• Репортаж с гродненской станции скорой медицинской помощи

    Медицинская маска, одноразовые перчатки, температура в норме – и мы на передовой борьбы со злополучным «ковидом». Бригады скорой помощи – это те люди, которые одними из первых контактируют с коронавирусными больными. О жизненных зачётах, сложностях экипировки, позитивном настрое, селфи в комбинезонах и... планах на лето журнал «Гродно» побеседовал с сотрудниками Гродненской областной станции скорой медицинской помощи.

    О нагрузке

    – Вызовов пока больше не стало – по-прежнему 320-350 в сутки и по 400 в выходные дни, но нагрузка на наших медиков сильно увеличилась в связи с более детальным расспросом со стороны фельдшеров по приёму вызовов, – рассказывает главный врач областной станции скорой медицинской помощи Александр Байгин. – Также у скорой появились специфические обязанности – доставка пациентов с коронавирусом или контактов первого уровня в медицинское учреждение. А это значит – надевание защитной «амуниции» и последующая дезинфекция костюмов и машины скорой помощи.

    Процесс надевания защитного костюма в принципе не сложен – нужно только знать определённые правила. Тем более, что всё это медики давно уже знают и умеют: ежегодно с января по март проводится учёба по особо опасным инфекциям, с обязательным проведением практических занятий по надеванию защитных костюмов. А в апреле медики традиционно сдают зачёт. Правда, в этом году зачёт особенный: знания и умения приходится применять не в выдуманной ситуации, например, с участием пациента с вирусом Эбола, а в реальной жизни – с участием пациентов с COVID-19, приравненного к особо опасной инфекции.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    – На моей практике – а работаю я в этой сфере уже 36 лет – впервые наши знания по борьбе с особо опасными инфекциями пригодились, – признаётся Александр Конверович. – Мы довольно спокойно пережили все вспышки гриппа – свиного, птичьего, SARS... Помню, однажды в 80-х годах была сложная ситуация с гриппом – тогда на вызовы приезжали только через несколько часов, просто не успевали. Но больше такого не припомню.

    О звонках

    – Звонки разные бывают. Помимо реальных случаев скорой и неотложной помощи, приходится отвечать и на вопросы: «Почему бригада приезжала в наш дом в защитных костюмах?», «Почему не приезжаете дезинфицировать подъезд?» – делится один из самых опытных фельдшеров по приёму и передаче вызовов Валентина Баламут. – Говорим: читайте газеты, смотрите телевидение, изучайте информацию в интернете. Везде есть рекомендации, как себя вести в данной ситуации. Если температура невысокая, созванивайтесь с врачами поликлиники и находитесь дома. А если очень высокая температура, тяжело дышать, тогда звоните в скорую.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    Работа у нас сейчас, конечно, более напряжённая: подробно расспрашиваем о состоянии пациента, собираем весь эпиданамнез, все симптомы, чтобы чего-то не пропустить. Опять же, чтобы не подвергнуть риску своих коллег, которые выезжают по этим вызовам. Кроме того, транспортировки пациентов с подозрением на коронавирус или с подтверждённым диагнозом – тоже наша работа, на всех этапах согласуем действия бригады скорой помощи и медицинского учреждения, куда больной направляется.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»
    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    – Бывает, что люди звонят в скорую, если у них симптомы обычной простуды – температура 37,5, насморк и кашель?

    – Бывает. Но таких меньше стало. Обращаются и с хроническими заболеваниями. Там, где человек должен идти в поликлинику, вызывает скорую. В основном это люди в возрасте, им сейчас, понятно, тяжело психологически – родные меньше внимания уделяют, в поликлиниках посещения ограничены, – говорит Александр Байгин.

    Чтобы исключить необоснованные вызовы, в оперативном отделе скорой помощи работают профессиональные фельдшеры и медсёстры, чаще всего это медработники с большим стажем, которые сами отработали много лет на выезде. Кроме того, есть врач-консультант, который тоже может проконсультировать, подсказывает, как себя вести, какие препараты принять. И чаще всего это помогает: из 30 пациентов, которых консультируют в течение дня, только к 1-2 выезжают на дом.

    О запасах

    – Большого запаса средств индивидуальной защиты не было никогда – в нём не было необходимости! В начале, когда ситуация с COVID-19 ещё только развивалась, у нас было всего чуть более 70 комплектов защитных, – вспоминает Александр Конверович. – Пришлось оперативно увеличивать количество средств индивидуальной защиты. Сейчас, благодаря главному управлению здравоохранения, спонсорам, волонтёрам, удалось создать необходимый запас. Нравятся люди, которые не просто в соцсетях кричат и всех ругают, а предлагают реальную помощь. Благодарю всех, кто откликнулся и предложил помощь.

    О защите

    Если раньше тканевые и марлевые маски надевали только при выезде к пациентам с высокой температурой, то сейчас на каждый вызов. Стандартная экипировка бригады скорой помощи: одноразовые маски и пластиковые экраны, перчатки. Как вариант – очки и маска.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    – Но всё же рекомендуем именно экраны – благо, уже две недели как они появились в достаточных количествах. Не все медики ещё привыкли к ним, но мы настоятельно рекомендуем надевать маску и защитный экран на все вызовы! Ведь, к сожалению, появились пациенты, у которых кроме основного заболевания впоследствии определяется и коронавирус. По рекомендации ВОЗ, этих мер достаточно, чтобы защитить дыхательные пути и глаза от попадания вируса. Ну и, конечно, перчатки на каждый вызов. У каждого сотрудника имеются средства экстренной дезинфекции – различные спиртосодержащие антисептики. Руки обрабатываются после каждого вызова.

