• Неугомонный батюшка. Как советский милиционер стал священником и начал восстанавливать белорусские храмы

    Неугомонный батюшка. Как советский милиционер стал священником и начал восстанавливать белорусские храмы

    82-летний митрофорный протоиерей (это значит — награжденный всеми возможными наградами в православии) Виктор Боковец, настоятель самого большого православного храма на Гродненщине — Спасо-Преображенского кафедрального собора в Слониме, за свою жизнь восстановил более десятка церквей в Гродненской и Брестской областях, рассказывает TUT.BY.

    Несмотря на почтенный возраст, батюшка часто поднимается на колокольню. Вприпрыжку, быстро перескакивая через две ступеньки, он буквально несется наверх, когда приезжают паломники или туристы, чтобы позвонить в колокола и рассказать об истории храма. А два года назад стал осуществлять свою давнюю мечту — начал строительство Дома милосердия, где могли бы жить одинокие пожилые люди. Говорит, одну комнату зарезервирует и для себя — на будущее. А пока у него еще очень много дел — и размеренная старость в планы не входит.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Батюшка родился в 1938 году в деревне Мижевичи, что в 20 километрах от Слонима. Там он, кстати, живет и сейчас. Обустроил старую деревянную родительскую хату и держит большое хозяйство, возделывает огород. Но практически каждый день на машине приезжает в Слоним — то на службу, то проконтролировать строительство Дома милосердия. На вопрос, откуда столько энергии, лишь пожимает плечами: мол, само все как-то получается.

    Православным священником протоиерей Виктор Боковец стал, когда вышел на пенсию. А до этого служил постовым милиционером в Москве, там женился, родилась дочь.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

     — У жены (уже бывшей) все сейчас хорошо. Она потом снова замуж вышла. Счастлива. И я счастлив, что нашел вот такой свой путь. Дочь мое решение поддержала, — говорит о. Виктор и объясняет: стать священнослужителем не было спонтанным решением, по сути, он шел к этому всю свою жизнь.

    С детства ходил в церковь вместе с братом и сестрой: несмотря на запреты и закрытие в советское время храмов, мама приводила детей в деревенскую церквушку. Через много лет мама заболела, потом неудачно упала и повредила позвоночник, и Виктор дал обет: выздоровеет мама — он пойдет в священники.

     — Богу ж виднее, какой у человека путь, — философствует батюшка.

    Мама, кстати, прожила с того времени еще 20 лет. Хоть сначала в ее выздоровление врачи не верили. Батюшка называет это не иначе как чудом. А Виктор, набравшись смелости, поехал к митрополиту Филарету и рассказал, что хочет стать священником. Это было в конце 80-х годов прошлого века.

    В итоге все получилось, и Виктор Боковец стал восстанавливать полуразрушенные храмы. В итоге восстановил больше десятка. Особенно тепло он говорит о слонимском Спасо-Преображенском кафедральном соборе, который он воссоздал буквально с нуля — конечно, с помощью прихожан и неравнодушных людей. За всю эту деятельность, по его словам, и получил свои награды, став единственным митрофорным протоиереем в Новогрудской и Слонимской епархии с правом ношения митры — специального головного убора.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
    На первый взгляд, кажется, что сегодняшний слонимский Спасо-Преображенский кафедральный собор — белый, величественный и бароккальный — был здесь всегда. На самом деле в 1963 году храм был взорван, и от величественного строения остался только фундамент. Так и стоял до 1994 года, пока сюда не пришел священник-«строитель» Виктор Боковец и не стал возводить утерянный собор. Говорит, что изначально на амбициозный план восстановления самого большого православного храма в Гродненской области и третьего по величине в Беларуси средств совсем не было. Были только вера, желание, а еще люди, которые оказались рядом в нужный момент и в нужное время.
    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Священник рассказывает, что раньше здесь, на месте православного храма, размещался костел Божьего Тела монастыря каноников лютеранских, построенный в XVII веке. Потом, после упразднения католического прихода, — церковь. При этом здание, которое перешло верующим другой конфессии, бережно сохраняли — оно оставалось по своей форме и виду неизменным. Только в архитектурном облике православного храма добавились некоторые элементы, а перед входом была построена трехъярусная звонница.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Во время войны храм сильно пострадал, а в 1963 году, казалось, исчез навсегда. Последний год хрущевской антирелигиозной кампании для храмов Беларуси и других республик, которые тогда входили в СССР, стал тяжелым испытанием. Соборы, которые до этого времени все еще работали, несмотря на постоянное давление со стороны советской власти, стали закрывать, превращая в склады и технические помещения, взрывали и уничтожали. Так, например, в деревне Турейск, что в Щучинском районе, местный храм был закрыт в 1963 году и отдан под склад для хранения зерна, потом здесь хранили запчасти, а рядом построили ферму. В Сморгони в 1962 году снесли церковь Спаса Преображения, в Гродно в 1961 году взорвали костел Фару Витовта. Слонимский собор также не пощадили.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

