• Увлекательная история завода, благодаря которому Лида стала пивной столицей Беларуси

    Увлекательная история завода, благодаря которому Лида стала пивной столицей Беларуси

    Первые две ассоциации, возникающие, когда слышишь название Лида, — Лидский замок и Лидский пивзавод. Так уж сложилось, что этот город на западе страны уже полторы сотни лет связан с пивоварением, а в последнее время претендует на звание пивной столицы Беларуси.

    Как же это произошло, рассказывает «Наша Нiва».

    Гедимин как первый инвестор

    Название Лида происходит не от женского имени, а скорее всего от балтского слова «лида», означающего «поле на месте выкорчеванного леса» (сравните со славянским словом «ляда»).

    Много веков назад на это место пришли люди, выкорчевали лес и засеяли поля рожью и ячменем. Надо думать, из зерна они не только пекли хлеб, но и варили хмельной напиток.

    А известная по письменным источникам история Лиды началась в 1323 году, когда она впервые упоминается в хрониках Великого Княжества Литовского. В 1320-х великий князь Гедимин строил замки на северо-западе государства. Стены тех замков, которые каменным щитом обороняли страну от рыцарей-крестоносцев, сохранились в Крево, Медниках (Мядининкае), Вильне (Вильнюсе) и, конечно, в Лиде.

    Благодаря замкам, нашим предкам удалось сдержать напор: в течение XIV века крестоносцы предприняли около 140 рейдов на на ВКЛ, в которых принимали участие рыцари со всей Европы — даже будущий английский король Генрих IV Ланкастер.

    Замок — штука дорогая, но как инвестор Гедимин вложил деньги грамотно. Обеспеченная в итоге безопасность позволила расширить границы и обогатить государство.

    Еще одна ниточка, связывающая Лиду с Гедимином, — Лидейка. Так называется протекающая через город река, а у Гедимина, по легенде, был жрец-прорицатель с именем Лиздейко. И это он будто бы надоумил князя основать Вильну и сделать ее столицей. Вот тут лидчанам должно быть обидно.

    С легкой руки Витовта

    Наследники Гедимина распоряжались замком по-разному. Великий князь Витовт, например, поселил в Лиде беглого татарского хана Тохтамыша — того самого, который в 1382 году сжег Москву, но впоследствии из-за междоусобиц лишился власти в Золотой Орде. Тем самым Витовт как бы заложил будущую традицию Лидской многонациональности. Здесь веками живут белорусы, евреи, поляки, литовцы, татары, русские, украинцы. 

    На протяжении всей истории замок являлся символом города. Он выстоял в московских и шведских войнах (хотя шведы и взорвали его башни). В ХІХ веке городская власть хотела его снести, но патриотам все же удалось отстоять. Замок изображали Наполеон Орда и Язэп Дроздович. С замком связаны местные легенды о заколдованной королевне, которая зовет ксендза, чтобы отслужил по ней мессу.

    Значительное влияние на историю Лиды оказало и то, что Витовт позволил евреям свободно селиться в ВКЛ, наделял «привилеми» на личную неприкосновенность и самоуправление в общинах-кагалах. 

    Зачастую, уделяя основное внимание истории политической, мы забываем об экономике. А между тем именно экономика всё решает — это еще Карл Маркс сказал. И вклад белорусских евреев в экономическое развитие страны, можно сказать, был колоссальным, особенно когда XIX век ослабил кагальные связи и вывел их из закрытых сообществ. 

    Евреи имели деньги и умели их зарабатывать.Среди них было немало замечательных менеджеров вроде Носеля Пупко, с именем которого связана начальная история «Лидского пива».

    Пивоварня на частном гектаре

    Вообще-то, по Магдебургскому праву, уже с 1590 года лидчане располагали правом на собственную пивоварню. Однако сведения о том, что они его реализовали, отсутствуют. Как следствие, в 19 лидских корчмах (9 из них держали евреи, а 10 — христиане) подавали импортное пиво, иногда даже немецкое. Первые пивоварни в городе открылись только в 1860-х годах. И предшественник сегодняшнего «Лидского пива» был в их числе, кстати, последним.

    Лида на фотографиях конца XIX — начала XX вв.

