• «Операция плюс протез обходится примерно в 1000$». Эти лидские ветеринары научились делать новые лапки для животных

    «Операция плюс протез обходится примерно в 1000$». Эти лидские ветеринары научились делать новые лапки для животных
    Фото: citydog.by

    В Лиде уже два года работает ветцентр «Кот Бегемот», врачи которого прошлой осенью провели уникальную для Беларуси операцию: коту поставили протез на место ампутированной конечности. А сейчас команда участвует в конкурсе соцпроектов Social Weekend, чтобы еще больше животных смогли получить новые лапки.

    CityDog.by встретился с Денисом Зубовским, замдиректора сети «Кот Бегемот», который рассказал, как проходит такая операция, сколько она стоит и как вообще в Беларуси развивается ветеринарная медицина.

    Про то, как животные получают новые «лапки»: «Операция плюс протез обходится примерно в 1000$»

    – Первую искусственную лапку мы поставили коту Филе – с него все и началось, – вспоминает Денис. – У нас уже была концепция того, как мы хотим делать операцию, – и тут приезжает женщина из Ивья со своим питомцем, у которого не было одной задней конечности. Мы предложили хозяйке провести операцию и поставить протез. Она согласилась. А уже через месяц Филя начал ходить полноценно, почувствовав, что это его лапа.

    Смысл процедуры в том, что с титаном, из которого изготовлен протез, кость животного срастается и становится единым целым – на это уходит примерно полгода. Но уже на второй день питомец пытается встать на эти лапы, а через месяц может полноценно двигаться. Дальше идет процесс реабилитации, привыкания к протезу.

    Следующей, кому мы поставили новую лапку, была собака Хоппи, которую привезли к нам волонтеры– у нее тоже не было одной конечности. А этой весной сразу два протеза получила кошка Лапа, которая больше года жила без передних лап. А ведь 60% нагрузки именно на них и приходится. Но все получилось: через месяц она полноценно ходила и бегала.

    – Насколько часто к вам попадают животные, у которых нет одной или нескольких лапок?

    – Несколько животных в месяц точно. Из-за того, что раньше никто не делал подобной операции, владельцы животных, получивших такие травмы, очень часто решались на усыпление.

    Да, с тремя лапами питомец может ходить – психологически они не страдают из-за этого, как люди: просто приспосабливаются и живут. Тяжелее, если отсутствует больше конечностей, как у Лапы, например, которая в основном только лежала, несмотря на то что сама по себе кошка очень игривая и веселая.

    – Как вы вообще решились на проведение такой операции?

    – Около пяти лет назад главный врач нашего центра Павел Жульпа был в командировке в Новосибирске, где впервые увидел протезирование конечностей животным. На тот момент там эта операция уже не была новинкой: в той части России обморожения конечностей (одной, двух и даже всех четырех) – дело привычное.

    4,5 года ушло на то, чтобы понять, как в Беларуси осуществить подобную процедуру, а полгода назад наконец все получилось. На сегодняшний момент протезы для животных мы заказываем в России, но уже нашли белорусских партнеров, которые, возможно, смогут изготавливать новые «лапки».

    Почему сложно делать такие протезы? Для этого нужен большой 3D-принтер, который печатает титаном. В Минском районе как раз есть один такой аппарат: мы с ребятами сейчас ведем переговоры, проектируем и модернизируем протезы. Поэтому планируется, что для следующего животного «лапки» будут изготавливать в Беларуси.

    В первую очередь это ускорит весь процесс. Мало того, что доставку протеза мы ждем по два месяца, так еще и подготовка к операции занимает много времени: мы обследуем животное, проводим компьютерную диагностику в Минске, изучаем, а затем отправляем 3D-модель лапы питомца в Россию. Там нам делают протез и присылают сюда.

    – Наверноe, это еще и получится дешевле?

    – Да, вполне возможно. По поводу цены мы пока не ведем разговоры: это пока всем просто интересно. Для начала нам надо попробовать и решить, стоит ли сотрудничать или все-таки делать протезы через Россию, где уже «обкатана» эта тема.

    – Сколько стоит заказать такой протез из России?

    – Сама операция плюс протез одной лапы – около 1000$. Но зато это титан, он очень легкий. Если сделать тяжелую конечность, животное не сможет ею пользоваться. Конечно, без лап онo может жить, но при этом увеличивается нагрузка на позвоночник, суставы, иногда развиваются и другие заболевания.

    – Как удалось собрать такие суммы для Фили, Лапы и Хоппи?

