• Кровавые сосны и невидимая стража. ​Почему Лидский замок охраняют погибшие в XІV веке воины

    Кровавые сосны и невидимая стража. ​Почему Лидский замок охраняют погибшие в XІV веке воины

    «На склоне холма, словно подпирая замок, растут две долголетние сосны. Они сохранились благодаря распространенному среди горожан и окружающих жителей убеждению, что они выросли не на растительном соке, а на крови». Так начинается одна из историй академического сборника белорусских легенд и преданий 1983 года. Указано, что взята она из журнала «Wіsla» за 1889 год, пишет «Звезда».

    «Случилось это будто еще во времена, когда в Литве царило язычество. Пришли сюда девять монахов-францисканцев проповедовать христианскую религию. Однако литвины, не желая принимать христианство, убили этих миссионеров, а их трупы вбросили в яму на склоне Лидского замка. На этом месте, не сеянные и не саженные, выросли две сосны, которых литовцы, уже став католиками, не трогали. Но вот однажды кто-то отрубил ветку, и из нее выступила кровь. С той поры никто уже не решался поднять топор на эти деревья...»

    Это уже сильный мистический образ: деревья, из которых течет кровь. А вдобавок услышите от экскурсоводов историю о призрачных воинах, которые и по сей день охраняют Лидский замок, а ночью можно услышать грохот оружия и звуки их шагов.

    Насколько легенды имеют под собой исторический фундамент?

    Крестоносцы на лидском льду

    Лидский замок недавно реконструировали. Если не присматриваться к недостаткам реставрации, которые туристы скептически увековечивают на смартфонах, вроде косо уложенных современных кирпичей в оконных проемах... Но, как писал известный историк Михаил Ткачев, «когда прикасаешься рукой к замковым стенам, непроизвольно думаешь: как же люди могли тогда, в далеком дремучем XІV веке, возвести его без механизмов и машин? Любой средний камень из укладки стены весит столько, что его едва оторвут от земли двое крепких мужчин. А сколько их, таких послеледниковых „горошин“, в стенах двухметровой толщины! Самые скромные подсчеты показывают, что было собрано и привезено около 23 000 м³ валунов. Каждый из них нужно было подобрать соответственно цвета, размера и тщательно обтесать. А сколько „творил“ понадобилось, чтобы гасить известь! Или взять тот же кирпич. Около полутора миллионов штук легло их в стены, и через шесть с половиной веков кирпич как колокол — хоть в печь, хоть в фундамент!»

    Довелось побывать здесь и во время съемок фильма «Авантюры Прантиша Вырвича», когда создавалась атмосфера XVIII века. Тогда ночью в свете полнолуния и прожекторов стены замка штурмовали каскадеры, во дворе происходила кровавая драка, а после там же гуло пиршество... Возможно, какие-то призрачные глаза и наблюдали за этим действом? Глаза, привычные к кровавым сражениям...

    Михаил Ткачев так писал в своей статье о Лиде: «Первый ее князь был Ольгерд. При его сыне Ягелле между литовскими князьями начались долгие распри за великокняжеский престол.

    Это использовали крестоносцы. В 1384 году, после длительной осады и штурма, они взяли замок и частично его разрушили. В декабре 1392 году отряды рыцарей во главе с командорами Яном Румпенгаймом, Конрадом Лихтенштейнским и их союзником князем Витовтом переправились у м. Алита через Неман и через скованные морозами болота подошли к Лидским стенам. Вместе с ними отведать грабительского счастья приволоклись и английские рыцари, которых возглавлял молодой граф П. Нортумберленский.

    Подпалив подзамчье и ограбив город, хищники осадили замок. Князь Дмитрий Корибут, руководивший обороной, имел довольно силы, но, напуганный рыцарями, решил сдать замок. Приждав ночи, князь с гарнизоном покинул крепость и подался в сторону Новогрудка. Рыцарям досталось много оружия и военного снаряжения».

    По легенде о Лидском замке, упомянутый Дмитрий Корибут, чтобы его побег с армией остался незаметным, оставил на стенах замка несколько воинов, которые должны были прикрывать отход основного гарнизона. Вот они, фактически смертники, и защищали замок до последнего. Защищают и после смерти.

    Согласитесь, исторический повод для возникновения легенды о призрачном карауле есть.

    Откуда взялся Корибут?

    Подтверждают такие сведения и материалы знатока истории Лидчины Михаила Шимелевича, который печатал статьи о родных местах еще в дореволюционные годы. Он же уточнил, откуда в Лиде взялся трусливый князь Дмитрий Корибут. Лидчину князь Ольгерд отдал своему любимцу Вайдылу. Вот как о том пишет летопись Быховца:

    «Некто пан был холоп у великого князя Ольгерда, паробок невольны, звали его Войдылом, первие был пекарь, потом уставил его постелю слати и воду давати себе питии, а потом и вельми полюбился ему и дал был ему Лиду держати и повел был его у доброе».

    После смерти Ольгерда Войдыла так склонил к себе его сына Ягайло, что тот наделил бывшего дворецкого Боярским званием и отдал за него замуж родную сестру Марию. Против этого восстал дядя Ягайло Кейстут, отец Витовта...

    Ну, по правде говоря, вражда началась не только из-за Войдылы, как пишет Шимелевич, «Кейстут, прознав о заключенном против него союзе между Ягайлой и крестоносцами, внезапно напал на Вильно, схватил Ягайлу, а себя объявил великим князем».