    Первый, основанный в 1863 году, пивзавод Ландо и Каменецкого, просуществовал всего с десяток лет, завод Папирмейстера дожил до нашего времени в виде комбината пищевых концентратов, и только бывший завод Носеля Пупко сохранил первоначальную специализацию.

    Пупко считалась одной из самых распространенных в Лиде еврейских фамилий. Один из однофамильцев Носеля Зеликовича, например, построил неподалеку от стен замка городскую гимназию. Другой — в годы Первой русской революции грозился взорвать пивоварню, если ее хозяин не заплатит ему 500 рублей.

    Носелю Пупко принадлежал в Лиде почти гектар земли между улицей Виленской и рекой Лидейкой. Участок был узким, сильно вытянутым. При улице стоял кирпичный жилой дом, за которым других строений даже не было видно. 

    План Лиды 1892 года. Участок Носеля Пупко обозначен красным цветом, Папирмейстера — зеленым. Желтым — прочерчена Виленская улица

    Да и завод тогда выглядел не как сейчас. Не было кирпичной башни и 18-метровых емкостей-танков. Пивоварня состояла из трех деревянных строений. Ни о сортах, ни об объемах производства в те первые годы существования пивзавода данных не сохранилось. Известно, что первую партию пива Пупко выпустил в 1876-м, а уже в 1883-м оборот пивзавода составил 2 тысячи рублей и работало на нем 10 человек.

    На одном из дошедших до наших дней зданий завода сохранилась надпись «СУЩ 1876»

    В последующие годы, надо полагать, произошла оптимизация, так как в 1887-м число работников сократилось до трех. И эти трое сварили за год 10 тысяч ведер (123 тысячи литров) пива общей стоимостью 9 тысяч рублей.

    Война с «Шопеном»

    Вскоре на пивоварню обратили внимание контролирующие органы. Из строительного отделения Виленского губернского правления в полицию Лиды поступило указание разобраться, на каком основании Пупко владеет заводом и кто разрешил ему варить пиво. 

    Не дожидаясь начала разбирательства, которое могло лишить его бизнеса, владелец подал в строительное отделение прошение с планом принадлежавшего ему завода, попросив утвердить чертежи и разрешить дальнейшее существование предприятия. Местная полиция тоже претензий к заводу не имела.

    Прошение Носеля Пупко, 1893 год.

    Носеля Пупко обязали заменить гонтовую кровлю, усовершенствовать печи и построить несколько кирпичных противопожарных стен. А после выполнения этих требований были выставлены новые. А следом — еще…

    Бюрократическая волокита со строительным отделением возникала регулярно, раз в несколько лет. Так же, как и претензии со стороны фискальных органов. Возможно, это объясняется интригами виленской пивоваренной компании «Шопен», с которой у завода Пупко завязалась поистине торговая война. 

    На «Шопене» следили за Лидой — вторым по величине городом Виленской губернии и видели опасность в быстром развитии пивзавода Пупко. «Шопен» владел в Лиде оптовым складом и монополизировал все корчмы, поставляя туда пиво по бросовым ценам, чтобы задушить местных пивоваров. 

    Поэтому с Папирмейстером, пивоварня которого также располагалась в Лиде, у Пупко были отношения товарищеские. Они «дружили» против «Шопена». Даже первая телефонная линия в Лиде была проложена именно между их пивзаводами.

    Фирменный знак

    Всё, что нас не убивает, делает сильнее: в противостоянии с «Шопеном» Лидский бровар развился — приобрел оптовые склады в Белостоке, Ляховичах, Городее, Пинске, Кобрине, куда пиво доставлялось по железной дороге. В конце ХІХ века завод производил 1146 тыс. литров в год общей стоимостью 54 тыс. рублей. На заводе варили шесть сортов пива — «Мартовское», «Баварское», «Пильзенское», «Столовое», «Царское», «Идеал».

    Полицейское управление в Лиде находилось в одном здании с пивной лавкой Пупко. В торце здания вывеска «Пиво распивочно и на вынос Н. Пупко»

    А в 1900 году Носель Пупко придумал фирменный знак, который с той поры и украшал его продукцию: благородный олень, опирающийся копытами на пивную бочку. Этот знак есть уже на самой ранней, сохранившейся с той поры, этикетке «Столового».