    Если едем к больному, заражённому коронавирусом, или контакту первого уровня, надеваются одноразовые защитные комбинезоны или костюм биологической защиты (бывают одноразовые и многоразовые). Респиратор, очки. Одноразовые предпочтительнее – не надо обрабатывать после использования. Чаще всего нужна транспортировка больного: доставляем пациента в больницу. После этого машина обрабатывается изнутри и снаружи. Сейчас, согласно решению Минздрава, при выезде к больным с пневмонией персонал одевается так же, как при выезде к пациентам с COVID-19.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»
    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    Об экипировке

    – У нас есть ответственные за соблюдение санэпидрежима, они контролируют, в том числе, процесс надевания защитных костюмов. От этого зависит и здоровье медработников, и работоспособность нашего учреждения в целом, – отмечает Александр Байгин.

    Фельдшер бригады скорой помощи Мария Севостьяник в вопросе защитной экипировки человек опытный. Приходилось облачаться и в одноразовый костюм биологической защиты, и в защитный комбинезон:

    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    – На комбинезон уходит минуты 4, на костюм биологической защиты – минут 7, там больше деталей. Один с надеванием костюма не справишься: нужно и завязки фиксировать, и определённым способом их завязывать. К тому же, все костюмы оверсайз – очень большие. Худощавым тяжелее приходится – бинтом фиксируем, чтобы плотно сидело. Комбинезон более удобный для использования, не боишься, что что-то вылезет, можешь свободно двигаться. В целом мне нравится: тепло, комфортно, чувствуешь себя защищённым, единственный минус – потеют очки. Конечно, люди на улице удивлённо на нас смотрят в таком «одеянии», сторонятся, провожают заинтересованными взглядами.

    – Фотографируют?

    – Наверное, только издалека, не видела. Не замечаешь ничего – просто идёшь на вызов. Сегодня вот пациента транспортировали – соседи у подъезда спросили, в какую квартиру приезжали и куда повезём. Но мы не имеем права комментировать ситуацию, либо отшучиваемся, либо молчим. Сами пациенты спокойно встречают, вопросов лишних не задают. Всё знают, всё понимают.

    – Селфи делали в защитной амуниции?

    – Конечно! Все работники делают, – смеётся Мария.

    А фельдшеру скорой помощи Сергею Тарасевичу пришлось поработать в почти космическом костюме, похожем на скафандр. Наверняка, вы видели такие на фото – яркого оранжевого цвета:

    – Это многоразовый костюм биологической защиты. Он полностью герметичный. В нём очень жарко – сделан из толстой резины. Ощущения как в скафандре – потеет стекло, плохая видимость, плюс к этому, практически ничего не слышишь, т.к. компрессор гудит на ухо. На надевание уходит 7 минут. Одеваемся сами, без посторонней помощи. Перчатки тяжелее всего надеть – они очень плотные.

    После использования проводим обработку костюмов, аккуратно снимаем, просушиваем. Ездят в таких костюмах в основном парни – тяжело всё-таки, да и размеры большие. В основном используем при перевозках пациентов – чаще на контрольные исследования, компьютерную томографию. Больного помещаем в специальный прорезиненный бокс. Со стороны выглядит, конечно, устрашающе...

    О настрое

    – Что помогает вам в такие непростые времена? О чём мечтаете, когда коронавирус утихнет? – спрашиваем у наших собеседников.

    – Во все времена укрепляю иммунитет с помощью физкультуры. Раньше ходил в тренажёрный зал, сейчас не получается. Как потеплеет, буду бегать, – делится планами Александр Байгин. – Психологическая поддержка – это семья. И коллектив – это сейчас самое важное! Стараюсь больше разговаривать с коллективом, ведь они потом идут к населению с определённым настроением.

    – Как отнеслись сотрудники к необходимости контактов с коронавирусными больными?

    – С пониманием. Никто не уволился в связи с пандемией. Вначале предлагали некоторым своим пенсионерам уйти в отпуск. Но они отказались. Все работают, – отвечает Александр Конверович.

    – Друг друга поддерживаем. Не остаёмся одни, администрация подсказывает всегда в сложных ситуациях. Это важно. Держимся. И в семье стали более дружными сейчас, – рассказывает о нынешней поддержке диспетчер Валентина Баламут.

    – Хочется, чтобы люди мыслили позитивно и было поменьше паники, которая вызывает агрессию и никак не способствует нашему здоровью, – размышляет врач скорой помощи Маргарита Поволанская. – А чтобы позитивно мыслить, нужно любить свою работу в первую очередь.

    «НИКТО КРОМЕ НАС»

    – Настроение бывает разное, – признаётся фельдшер Мария Севостьяник. – Когда настроение плохое, иммунная система ослабевает – и тогда становимся ещё более уязвимы для вирусов. Поэтому мы привыкли во всех ситуациях шутить, веселиться, подбадривать друг друга.

    О мечтах

    – Мечтаю, чтобы эта пандемия закончилась скорее. Вообще, отпуск в июле по плану. Но пока не загадываю так далеко, – делится планами на лето Александр Байгин.

    – Когда потише станет, со всем коллективом на даче это отметим, будем открывать шашлычный сезон! – планирует Мария Севостьянович.

    – Мечтаю, чтобы все были здоровы и было меньше вызовов на скорой. Ведь сейчас каждый вызов может быть потенциально опасным, – говорит Сергей Тарасевич.

    – Вам страшно?

    – Нет. Если мы будем бояться, тогда кто будет работать? Никто кроме нас.