• Откуда у игроков такие зарплаты и почему все не любят судей? Правда о работе футбольного тренера

    Откуда у игроков такие зарплаты и почему все не любят судей? Правда о работе футбольного тренера

    Onliner.by снарядил свой тарантас в Гродно, обвесился микрофонами и камерами и поехал на встречу с самым настоящим тренером — главкомом гродненского «Немана» Игорем Ковалевичем. Можно ли в этой профессии обойтись без мата? На какие суммы штрафуют футболистов? Почему у них ноги колесом? И что делать, если во время матча захотелось в туалет? Профессионалы разного профиля продолжают живописать свой труд, столичные журналисты прилежно слушает и благодарят их за это.


    Мат, дурак, газета

    — Игроки не обижаются, что вы на них постоянно ругаетесь?

    — Как они могут обижаться?

    — Потому что не слышат?

    — Слышат они все. Но не обижаются. Не имеют права.

    — Почему вы стали тренером?

    — А что я еще умею? Так сложилось. Неожиданно, но сложилось. Мне было 37 лет. Я из «Славии» ушел. Последний матч мы проиграли «Шахтеру». Меня поменяли на 48-й минуте. Не в перерыве, не после матча. Только на поле вышел. Я тренеру высказал все, что думаю по этому поводу, и просто ушел из команды. Потом позвонили из Новополоцка, позвали поработать с дублем «Нафтана». Так помаленьку-потихоньку стал главным.

    В принципе, я давно себя готовил. Когда позвали играть в Брест, стал записывать все занятия Юрия Курненина. Завел привычки и после конспектировал уже всех тренеров.

    — Кем бы вы были, если бы не стали тренером?

    — Даже не представляю.

    — Тренер может обойтись без мата?

    — Нет!

    — Почему?

    — Ну как без мата? Футбол — дело быстрое. Мат доходчивее. Хотя мат мату рознь. И не думаю, будто футболисты на меня обижаются. Я без дела не ругаюсь. Тем более раньше не было нынешней статистики и возможности работать с видеоматериалами. Если у кого-то из ребят есть сомнения в справедливости моих претензий, всегда можно показать, где и что конкретно было не так. Объективность важна.

    — Что делать, если футболист не прав?

    — Смотри. Чем хороший футболист отличается от дурака?

    — Чем?

    — Если хорошему футболисту сделать замечание, в следующий раз, оказавшись в такой же ситуации, он все исправит. А если человек ограничен, говори ему, не говори, будет делать одно и то же.

    Не могу сказать, будто у меня в командах было много дураков, но имелись. Решать проблему с ними помогает только время. С неопытными футболистами то же самое. Пришел парень из первой лиги, ему нужно время, чтобы привыкнуть к высшей.

    — Волшебный пендель помогает?

    — Я такого не допускаю. Исходя из этого могу сделать вывод, что доходит до всех… Хотя когда-то в Новополоцке бил Никиту Букаткина газетой. В трубочку свернул — и давай его по макушке. Футболист хороший, все быстро понял. Капитаном команды у меня был. А газетой получил из-за недоразумения. Больше такого не происходило.

    — Больше никого не били?

    — Нет, наверное.

    — А хотелось?

    — Иногда. И очень сильно.

    Судьи, вера, самогон

    — Почему тренеры так не любят судей?

    — Ну… как бы правильно сказать… Посмотрите нынешний год белорусского футбола, посмотрите прошлый. Если судьбы матчей решают арбитры, это не очень хорошо. А глава судейского комитета потом предъявляет лучшим футболистам страны и рассказывает, как им играть. Это вообще! После таких заявлений надо уходить из федерации. Посмотрите, сколько результативных ошибок допускали судьи! У нас и руками забивают, и еще много чего. Трактовка правил стала очень широкой. А ответ на наши претензии один и тот же: «В этом ракурсе не видно, в этом не слышно». Потому, конечно, у нас есть проблемы с судейством.

    — Как вы общаетесь с судьями, когда встречаете их на улице?

    — Нормально общаюсь. Зачем плохо? В жизни они со мной нормально общаются, я с ними нормально общаюсь. А на поле — по-разному. Меня же много раз со скамейки удаляли. Когда начинают бить эмоции, становится трудно себя сдержать. Но не думаю, что я один такой.