    Столовым, как правило, называлось дешевое и массовое пиво, рассчитанное на простого человека, который и изображен на этикетке

    Почему владелец пивзавода выбрал именно оленя в качестве символа, не известно. Изображения зверей и фантастических существ были в моде. Так, фирменным знаком пивоварни Папирмейстера был медведь в бочке. На бутылках Виленского «Шопена» изображали льва и крылатого пса.

    «Лидское пиво» сохраняет богатую историю пивоварения в своем городе. Так, в 2016 году в городе появилась скульптура медведя в бочке — изображение фирменного знака пивоварни Папирмейстера, а спустя год — памятный знак на месте пивзавода Ландо и Каменецкого.

    В 1900 году году Носель Пупко умер. Ему было за 70. Здоровье было подорвано 27-летней борьбой с бюрократами. Последним его делом на заводе была установка железной лестницы между этажами. Она сохранилась до наших дней. 

    Сверху — этикетка 1900-1901 гг., на ней появились надпечатка «Наследники» и эмблема в виде переплетенных букв «Н» и «П» (Носель Пупко). Снизу — этикетки 1901-1903 гг., которые выпускались с обязательным словом «Наследн.» и изображениями 6 круглых бронзовых жетонов с надписями и рисунками

    Пивной бизнес взял в свои руки один из четверых сыновей Носеля — Мейлах Пупко. 

    При новом владельце завод пережил подъем. Накануне Первой мировой пиво стало модным в Лиде напитком. В городе действовала 41 пивная. В 1914-м завод Пупко, на котором было 30 работников, выпустил пива на 170 тыс. рублей.

    Первая «нулевочка»

    Но это стремительное развитие оборвалось с началом Первой мировой войны. В прифронтовой полосе, куда попала и Лида, был введен сухой закон. Продавать пиво запретили, и на заводе его скопилось около 400 тысяч литров. Летом 1915-го Пупко обратился с прошением к властям, чтобы разрешили переработать это пиво в безалкогольный солодовый напиток. 

    Этикетка солодового английского безалкогольного напитка

    Правда, спустя несколько месяцев в Лиду вошли немцы, которые с радостью употребляли местное пиво. Наконец, производство было подорвано в первые годы послереволюционной неразберихи. Когда в 1920-м через Лиду на Польшу наступала Красная армия, пришлось полностью перейти на безалкогольные рельсы и выпускать квас для красноармейцев.

    Пивзавод в 1915 году. Картина немецкого художника

    Марк и Шимон

    После заключения Рижского мирного договора 1921 года, когда границы государств определились и Лида вместе со всей Западной Беларусью попала в состав Польши, Мейлаху Пупко довелось восстанавливать свой завод практически с нуля. Но достичь прежнего расцвета уже не удалось. В межвоенное двадцатилетие завод выпускал в 5—7 раз меньше пива, чем в 1914 году. Чтобы сводить концы с концами, приходилось заниматься побочным бизнесом: наладить выпуск газированных напитков, открыть пилораму на купленном у немцев во время войны оборудовании.

    В 1920-х годах пиво и напитки выпускались с наклейками на польском языке, которые лишь отдаленно напоминали этикетки. Кроме единственного, самого дешевого, сорта пива, который даже не имел названия, выпускался также солодовый напиток.

    Но чудом было само по себе то, что производство удалось сохранить в то время, когда рушились целые государства. И всё это благодаря Мейлаху Пупко — одному из самых талантливых менеджеров и бизнесменов своего поколения. Он умер в 1934-м, дело унаследовали его сыновья Марк и Шимон.

    Владельцы и дирекция предприятия. В первом ряду третий справа Мейлах Пупко, по обе стороны от него Марк и Шимон

    Завод на Сувалковской (так переименовали при Польше улицу Виленскую) выпускал четыре сорта пива: «Jasne» («Светлое»), «Chmelne» («Хмельное»), «Dubeltowe» («Двойное») и «Ciemne» («Темное»).

    Сорта отличались пропорциями ячменя, хмеля и солода. В «Хмельном» ячменя было меньше всего, в «Светлом» — меньше солода, но больше ячменя, в «Темном» — больше солода, в «Двойном» — в полтора раза больше ячменя и солода, чем в остальных сортах.