    – Так получилось, что для Лапы деньги на протезы предложили собрать корреспонденты одного из белорусских телеканалов, которые приехали снимать сюжет про нас. Хоппи мы все делали за свой счет, как и для Фили. Нам было интересно, как все получится, как приживется: отметили, что у котов, конечно, это проходит легче, чем у собак.

    – Можно ли назвать такую операцию прорывом в ветеринарной медицине Беларуси, ведь до вас этого здесь еще никто не делал?

    – Да, однозначно. И, судя по реакции наших коллег из других клиник, мы поняли, что такие инновации заставляют всех немного шевелиться. Нас не пытаются копировать, но начинают пробовать развиваться в других отраслях – и это классно.

    Про участие в Social Weekend: «Началось народное голосование, и я увидел, что мы нужны людям: из 300 проектов наш занял 2-е место»

    Ветцентр «Кот Бегемот» работает в Лиде два года. По словам Дениса, врачи не ставят перед собой цели уехать работать в Минск: «Во-первых, хочется развивать регионы, а во-вторых, в этом городке работают очень классные врачи».

    – В Social Weekend мы участвуем первый раз – и произошло это довольно неожиданно. У нас есть знакомые, которые уже прошли через конкурс и подавали заявки в этом году: в последний день регистрации нам сказали, что у нас классный проект и тоже стоит попробовать пробиться.

    Я буквально за 15 минут заполнил анкету, зарегистрировался – и все. Дальше началось народное голосование, в ходе которого я увидел, что мы нужны людям: из 300 проектов наш занял второе место.

    Изначально все было сделано «на коленке»: мы назвали нашу инициативу «Доступное протезирование конечностей для питомцев». Но после многочисленных лекций и обучения в рамках Social Weekend мы поняли, что это не название, это суть проекта. Поэтому мы немного покреативили и назвались VetNess (vet – «ветеринария», а ness с иврита – «чудо»).

    После народного голосования осталось 52 проекта – сейчас мы проходим обучение: как рисовать суть проекта, как организовывать некоммерческие объединения и прочее. Внося корректировки в инициативу, мы решили создать некоммерческий фонд «Анималиа», который будет аккумулировать средства, поступающие от людей в помощь животным не только на протезирование, но и на другие нужды.

    За эти два года мы объединили вокруг себя много специалистов: психологов, зоопсихологов, ветврачей из разных клиник Беларуси. Поэтому с помощью фонда хотим и продвигать ветеринарию, и заняться анималотерапией (лечение детей-инвалидов с помощью животных).

    К тому же помещение у нас уже есть: в Лиде райисполком пошел нам навстречу и уступил большое пространство на 2000 «квадратов». В принципе, этого хватит на все наши нужды, которые мы смогли бы «покрыть» благодаря конкурсу:

    • приют (те бездомные животные, которых не сможем пристроить после лечения, смогут остаться с нами. Надо сказать, на сегодняшний момент в Лиде нет ни одного приюта – и это проблема для города со стотысячным населением);
    • клиника;
    • зоогостиница;
    • пёсокафе с компанией дружелюбных собак из отлова;
    • хостел для детей и взрослых, которые будут приезжать в клинику из других городов (что тоже для нас не редкость).

    Ну и, конечно же, хотелось бы дооборудовать наш центр: например, самая большая боль для нас – шуруповерт. В операции обычно используют специально предназначенный для этого инструмент (он стоит 1000$), а мы – обычный строительный фирмы Bosch за 300 руб.

    Профессиональный имеет металлический корпус, подлежит стерилизации, а обычный мы вычищаем спиртом настолько тщательно, насколько это возможно. Конечно, хочется более качественно обслуживать наших пациентов. Плюс нам очень нужен наркозный аппарат.

    А что в целом с ветеринарией в Беларуси? «Считается, что цены у нас очень высокие. Но это совсем не так»

    – Однозначно ветеринария развивается, но, честно говоря, маленькими шажками. Как-то так повелось, что мы, белорусы, в основном обучаемся в России, видим их опыт, а российские врачи равняются уже на опыт зарубежный. Хотя сейчас все больше наших специалистов читает литературу на английском, но многие не владеют языком – и это большая проблема.

    Получается так, что не все белорусские коллеги хотят обучаться. Мир уходит далеко, мы пытаемся идти за ним, но некоторые как освоили когда-то определенные технологии, так по ним и работают. Причем не могу сказать, что это проблема только периферии: в Минске тоже есть те, кто не стремится двигаться вперед.