    — Самое памятное ваше удаление в роли тренера?

    — У меня было очень много удалений. Это сейчас я поспокойнее стал… А помнится год, когда после матчей нашего «Нафтана» пять судей были дисквалифицированы. Это дико. Тогда у нас в Новополоцке, как и сейчас в Гродно, была рабочая боевая команда, которая честно делала свою работу и добивалась результата трудом. Судейские ошибки сильно портили жизнь.

    — Легко заснуть после проигранных матчей?

    — Стараюсь уснуть. Получается по-разному. Все равно все переживаешь, прокручиваешь. Просто поражение поражению рознь. Если видишь, что на поле есть игра, ребята проявляют свое исполнительское мастерство, неудачу легче принять. В этом году у нас более-менее получается показывать хороший футбол без провальных матчей.

    Ребята из нынешнего состава не особо выпадают. А бывало, некоторые люди меня разочаровывали. Потому как делали не то, что я хочу, а то, что сами хотели. И все равно больше всего разочарования испытываешь от себя. Вот ты доверяешь человеку, говоришь с ним, а он головой кивает, обещает, но все равно не делает.

    После матчей в любом случае засыпаешь. Если нет, выпьешь таблетку снотворного — станет легче.

    — То есть вы по снотворному, не по алкоголю?

    — Почему? Я такой же, как все. Могу самогонки выпить. Экологически чистый продукт, остальным я не доверяю.

    Сало, штрафы, Гродно

    — Уверены, что футболисты слышат весь ваш ор с бровки?

    — Это смотря как ты орешь. Ну, и где. Если полный стадион, докричаться сложнее. Но я уверен, что слышат.

    — Знаете имена всех своих игроков?

    — Да.

    — Самые прикольные клички?

    — У нас в прошлом году был нападающий Атеменг — его называли Жираф. Потому что высокий. В основном клички переплетаются с фамилиями.

    — Окей, почему у футболистов ноги колесом?

    — У меня вроде как не совсем. Хотя, может, выпрямились, когда закончил карьеру.

    — Людей с ровными ногами в футбол берут?

    — Берут.

    — Как реагируете, если футболист приносит из отпуска лишние килограммы?

    — Во время втягивающего периода можно дать недельку-полторы на исправление ситуации. Стараюсь перед отпуском напоминать ребятам, которые остаются в команде, чтобы не заедались. Но у меня в карьере приносили и по 10 килограммов. В Новополоцке был вратарь. В какой-то момент перестал ужинать: «Тренер, я худею!» Наутро взвешивание — он прибавил. Я ему говорю: «Это вообще как?» — «Не знаю, что происходит». После решил зайти к нему в номер. Открываю дверь — а человек топчет сало.

    — Футболисты вас часто обманывали?

    — Я, будучи футболистом, обманывал. С базы, бывало, ночью убегал. Когда стал тренером, меня уже обманывали.

    — У вас есть система штрафов?

    — Она есть. Но я предпочту поругать человека, чем оштрафовать. Да и зарплаты здесь на самые высокие. Конечно, если нарушение из ряда вон, никакие слова не помогут. Года два назад играли в Витебске. Заселились в Новополоцке. Игра была запланирована на восемь вечера, а двое игроков пришли из ресторана в шесть утра. Новополоцк — город маленький, я там всех знаю, понятно, рассказали. Узнал, правда, только после игры. В итоге люди остались без денег.

    Деньги — самое действенное наказание. Тем более в лиге без особо больших бюджетов. Нас после той истории вызывал глава Гродно. За проступок двоих ответила команда. Всем до конца чемпионата срезали 20% зарплаты. Изначально речь велась об отчислении той пары игроков, но партнеры вступились и согласились понести финансовые потери. Я тоже вписался. Потом нам те 20%, правда, восстановили. Все наладилось.

    В той ситуации хорошо проявил себя наш капитан Валера Жуковский. Это порядочный человек. Если мне нужно принимать решение по людям, могу посоветоваться с ним и ветеранами команды.

    — Рекордный штраф, который вы получали, будучи тренером?