    Ячмень покупали на Волыни и в деревнях Лидского повета, хмель тоже поступал с Волыни. Продавалось Лидское пиво при Польше в литровых бутылках по 65 грошей. На заводе, кроме того, выпускали квас и газированную воду.

    Марк, после того как возглавил завод, жил прямо на его территории, чтобы всё держать под контролем.

    К 1939 году завод подошел с завершенным циклом производства и международным признанием. Его продукция была отмечена медалями выставок в Марселе и Реймсе.

    Одиссея семьи Пупко

    После присоединения Западной Беларуси к СССР завод национализировали. Бывшим владельцам в каком-то смысле повезло: их не арестовали и даже предложили остаться на заводе — наёмными служащими. Но при этом обложили непомерными налогами. Шимон и Марк, не видя для себя будущего в родной Лиде, решили перебраться в Вильно.

    Лида в 1939 году

    Вместе со сменой власти исчезли «польские» сорта. Теперь завод выпускал «Жигулевское», «Русское» и «Украинское» пиво. Правда «Жигулевское» и «Украинское» хотя и считались разработками советских специалистов, но фактически соответствовали рецептурам «Венского» и «Мюнхенского». 

    В 1940-м завод вышел на полную мощность и сварил в 4,5 раз больше, чем в последние годы при Польше, — 2819,9 тыс. литров.

    Марк и Шимон Пупко недолго пожили в Вильно. После нападения Германии на СССР братья вернулись в Лиду. На заводе сложилась уникальная ситуация: немецкая администрация настолько нуждалась в пиве для армии, что закрывала глаза на то, что пиво варят евреи.

    Шимон Пупко и его жена Шура

    Формальным руководителем завода был «блокфюрер» — приезжий немецкий инженер Иоахим Лохбиллер. Он привлек к работе Марка с Шимоном и многих довоенных работников-евреев, для которых это был шанс избежать смерти в гетто. Лохбиллер не пускал на завод эсэсовцев во время карательных акций, чем вызывал недовольство, — и в конце концов его отправили на фронт. В 1943-м, приехав в Лиду за пивом для своего подразделения, Иоахим предупредил Шимона и Марка, что скоро начнется массовое уничтожение евреев и им нужно бежать. Но не успели: на завод явились эсэсовцы, отделили работников-евреев и, обвинив в отравлении пива, отправили с семьями в лагерь смерти Майданек.

    «У нас не было никаких иллюзий относительно нашей судьбы… Единственный шанс спастись — прыгать из вагона на ходу. Это не легко и не каждый в состоянии это сделать. 12 человек из нашего вагона прыгнули…», — писала впоследствии в воспоминаниях дочь Шимона Сима, ребенком пережившая все эти события. После побега из поезда семью Марка спрятали белорусские крестьяне, а Шимон ушел в партизаны — к Тувье Бельскому в Налибокскую пущу. В боевых акциях Шимон не участвовал — варил мыло для партизан. Несмотря на голод, им удалось выжить и после войны вернуться в Лиду.

    Они застали завод «в состоянии хаоса», все было разбито и разграблено. Назначенный советской властью директор Сергей Пищиков принял Марка на работу главным пивоваром, а Шимона — техническим руководителем. Однако в ноябре 1944-го, после конфликта с Пищиковым, братья остались без работы и уехали из СССР. Путь их лежал в Бельгию, но в конце концов Шимон с семьей оказался в Мексике, а Марк — в Канаде.

    Марк Пупко и его жена Роза

    По пути в Бельгию, в Германии, Марк и Шимон разыскали семью Иоахима Лохбиллера и узнали, что тот сидит в американской тюрьме как военный преступник. Братья засвидетельствовали, как мужественно и человечно проявил себя Лохбиллер в Лиде, запросили показания других земляков — и их бывшего «блокфюрера» отпустили на свободу.

    В 2005-м дочь Шимона, Маша Коэн, с мужем, детьми и внуками посетила предприятие «Лидское пиво». В настоящее время она владеет в Мексике крупным химическим предприятием.