    Вот тут и появляется Корибут: «Князь Новгород-Северский Дмитрий Корибут, родной брат Ягайло, вступился за последнего и начал угрожать Кейстуту. Кейстут выступил против Корибута и по дороге в его участие напал на Дубровню, за 5 верст от Лиды, схватил здесь Войдылу и приказал его повесить в 1381 г. (Danilowіcz. Skarbіec Dіplomotow. I. № 477, прим. 8)».

    После смерти Войдылы Лидчина досталась Ягайло, а тот в 1391-м отдал Лиду верному брату, Дмитрию Корибуту.

    Но как раз в январе следующего года и произошло нападение крестоносцев. И совершенно неслучайно в рядах отдела немецких рыцарей находился князь Витовт. Шимелевич уточняет, что тот отдел, «перейдя по льду возле м. Алиты р. Неман, неожиданно появился у стен Лидского замка, сжег прилегающую к нему часть города и потребовал сдачи его Витовту. Запуганный первыми действиями рыцарей, Дмитрий Корибут в глухой север спешно выступил со всем своим отделом из замка, оставляя его без боя Витовта, и направился в Новогрудок».

    Получается, что князь, бросивший своих смелых воинов на верную смерть, управлял замком менее года, а войско, что тот замок осаждало, возвращало замок Витовту, сыну Кейстута, двоюродному брату Ягайло и Дмитрия Корибута. Вспомним еще, чтобы подсветить шекспировские страсти событий, что в 1382 году, на второй год после того, как Кейстут повесил Вайдылу, он сам был убит по приказу племянника Ягайло в Кревском замке, а его сын Витовт тогда чудом убежал...

    После того как Лида досталась Витовту, Ягайло подписал с ним условия вечного мира. Дмитрий Корибут требовал Лиду назад, даже собрал наемное войско — но был наголову разбит, попал в плен, но его не замордовали, как Кейстута. Неудавшийся владелец Лидского замка был отослан к брату Ягайло.

    Ткачев отмечает еще интересный факт: сохранились руины северо-восточной башни, которая была возведена, возможно, как раз во времена нападения крестоносцев, когда те в 1384-м частично разрушили замок. При изучении кладки у исследователей сложилось впечатление, что строители очень спешили, видимо, ожидая очередного нападения.

    А в Лиде осталась легенда, отражающая сомнительное поведение недолгого хозяина.

    Кровавые сосны

    А вот что касается кровавых сосен...

    Историки Ирина Масляницына и Никола Богодяж предложили интересную гипотезу, что Лида, согласно местной легенде, действительно названа в честь старшей дочери князя Гедимина, которая в христианстве получила имя Лидия. Об этом не сохранилось сведений в исторических хрониках, но горожане запомнили. А крещена княжна была, вероятно, перед своим замужеством с православным князем Давидом Гродненским миссионерами, которые, несомненно, присутствовали в Лиде. По версии историков, после того, как дочь Гедимина погибла от рук крестоносцев, и принесли люди Гедимина в жертву языческим богам миссионеров-орденцев, развесив на соснах возле замка.

    Михаил Шимелевич в своей статье, напечатанной в «Виленском календаре» 1906 году, утверждал следующее:

    «Около 1330 г. в Русском крае, на правом побережье р. Немана, и Воскресенская летопись и хроника Стрыйковского в первый раз упоминают имя литовского города Лиды (Полное Собр. Рус. Лът., VІІІ, Воскрес., 240; Stryjkowski, I, 381.). Хотя имя Лиды до тех пор ни у одной из первоисточников и не встречается, но несомненно, что поселение это принадлежит к числу древнейших поселений литовцев и существовало уже в Х в., т. е. к тому времени, когда Русский край не был еще во владении русских князей. На это обстоятельство между прочим указывает литовское происхождение самого названия „Лида“, означающее в переводе на русский язык — лесные потеребки, пасека, вообще местность, очищенную от росшего на ней леса (Narbutt, Dzіeje, V, доп. I.)» Михаил Ткачев подтверждает: «„Лида“, „лидимас“ (близкое к нему славянское „ляда“) — также балтское слово и означает место, расчищенное и раскорчеванное от леса».

    О наказании миссионеров Михаил Шимелевич рассказывает следующее... Во времена княжения Гедиминова сына Ольгерда один из литовских вельмож по имени Гаштольд принял христианство и взял под свое покровительство монахов ордена св. Франциска, построил им в Вильно монастырь. Благодаря этому в 1366 году три францисканца поселились в Лиде. «Неизвестно, насколько успешны были проповеди лидских миссионеров, известно лишь то, что в 1369 году, во время народного волнения, они были перебиты язычниками».

    Не это ли событие сохранило людская память?

    Конечно, сосны, на которых, согласно легенде, повесили миссионеров, вряд ли сохранились. Но очень похоже, что у легенды реальные основания.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 1

  • В этом году линейки и последние звонки в гродненских школах и гимназиях пройдут в субботу, 29 мая.

    Количество абонентов мобильной связи на 1 апреля 2021 года составляло 11,67 млн (по итогам первого полугодия 2020 года было 11,58 млн. Это число больше, чем население страны.

    Замак-кастэль у Крэва – знакавы для Беларусі. Апошнім часам на замкавых мурах, якім больш за 600 гадоў, актыўна вядуцца работы.

    В Беларуси планируют внести изменения в правила использования семейного капитала, соответствующий проект указа уже разработан и внесен на рассмотрение в правительство.

    Президент Беларуси Александр Лукашенко подписал закон об изменении закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих (надзорных) органов, сотрудников органа...

    В 2019 году ничего не предвещало беды в слонимской семье Турук. Валерий с супругой жили обычной жизнью и готовились стать родителями второго ребенка.

    Александр Лукашенко подписал закон «Об изменении законов по вопросам обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь».

    Все новости