• «В школе нас дразнили депутатками». Сестры Груздевы про эзотерику, инаугурацию, цензуру и свои песни

    «В школе нас дразнили депутатками». Сестры Груздевы про эзотерику, инаугурацию, цензуру и свои песни

    Сестры Груздевы совсем недавно поднялись на поверхность илистой реки отечественного шоу-бизнеса и теперь совершают заплыв по течению этого непредсказуемого водоема. Началось все с пламенных постов в соцсетях, продолжилось выступлением в «Минск-Арене» и посещением инаугурации. Onliner.by взял у сестер интервью, а они дали.

    Кто такие сестры Груздевы?

    Валентина и Александра Груздевы - телеведущие, певицы и актрисы. Родились в Гродно, обе замужем, есть дети. Мама близняшек, Людмила Владиславовна, работала редактором «Рекламного приложения» в газете «Гродненская правда». Отец, Николай Петрович, энергетик. Учились в Гродненском училище искусств, также окончили Университет культуры. Вели национальный конкурс «Зорная ростань», были ведущими на балу выпускников у президента Беларуси. После окончания университета сестры Груздевы работали в таких телепроектах, как «Серебряный граммофон», «Эстрадный коктейль», «5+5». В Москве сестры Груздевы снялись в нескольких фильмах. В сериале «Настоящая жизнь», «Каменская-2». В 2016 году сестры Груздевы выпустили шоу «Красиво жить не запретишь» на телеканале «БелМузТВ», где ходили в гости к белорусским знаменитостям. В 2017 году белоруски снялись в новом проекте Comedy Club Production с Ольгой Картунковой.


    Перед интервью артистки, певицы и телеведущие решительно осудили цветовую гамму офисной мебели Onliner и достали государственный флаг, чтобы на этом патриотичном фоне ответить на наши вопросы. Поговорили про таинственный монгольский ритуал, эзотерику, цензуру в искусстве, присутствие на инаугурации, песню «Музыка нас связала» и, конечно же, планы на будущее. Перед вами — результат этой беседы в видеоформате.


    Вот лишь некоторые цитаты из видеоинтервью:

    Когда мы жили в Монголии, там с нами был проведен один мощный ритуал. Силу этого ритуала мы начинаем понимать только сейчас, когда уже стали взрослыми. Однажды перед Новым годом к нам постучал человек: он был весь замерзший, и папа открыл дверь. Он зашел в квартиру, мы его отогрели, напоили, поговорили. Оказалось, что это был какой-то местный святой. Этот человек посмотрел на нас и сказал родителям: «Вашим дочкам могут делать зло, я проведу ритуал». Мы были маленькие, а родители… Ну как это не сделать ритуал? Он его провел и сказал: «Те люди, которые вам будут делать плохо… в конечном итоге для вас это выльется во что-то очень светлое и хорошее». Это был очень мощный ритуал: нас посадили на стулья и кое-что с нами делали и говорили. Тот святой сказал: «Ваши девочки очень чистые и светлые, на их пути будут встречаться не очень хорошие люди». И теперь у нас в жизни так происходит: у тех, кто к нам с добром приходит, все хорошо. Но если кто-то пытается сделать нам что-то не очень хорошее, мягко говоря, в жизни этих людей случаются просто мистические чудеса.

    Когда мы приехали из Монголии, нас поставили перед классом и стали знакомить: «Вот это сестры Груздевы — Валентина и Александра». Мне наш класс вообще не понравился, и я повернулась к ним спиной. Они это запомнили. После этого наши одноклассники ходили за нами, провожали нас домой и кричали: «Депутатки!» Почему так кричали? А мы сказали, что наши родители депутаты. Соврали, получается, и нас после этого немножко травили. Но у нас всегда был очень сильный характер.