    «Допотопные» времена

    Пупко были не единственными, кто в те годы выехал из Беларуси на Запад. Из Лиды в Польшу в первые послевоенные годы эмигрировало около двух тысяч человек. Выезжали евреи, поляки и те белорусы, которые записывались поляками. С одного только пивзавода уволилось 55 опытных работников. Остро стоял вопрос квалифицированных кадров: на заводе целый год не было главного пивовара, технолога, инженера. Варили же в первые послевоенные годы «Жигулевское» — его разливали в бутылки или развозили на подводах в дубовых бочках. Пиво стоило очень дорого — около 10 рублей за литр при средней тогда зарплате в 150 рублей. 

    Состояние пивзавода в 1944 году

    В 1945-м в Лиде остался лишь один пивзавод. На бывшем заводе Папирмейстера перестали варить пиво, и оборудование оттуда передали бывшему пивзаводу Пупко. 

    Но и после поступления этого оборудования пивзавод оставлял впечатление «допотопного». Лед для охлаждения пива рубили прямо на реке Лидейке и доставляли на подводах, пиво варилось из сырья старых запасов на устаревшем оборудовании. А Сувалковская улица, кстати, стала Советской.

    Исправляться ситуация на пивзаводе начала только в 1947-м: стабилизировался коллектив, открылись базы в Барановичах и Молодечно, объем производства пива превысил довоенные показатели.

    В 1950-м начали варить новый сорт — «Бархатное», а в «Жигулевское» ради экономии солода добавляли ячневую муку.

    Белорусские этикетки

    Первое обновление оборудования произошло лишь в 1953 году. С тех пор техническая база совершенствовалась чуть ли не ежегодно. К ассортименту сортов добавились «Карамельное» (подслащенное) и «Мартовское», вернулось «Украинское».

    В 1950-х завод стал массово выпускать безалкогольные напитки «Клубничный», «Брусничный», «Клюквенный», «Черничный», «Яблочный», «Вишневый», «Лимонад», «Лимонный», «Крюшон», «Лето», «Мандариновый», «Апельсиновый», «Ситро»… Причем, все этикетки были оформлены на белорусском языке.

    В то время в Лиде начали варить «Портер», вернулось и «Рижское» (до войны его называли «Русское», а после присоединения Латвии к СССР переименовали).

    Лидский пивзавод в 1966 году

    Фирменное «Лидское»

    В 1966 году, к 90-летию завода, было разработано и фирменное пиво «Лидское». Известны имена его авторов — это заведующая производством Мария Голяева и заведующая лабораторией Галина Смирнова.

     

    «Лидское», напомнившее заводским старожилам довоенное «Dubeltowe» («Двойное»), со временем стало одним из самых популярных сортов. В 1971-м оно получило советский «Знак качества». 

    «Пятиугольника» («Знака качества») был удостоен и производимый в Лиде культовый напиток советских детей «Буратино». Произошло это в юбилейном 1976 году. Столетие завода ознаменовалось объединением трех пивзаводов — Лидского, Гродненского и Новогрудского — с головным предприятием в Лиде. Пивзавод получил ряд государственных наград к юбилею и стал выпускать разработанное в Москве к 50-летию Октябрьской революции пиво «Наша марка».

    Однако, наряду с наградами, званиями и вниманием «сверху», предприятие постоянно ощущало на себе «преимущества» советской плановой экономики. Например, в начале 1980-х, когда в рамках выполнения Продовольственной программы предприятиям «предложили» заняться животноводством, на территории пивзавода стали откармливать бычков.

    Безалкогольные годы

    В конце 1980-х, когда советский лидер Михаил Горбачев для борьбы с повальным пьянством ввел «сухой закон», в Лиде начали экспериментировать с безалкогольными напитками.

    «Восточный», «Утро», «Байкал», «Дюшес», «Крем-сода», «Рябиновый», «Клюквенный», «Исинди» — далеко не полный перечень напитков, сходивших с конвейера в те годы. Их производство возросло с шести до рекордных девяти тысяч литров в год, причем, даже немного потеснило пиво.

    Еще никто не написал исторического исследования о названиях пивных сортов. А ведь разработчики ориентируются на потребителя: по названиям можно изучать настроения в обществе в ту или иную эпоху. В 1989-м, на волне интереса к истории родного края, в Лиде разработали оригинальный сорт «Старый замок»: из светлого солода и первосортного хмеля. Его особенностью стало добавление дробленого риса.

