, что контракт необходимо заслужить. Родители вполне могли меня содержать, поэтому я мог играть и без зарплаты какое-то время. Когда ты молодой футболист, то ты должен доказать свою необходимость команде. Вот уже через год я подписал свой первый контракт, по которому мне платили зарплату. Не очень большую, конечно, около двухсот долларов, но на карманные расходы мне хватало.

    — К слову о родителях. Расскажи немного о своей семье.
    — Мой папа работает врачом, поэтому зарплаты хватало, чтобы содержать нашу семью. Мама уже не работает, потому что после гражданской войны в стране она потеряла работу. Еще у меня есть сестра и два брата, они сейчас продолжают жить дома. Сейчас у нас в семье пополнение – у меня родилась дочь. 

    — Чемпионом страны ты стал через два года как пришёл в футбол, в 19 лет. Это невероятно быстро по футбольным меркам. Твои ощущения?
    — Это эмоции, которые словами не передать. Тот сезон я хорошо помню. Я был очень молод, а играть приходилось против очень опытных футболистов, поэтому было тяжело. От этого чувство победы было вдвойне приятным. 

    — Что ты сделал сразу после того, как получил медали?
    — Я сразу же поехал к семье, посидел с ними и пошёл спать, ведь футболист всегда должен быть отдохнувшим. 

    — Когда ты выступал за «Асек Мимозас», тебя вызвали в сборную страны.  
    — Это была не главная сборная, поэтому я не радовался так сильно. У нас есть две команды: основная и сборная чемпионата. Меня вызвали во вторую. Конечно, я был рад, но не так, как если бы получил вызов в национальную сборную Кот-д’Ивуара.

    — Стадион у «Мимозас» очень большой по меркам Беларуси – вмещает более пятидесяти тысяч зрителей. Много людей ходило на матчи чемпиона страны, когда ты там играл?
    — Совсем нет. В лучшем случае стадион заполнялся процентов на 20, но и то не всегда. Если честно, то мне в этом плане даже больше нравится играть в Беларуси. Несмотря на то, что на футбол приходит пару тысяч, это не мешает болельщикам создать классную атмосферу из-за того, что стадионы небольшие.

    — Ты стал чемпионом страны два раза подряд. Зарплата, уверен, тоже стала больше. Ни успехи на клубном уровне, ни вызов во вторую сборную, ни улучшения финансового плана, не стали для тебя преградой для осуществления мечты отправиться за границу?
    — Нет. Мне хотелось нового вызова, хотелось перемен. Деньги здесь уже отошли на второй план.

    — Когда с тобой связался агент и сказал, что ты можешь продолжить карьеру в Беларуси, ты хоть что-то знал о нашей стране? 
    — Я сразу же взял телефон и начал искать хоть что-нибудь о вашем футболе. Прочитал о БАТЭ. На самом деле ранее я уже слышал о борисовском клубе, но не знал, откуда он. Я долго не раздумывал о решении и быстро принял новый для себя вызов, о чём нисколько не жалею.

    — По приезду ты явно столкнулся с трудностями: холодная погода, языковой барьер и так далее. Как проходил период адаптации, и кто тебе помог пройти его как можно легче?
    — Первая зима была для меня очень сложной. Повезло, что у меня хороший иммунитет, и я не болел. В холод я стараюсь никуда не выходить, предпочитаю сидеть дома – тренироваться и спать. Помню, когда я был футболистом «Торпедо-БелАЗ», мы играли с минским «Торпедо», и температура была минус 13 градусов, я не представлял, как можно играть при таком морозе.

    Что же касается языка, то в жодинском клубе многие знали английский. В этом плане мне было не сложно. Сам я прикладывал все усилия, чтобы как можно скорее и лучше выучить русский язык. К тому же в команде был мой земляк Аффи, он и был первое время моим главным спасителем, помощником и переводчиком. Например, когда тренер давал установку на игру, Аффи переводил и объяснял мне, что я должен делать на поле.  

    — А ты связывался с Аффи до перехода, он тебе что-то рассказывал о Беларуси?
    — Он сказал, что здесь холодно. Поэтому я морально к этому был уже готов. Рассказал немного о Жодино. Город, к слову, мне понравился. Он маленький и спокойный, куда спокойнее Абиджана. Мне очень нравится, что и в Гродно, и в Жодино, и в Минске можно спокойно выйти вечером в любую часть города и не бояться, что тебя ограбят или изобьют. Почему так говорю? Потому что однажды я сам попал такую ситуацию у себя на родине. Возвращался домой вечером, ко мне подошли двое в капюшонах, приставили нож к ребрам и потребовали отдать им все деньги и телефон. Не знаю как, но мне удалось их уговорить не забирать мой телефон. После такого несложно понять, почему я люблю спокойствие… Мне не по душе бары, ночные клубы, я домашний человек. Как по мне, то лучше провести время с близкими людьми, ну или потренироваться.

    — Пока тебе остаётся только усердно тренироваться, ведь ты сейчас в Гродно один.
    — К сожалению, жена никак не может приехать ко мне. Мне бы очень хотелось, но из-за вируса она не может вылететь из страны. Все аэропорты закрыты, хотя из-за жаркой погоды там ситуация не так ужасна. 