    — Два года назад заплатил за удаление чуть больше $1000. А мелочи вроде 10, 20 базовых — это уже привычная вещь. Все штрафы были в основном за ругань на судей.

    — Не жалеете?

    — Нет конечно.

    — Платили из своего кармана?

    — Да.

    — Рекордный штраф, который давали вы?

    — Около $1000. За пьянство.

    — Почему белорусские футболисты пьют?

    — Все футболисты пьют. Футболист футболисту рознь. Нельзя говорить, будто каждый белорусский игрок бухает. Футболист футболисту рознь, пьянка пьянке рознь.

    — Разрешаете пиво футболистам после матча?

    — Да.

    — В каком объеме?

    — По баночке-две-три они в состоянии выпить. Спросите Сашу Глеба, который много где играл на топ-уровне. Колу не разрешают пить, а если выпил пива после матча, нет ничего плохого. Тем более за игру ребята тратят много энергии.

    — Что будет, если игрок выпьет не две банки пива, а двадцать две?

    — Ну я же вижу, как они из автобуса выходят. Две банки можно не заметить. А двадцать две незамеченными не пройдут.

    Геи, жаба, Галустян

    — В белорусском футболе есть геи?

    — Не знаю, может, и есть. Если бы у меня в команде оказался гей, отреагировал бы нормально. Главное, чтобы человек был порядочный. А к ориентации людей я отношусь очень ровно.

    — Почему вратари такие отбитые?

    — Ну, у нас не отбитые. У Димы Дударя юридическое образование. Серега Курганский — интеллектуальный парень. На моем пути отбитых не попадалось. Хотя стереотип есть. Мой старший товарищ Юрий Анатольевич Курненин вратарей вообще не трогал. Даже не ругался на них. Он считал, что вратари — особая каста.

    — Вам нравится герой Галустяна из «Нашей Раши»?

    — Тренер? Ну, интересно посмотреть. Что-то общее с собой нахожу. В раздевалке всякое происходит. На эмоциях в тебя может вселиться такой демон, что страшно. Порой у меня летали поилки по раздевалке.

    — Что делать, если захочется в туалет во время матча?

    — Пока ни разу такого не было. Если случится, оставлю команду на поле и пойду в раздевалку. Памперс же не наденешь.

    — Обижаетесь, когда слышите обидные слова с трибун?

    — Когда команда плохо играет, все понимаю. А вообще, у нас есть одна белорусская болезнь. Жаба называется. И многих она душит. Я уже привык. Да, порой отвечаю. Но желания найти не было никогда.

    — Почему футболисты получают так много?

    — В Гродно точно не много получают. А так… Футбол — спорт номер один в мире. Олег Романцев в бытность тренером сборной России и московского «Спартака» сказал: «Футболиста моего дубля узнают на улицах города, а чемпиона мира по ходьбе — нет». Я знаю, что другие виды спорта ревностно относятся к футболу. Но так заведено во всем мире.

    — Тренеры в Беларуси много получают?

    — По-разному. В средних командах — в районе 3000, в клубах типа минского, брестского «Динамо», БАТЭ — больше.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 1

  • Половину своей жизни он был алкоголиком, а последние десять лет не выпивает ни грамма спиртного — иначе все может вернуться. В свои 46 он точно знает, что бывших алкоголиков не бывает.

    Два раза в год власти замеряют, насколько далеко зарплаты самых обеспеченных белорусов ушли от заработков самых бедных. Расчеты показывают, что есть кратная разница в доходах между верхом и низом зарплатной...

    Эти технологии позволяют собирать небывалый урожай клубники - 300 тонн сладкой ягоды в год.

    В долг берет государство, а возвращают все граждане страны через налоги. Именно поэтому важно знать, сколько государство берет в долг, и контролировать, на что эти деньги тратятся.

    С 10 августа закрывается для движения улица Карла Маркса в Гродно. В связи с этим маршруты общественного транспорта изменятся.

    Например, через несколько лет автомобиль всплывает на штрафстоянке, а с предыдущего владельца просят оплатить услуги по хранению автомобиля за все время пребывания там, сумма эта зачастую превышает...

    Все новости