    Восстанавливаемый в 1980-х годах Лидский замок и этикетка пива «Старый замок»

    Лидская водка

    Первая половина 1990-х принесла Беларуси независимость и экономический кризис. Цены росли, валюты на закупку сырья не хватало, производство продукции едва окупалось. Тем не менее требовалось параллельно проводить и техническое перевооружение предприятия.

    Это заставляло расширять ассортимент: в Лиде начали разливать произведенную на спиртозаводе в Поречье водку «Русская» и «Белые Росы». Кроме того, в Лиде выпускали настойку «Таямнічая» — из спирта, экстрактов женьшеня, можжевельника и полыни. Пиво «Лидское» почти исчезает из магазинов. Например, в Минске его продают только в одном универсаме.

    Первый инвестор и «Король хмеля»

    А в 1995-м завод перестал быть государственным предприятием — его преобразовали в акционерное общество. Акции раздали работникам.

    На предприятие обратил внимание первый крупный инвестор: австрийская компания «Эггенбергер Интернешнл» вложила средства в модернизацию.

    В частности, на заводе заменили все трубопроводы на нержавеющие, что привело к улучшению качества воды, и оборудовали новый цех с немецкой линией розлива в бутылки Nagema.

    В марте 1997-го с линии сошла первая партия пива «Король хмеля». Это было первое в стране пастеризованное пиво со сроком хранения до полугода, вместо прежних 7-10 суток. Пиво соответствовало евростандартам и разливалось в бутылку с тремя этикетками — тогда это еще было в новинку.

    Накануне, к 120-летию пивзавода, в Лиде стали выпускать еще два памятных сорта — «Черный принц» и «Юбилейное». После этого в России случился дефолт — и наступила новая реальность. 

    Борьба за рынок

    В течение 1998 года доходы от поставок пива на российский рынок упали в десять раз, и Лидский бровар от него попросту отказался. Не очень-то ждали «Лидское» и внутри страны: в Беларуси было 15 пивзаводов и каждый регион стремился поддерживать местного производителя. В Гродно даже существовали негласные ограничения на продажу лидского пива. И все же 1998 год стал рекордным по объемам производства за все ХХ столетие: в Лиде сварили 33 394 тыс. литров пива.

    1 августа 1998 г. была запущена линия по розливу пива в кеги (бочки из нержавеющей стали емкостью 50 литров). Технология позволила, существенно сэкономив на таре, сократить затраты при розливе и улучшить качество.

    Последующие годы стали периодом борьбы за рынок с российскими компаниями. Иностранные бренды буквально заливали страну дешевым пивом. Небольшие белорусские пивзаводы вроде Кричевского, Новогрудского или Пинского, не выдержав конкуренции, закрылись. И чтобы выстоять в конкурентной борьбе, «Лидское» создает сеть региональных складов по всей стране: от Бреста до Новополоцка. Пивзавод основывает собственный автопарк и создает отдел маркетинга.

    В 2001 году лидский пивзавод, в числе первых в стране, начал разливать пиво в полуторалитровые ПЭТ-бутылки. 

    Чтобы заинтересовать отечественного потребителя, в 2002 году завод выпустил «историческую» серию сортов: «Князь Гедимин», «Князь Витовт», «Мирский замок». Занялся организацией осенних пивных праздников в Лиде. Подключился к организации рыцарского фестиваля «Замок Гедимина».

    В Лиде возродили и производство безалкогольного пива. Традиция такая имелась: в 1915-м Мейлах Пупко вынужден был переработать в безалкогольный напиток те 400 тысяч литров пива, которое запрещено было продавать во время войны.

    Парад инвесторов

    В 2003 году усилия стали приносить плоды: пива сварили почти на 10% больше, чем в предыдущие годы. Также удалось решить вопрос с солодом, добившись государственной поддержки для тех хозяйств, которые выращивали специальный пивоваренный ячмень. 

    На те годы пришлась и крупная реконструкция завода совместно с чешским инвестором Preiss s.r.o. После нее ОАО «Лидское пиво» технологически уже не уступало российским пивоваренным компаниям. А мощность возросла с 35 до 60 млн литров в год.

    Чехи потребовали заменить воду, на которой варилось пиво. Вместо водопроводной на предприятии стали использовать артезианскую. Для этого пробурили скважину глубиной 280 метров.