    — Ты играл достаточно много, так почему же после двух лет в «Торпедо-БелАЗ» ты покинул команду?
    — Пришел новый тренер, я не входил в его планы. Это рабочие моменты, и это нормально, поэтому зла я ни на кого не держу. В Жодино мне всё нравилось, условия были даже лучше чем у меня дома – хорошие поля, тренажерный зал… Поэтому воспоминания о Жодино у меня самые хорошие. 

    — Тебя узнавали в городе?
    — Да, такое частенько случалось. В основном это были дети, которые подходили и просили фото и автограф. В Гродно сейчас тоже подходят иногда. 

    — В твоих интервью ты рассказывал о том, что в Жодино люди удивлялись твоему цвету кожи. Тебя это не обижало?
    — Нет, ведь я прекрасно понимал, что для людей из такого небольшого города встретить африканца – очень неожиданно.  Как-то я был в супермаркете, ко мне подошла бабушка и попросила потрогать меня. По ней было видно, что она не видела темнокожих людей, это было просто удивление пожилого человека, ничего более.

    Я заметил, что белорусы дружелюбно относятся к приезжим. Да, бывало, что выпивший человек мог в спину крикнуть что-то не совсем приятное, но я не обращал на это внимание, ведь в целом я себя ощущал очень даже комфортно. Во всех командах, где я играл, тоже все относились по-доброму. Кто-то в шутку может сказать что-то вроде «Эй, черный», но я считаю, что такие шутки в команде вполне нормальны. 
    Отношение людей меня не удивляло, оно было очень хорошим. Меня больше удивляла кухня. Я никогда не думал, что мясо можно перекрутить в фарш и потом слепить из него котлеты. У нас в стране мясо просто жарят. 

    — Интересно. А что больше всего тебе пришлось по вкусу из нашей кухни?
    — Очень понравились мне котлеты, не ожидал, что это будет настолько вкусно. Еще я люблю сырники, они мне так сильно понравились, что я научился их готовить. Я даже смотрел видеоуроки на Youtube, и теперь при желании легко могу их приготовить себе сам.

    Скажу, что в кухнях наших стран есть схожести – любовь к супам, но сами супы сильно различаются. У нас это что-то густое, с большим количеством жира. Мой любимый суп называется Соус Грэн (Sauce Graine).

    — Что скажешь о футболе в Беларуси по сравнению с Кот-д’Ивуаром? Его уровень, различия?
    — Уровень примерно одинаковый, но есть одно большое отличие в тренировочном процессе. В Беларуси очень много времени уделяется тактике: действиям на поле, разбору соперника и так далее. В Кот-д’Ивуаре такого нет, там упор делается на физику.

    — После «Торпедо» ты ненадолго оказался в «Смолевичах», а летом этого года возник вариант с «Неманом».
    — Да, и я невероятно счастлив такому повороту. Агент сказал мне, что это отличный шанс для меня. «Неман» играет в хороший футбол и скорее всего будет бороться за медали. Как видите, наши предположения были верны. 

    — Как тебя встретили в Гродно?
    — Приняли замечательно. Я никогда не видел такого сплоченного коллектива и такой атмосферы в команде. Команда в Гродно – это что-то невероятное. Да, случаются периоды, когда мы показываем не лучшую игру, но на атмосфере в коллективе это не сказывается в негативную сторону. После неудачных матчей единение и сплоченность переходит на новый уровень и мы хотим побеждать вновь и вновь. Осталось сделать всего пять шагов…

    — В чемпионате ты ещё не забивал, а вот в двух кубковых матчах сумел отличиться трижды. 
    — Я очень счастлив, что наконец-то смог порадовать голами гродненских болельщиков. Это должно придать мне дополнительной уверенности. Очень надеюсь на то, что смогу забить и в матчах чемпионата. Хотя, для меня гораздо важнее результат команды, чем личные показатели. 

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 4

  • Усадьба Святск-Гурских в этом году наконец распахнула свои двери перед туристами. Но чтобы это чудо произошло, Виктор продал почти весь свой бизнес, собственный дом, а еще взял кредит.

    KYKY.ORG рассказывает, что нужно знать, если вам вдруг придется просить политического убежища и получать статус беженца.

    "Шчучыншчына, Шчучыншчына!", – поет Елена ЖелудОk. Ее видеоклип на этой неделе взорвал Интернет, разошелся на мемы, а песня заела в голове у миллионов белорусов.

    Опубликована новая статистика Минздрава. По данным ведомства, в Беларуси на 31 октября зарегистрированы 98 482 (+983) человека с положительным тестом на COVID-19.

    В гродненские заведения, которые по разным причинам не работали 26 октября, пришли с проверками из санитарно-эпидемиологической службы и отдела торговли.

    Проблемы возникли и у студентов, которые вчера пытались въехать в Беларусь через ближайший к Гродно пункт пропуска «Брузги».

    TUT.BY получил проект КоАП, в котором предлагают ужесточить наказание за участие в несанкционированных мероприятиях, неподчинении законным требованиям должностного лица при исполнении.

    Все новости