    Плюс, на мой взгляд, в стране не хватает ветеринарной ассоциации для наших врачей. А это очень важно – иметь профессиональное сообщество, где можно поделиться знаниями и умениями.

    Даже в плане протезирования нам с коллегами негде было рассказать про свой опыт – приходилось делать это в основном через СМИ. И, когда по всей Беларуси это получило огласку, нам стали звонить ветврачи из других городов. Но это произошло через месяца 4 или 5 после нашей первой операции.

    – Государство как-то помогает развитию ветеринарии мелких домашних животных?

    – По сути говоря, нет, мы как-то сами всегда двигались. Единственное, как я уже говорил, райисполком, услышав нашу задумку, довольно быстро пошел нам навстречу в плане помещения. На мой взгляд, это огромная поддержка.

    Но есть другая боль ветеринарии. В Беларуси работает два сельскохозяйственных вуза, где обучают специалистов: в Гродно и Витебске. Но они выпускают ветврачей именно для сельского хозяйства: все, кто работает с мелкими домашними животными, учились и осваивали специфику анатомии и лечения самостоятельно или у своих коллег в клиниках.

    Знаю, что в витебской ветакадемии есть специализация «Болезни мелких домашних животных». Но ее выпускники все равно потом идут на двухгодичную отработку в колхоз, и, по сути, их потом ничего не связывает с мелкими домашними животными.

    – Много ли наших врачей уезжает работать за границу?

    – Да, достаточно много. Только среди моих знакомых человек 10–15 уехали в Россию, Польшу, Литву. Причем есть такие случаи, когда врач прошел обучение в другой стране, затем вернулся в Беларусь, чтобы работать здесь в клинике, но через несколько лет снова уехал за границу.

    У нас люди считают, что цены на ветеринарию очень высокие, но ветврачи знают, что это не так. Ведь, чтобы держать уровень специалистов, стоимость услуг должна быть выше: эти деньги идут не руководству клиники в карман, а на обучение персонала. Врач все время должен получать новые знания, а у нас на это, как правило, остается очень мало финансов.

    – В Беларуси действительно высокие цены на ветуслуги?

    – Нет, это не так. Сравним с обычными, не элитными клиниками в той же России: там первичный прием животного стоит в районе 45 рублей (в белорусских рублях), у нас в Минске – 20–25 рублей, в нашем центре в Лиде – 15 рублей.

    Стоит учесть, что в Беларусь иностранные лекторы приезжают крайне редко, за таким обучением надо ехать в Россию или Европу. Вот поэтому и хотелось бы создать такую платформу, где белорусские специалисты могли бы собираться, обмениваться опытом и учиться.

    – А какая боль у волонтеров, которые занимаются бездомными животными?

    – Люди не доверяют даже волонтерам с именем, думая, что перечисленные деньги пропадут. Иногда это действительно боль: собрать 300–400 рублей на животное, учитывая, что помимо него ребята как-то содержат еще 60–70 питомцев. Поэтому, создавая какие-либо организации, нужно в первую очередь думать о том, чтобы они были максимально прозрачными для людей, как, например, платформа saveus.by.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 0

  • Этим летом, заказывая любимую еду из ресторанов в Delivio, вы можете поучаствовать в рекламной игре. Для её участников Delivio вместе с партнёрами подготовили более 10 000 призов.

    Неизвестные разместили в одном из Telegram-чатов персональные данные прокурора. Позже под этой информацией стали появляться оскорбительные комментарии. Прокуратура отреагировала.

    После того, как ряд популярных европейских курортов закрыл воздушное пространство для самолетов «Белавиа» около 70% белорусских туристов перенесли свой отдых на пока еще доступные направления.

    В Гродно в этом году отменили традиционные показы open-air «Кинемо» — фестиваля немого кино и современной музыки. Эти показы проходили в Гродно с 2014 года.

    На несколько часов воскресенья один из паркингов ТРК «Тринити» принимал чемпионат по роллер-спорту. Дети соревновались, кто лучше стоит на роликах, быстрее и без ошибок объезжает препятствия.

    С 9 утра 15 июня и до 00.00 2 июля будет временно запрещено движение транспортных средств по улице Парижской Коммуны.

    В Октябрьском суде сегодня прошли сразу два заседания. На одном из них обвиняемые - три женщины, на другом - один мужчина. В качестве потерпевших выступают 11 сотрудников ОМОН.

    Все новости