    В середине 2000-х «Лидское пиво» уже могло выбирать между четырьмя выгодными предложениями. Акционерами стремились стать компании BBH, Detroit-Belarus Brewing, голландский концерн Heineken и финский концерн Olvi Oyj. Выбор остановился на финнах.

    24 декабря 2008 года Olvi Oyj приобрела 51% акций ОАО «Лидское пиво». В 2011 году доля финского концерна возросла до 90%, а спустя еще три года — до 94,56%.

    Возвращение благородного оленя

    Новые владельцы разработали план модернизации, согласно которому на протяжении первых четырех лет в лидское предприятие вложено более 40 млн евро. В частности, были установлены восемь новых цилиндроконических танков, где бродит пиво, — каждый высотой с пятиэтажный дом. Их привезли спецтранспортом прямо из Финляндии.

    «Лидское пиво» в 2012 году

    Изменился и образ компании. На этикетки «Лидского» вернулся опирающийся копытом на бочку благородный олень — фирменный знак завода Пупко.

    Стали выпускаться новые европейские сорта: светло-золотистый пилснер A. Le Coq Pils, светло-золотистый лагер Koronet, традиционный финский лагер Sandels. В 2009 году в сотрудничестве с финскими пивоварами появился сорт «Лидское Premium».

    Сохранена новыми владельцами и сопутствующая продукция: завод выпускает энергетический напиток Dynami:t, занимающий половину белорусского рынка, питьевую воду, яблочный сидр FIZZ, культовый квас «Лидский». Продукцию «Лидского пива» можно купить в Литве, России, Молдове, Украине, Германии, Эстонии, Польше, Казахстане, Армении.

    «Усё дзеля сваiх»

     

    К 145-летию, которое будет отмечаться в следующем году, «Лидское пиво» осуществило рестайлинг. В новом дизайне читается система ценностей бренда, направленная на искренность, возвращение к корням, единство.

    Ценность «Корни» подчеркивает происхождение продукта, его тесную связь с Лидой — небольшим городом на западе Беларуси, который располагает значительным культурным наследием.

    Ценность «Единство» акцентирует внимание на том, что бренд объединяет близких по духу людей в уникальное сообщество.

    А «Искренность» отражает форму взаимоотношений компании и ее потребителей — взаимоотношений, основанных исключительно на доверии, дружбе, общих интересах и объединяющих моментах. Именно поэтому слоган новой рекламной кампании звучит как «Усё дзеля сваiх» / «Всё ради своих».

    На этикетках появилось изображение замка и ключей со старого магдебургского герба Лиды. Поработали дизайнеры и с фирменным знаком: олень на нем стал объёмнее и величественнее, что не удивительно, ведь в этом году он отмечает 120-летие.

    Появились изменения в ассортименте: «Лидское» разделилось на две самостоятельные линейки «мейнстрим» и «премиум». Добавились новые сорта — «Легенда» и «Белое». Розлив стали осуществлять в бутылки и банки фирменного дизайна.

    «Лидское», которое 145 лет назад начиналось с деревянных построек пивоварни на берегу Лидейки, стало узнаваемым и объединяющим образом в масштабе страны.

    Чрезмерное употребление пива вредит вашему здоровью!

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 2

  • Министры внутренних дел государств Евросоюза высказались за продление ограничений на въезд в ЕС на две недели.

    В эту субботу, 6 июня, в 19:00 Виктор Бабарико встретится с членами инициативной группы в Гродно.

    Бывший руководитель Парка высоких технологий поприветствовал земляков, отметив, что очень рассчитывает на поддержку родного города.

    Конфликт между жителями дома на БЛК, 4 в Гродно и представителями теплосетей разгорелся из-за того, что последние собираются менять старые коммуникации и вырубить деревья.

    Вчера был освобожден Андрей Щука, бывший генеральный директор Гродненского РУП «Фармация». Его признали виновным в получении взяток в 2 тысячи евро.

    Александр Лукашенко заявил, что первый энергоблок Белорусской АЭС будет введен в эксплуатацию в самое ближайшее время.

    По словам премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, «вскоре WizzAir запустит рейс между двумя городами (Минском и Будапештом)». 

    Все новости