     — Сначала я был настоятелем другого слонимского храма — Свято-Троицкого собора. Но все мечтал и думал о возрождении этого, — говорит батюшка. — То там обратимся, то здесь, где-то кто-то кирпичом поможет, кто древесиной. Так и начали строить храм. Возводили его по виду того старого собора, который был здесь раньше, — говорит священник и проводит экскурсию по церкви. На улице — жарко и суетно, а здесь, внутри, прохладно и тихо. Все стены в храме — в ликах святых. Батюшка сразу объясняет — это напечатанные на холсте иконы, которые клеили на стены вручную. Говорит, что такого украшения нет ни в одном другом храме Беларуси. После строительства храма на убранство уже не хватало денег, и батюшка долго думал, как сделать так, чтобы в храме были не просто белые стены — так и появились эти холсты и одна роспись, ее делали два года местные мастера.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Он вспоминает, что когда начал возводить храм, строительного опыта у него не было — приходилось все постигать в процессе стройки.

    — Привезли кирпич, например. Кажется, что вот этой горы хватит на все — а стены метровые у храма, не хватило. Оказалось, кирпича надо раз в 10 больше.

    Строили храм буквально вручную. Батюшка был и за прораба, и за рабочего. Помогали прихожане. Так все вместе и возвели этот большой кафедральный собор в Слониме. Службы же стали проводить раньше: поставили на территории стройки военную палатку.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    До этого Виктор Боковец восстанавливал храм и в Мижевичах, откуда он родом, а после постройки собора в Слониме принялся за восстановление еще и звонницы. Сейчас там находятся помещения воскресной школы.

    Батюшка зовет нас на колокольню — и быстрым шагом, перескакивая через две ступеньки, поднимается наверх, по пути показывая комнаты, где занимаются дети, трапезную и художественную мастерскую, где проходят занятия по рисунку. Воскресная школа — это тоже была мечта батюшки. Осуществил.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Поднимаемся наверх. В колокола батюшка сам звонит редко, все больше приходит сюда, на высоту, с туристами и паломниками, рассказывая об истории храма и его восстановлении. Здесь, около колоколов, он все же признается нам, что силы уже не те и после подъема на высоту ему надо немного отдохнуть. Раньше-то мог туда-сюда бегать — и ничего, а сейчас, мол, все чаще нужна передышка.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Но дела-то надо делать: службы в храме, большое хозяйство, строительство Дома милосердия. Здесь, когда стройка наконец закончится, в кельях-комнатах будут жить пожилые одинокие люди. В планах в здании оборудовать трапезную и большое помещение для различных мероприятий.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Батюшка признается: с возведением Дома милосердия все шло не очень гладко. Строительство несколько раз откладывалось — сложно было согласовать проекты.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    Планировалось, что здание будет больше (территория вокруг храма это позволяла), но местные власти в итоге утвердили строение поскромнее, поэтому во дворе осталась часть стройматериалов, которые бы продать да вырученные деньги пустить на нужды храма и Дома милосердия. Работы-то здесь еще много, а денег, как всегда, нет. Но покупатели пока не находятся. Однако батюшка верит и даже убежден в том, что средства обязательно появятся, как это было раньше, и называет все происходящее вокруг «чудом, которое происходит с ним каждый день».

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    —  Понимаете, у батюшки нет никаких спонсоров. Он все собирает по копеечке. Пенсию свою отдает на нужды храма. Притом нуждающимся всегда помогает, откуда-то находит деньги, а мимо чужой беды никогда не пройдет. Последние деньги может отдать. Я спрашиваю его: «Батюшка, а вы на что же живете?». А он махнет рукой, говорит, что есть бульба и цыбулька, на том и спасибо. Поэтому и огород свой держит. Чтобы себе и людям было что поесть, — рассказывает Илья Григорян, иподиакон митрополита Вениамина, который уже много лет помогает отцу Виктору.

    Молодой человек вместе с нами поднимается на колокольню, а по пути тихо рассказывает про батюшку, чтобы тот не особо слышал. Протоиерей же, понимая, что разговор о нем, смущается и краснеет.

     — Опять ты начинаешь меня хвалить. Перестань уже, — машет рукой и поднимается на самый верх батюшка.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

     — Как-то нас пригласили освятить палатки на базаре — и он идет со скарбоночкой, просит пожертвовать на храм и на Дом милосердия. А люди говорят: мол, мы же уже сдавали деньги, а Дома вашего все нет — значит, вы нас обманываете. Батюшка тогда расстроился, растерялся, объяснял всем, что долго все согласовывалось. И вот здание почти возвели — он радуется, что люди видят, куда пошли их деньги, — рассказывает 21-летний иподиакон Илья, который знает батюшку с 7 лет. — Дом милосердия — это, правда, очень важный проект. В окрестностях Слонима есть старые люди, о которых некому позаботиться. Например, батюшка помогает 90-летней одинокой бабушке, которая жила в одной из деревень, заботиться ей о себе стало трудно — батюшка все это увидел и переселил ее в свою однокомнатную квартиру в Слониме. Там пожилая женщина и живет сейчас. Потом, надеемся, в Дом переедет. Вот так — Дом милосердия еще не заработал, а постояльцы уже есть.

    В это время батюшка задумчиво смотрит в одно из окон колокольни и, показывая вниз, на место рядом с еще не достроенным Домом, говорит, что надо на том месте сделать детскую площадку для местной детворы. И вот тогда, мол, можно спокойно поселиться в комнате-келье в Доме милосердия и немного отдохнуть. А может, и нет. Батюшка-то неугомонный.

    Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

    // TUT.BY

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 2

  • «Вечерний Гродно» узнал, сколько хотят за помещение и что будет дальше с самим «Лимузином».

    Уже более двух десятилетий оно обнесено деревянным забором. Два года назад строение было признано одной из «самых значимых синагог Европы», которое надо спасать.

    Вчера на предприятии снова произошел сбой. В пресс-службе рассказали, что это было.

    Письма в адрес сотрудников гродненского ОМОНа исчисляются сотнями, утверждают в областной милиции, демонстрируя фотокарточку с десятком рукописных и распечатанных на принтере анонимных посланий.

    S&P Global Ratings прогнозирует, что затянувшаяся повышенная неопределенность в Беларуси может негативно сказаться на доступе Беларуси к международным рынкам капитала. Что это означает для страны и для...

    У одних в день выходит по сто рублей, у других – по сто долларов. И это далеко не предел.

    «Фуры досматривают долго, даже одну шоколадку пришлось вносить в декларацию, со спиртным разворачивают», — делятся впечатлениями водители, которые пересекали в последние сутки литовско-белорусскую границу....

    Все новости