    В те времена, в третьем-четвертом классе, мы ходили с «пупсиками», а все пацаны в нас влюблялись, и, чтобы привлечь внимание, они забирали наши «пупсики» и футболили их. Но они же не знали, что есть такие, как мы. Мы одного мальчика избили, покусали, чуть из окна не выкинули. Мы умеем драться, владеем не будем говорить каким искусством, но если вдвоем налетим на человека…

    Мы стартанули в Беларуси сами: записали здесь клип на песню «10 секунд», нашли деньги. Клип этот очень хорошо поддержали наши музыкальные каналы. А потом наши подруги оказались в Москве и работали в шоу. Продюсер обратил на нас внимание и спросил: «Девочки, можете ли вы провести Новый год?» Мы согласились, тем более деньги хорошие платили — и в результате попали на один такой Новый год, где выступали «ВИА Гра», Дима Билан, Борис Моисеев. Нам говорят: «Вы, когда выйдете, не обращайте внимания: на вас не будут реагировать, потому что вы в Москве вообще никто». Мы отвечаем: «Ну да, конечно. Здесь такие артисты перед нами именитые!» Выходим, поем первую песню «10 секунд» — и тут люди достают зажигалки и начинают нам аплодировать. Продюсер смотрит на все это: «Боже, вы покатите в Москве!»

    После этого к нам стали обращаться по поводу сотрудничества. Но те моменты, которые они нам предлагали… Мы такие: плати нам хоть миллиарды долларов, раскручивай, как Леди Гагу, но у нас есть принципы, за которые мы, наверное, умрем. Мы никогда не пойдем против своей совести — ни в чем, даже если за это придется умереть. Мы всегда засыпаем с чистой совестью.

    Очень много мужчин предлагали нас раскрутить, осыпать золотом, помочь в карьере, чтобы мы были чуть ли не в самом первом эшелоне российского шоу-бизнеса. Но есть другая сторона медали. Помню тот момент, когда мне положили руку на плечо и на колено и сказали пройти за другими мужчинами. Сказали просто пройти, но мы же не глупые девочки.

    До женского форума в «Минск-Арене» мы никогда не слышали Баскова вживую. От него такая сумасшедшая энергетика, он такой красивый! Он как мальчик! А как он поет вживую… Мне его живое исполнение понравилось больше, чем в записи. Клип Баскова и Киркорова? Это был ужас! Мы такое не поддерживаем. Знаете, мне кажется, что был какой-то внутренний кризис у людей. А мне кажется, что Киркоров сказал: «Ой, Коля, я придумал такую фишку! Ты не представляешь! Об этом будут говорить все». Но Киркоров выбелил себя, а все досталось Баскову. Как он согласился на это?! У нас был шок! Мы показывали всем, спать не могли. А Киркоров — великий манипулятор. Гудков клип делал, а Киркоров, мне кажется, убеждал Баскова. У них свои моменты пиара. Мне кажется, в Беларуси этот пиар бы не прошел. Мы благодарны богу, что у нас есть больше цензуры.

    Вот вы говорите про свободу творчества. Есть такое направление в искусстве — постмодернизм. Когда мы проходили философию, затронули эту тему: имеет ли такое направление право на существование. Мы вступили с педагогом в дискуссию и сказали, что не понимаем, как это так: стоит ведро на сцене, человек раздевается и начинает свои естественные потребности справлять вот в это ведро, и это люди могут воспринимать как искусство. Вот на этой почве мы начали спорить, были разные мнения — это было настоящее ток-шоу. Мы спорили полтора часа, и преподаватель в итоге сказал: «Браво! Ставлю пять, это было круто!»

    Мы считаем, что творчество должно вызывать положительные эмоции, оно должно очищать. Если я смотрю и это вызывает у меня какой-то дискомфорт, то я считаю, что это уже порнография, а не искусство.

    Инаугурация? Произошло что-то мистическое. Наверное, так и должно было быть. Нам позвонили из Министерства культуры и пригласили на мероприятие. В этот момент я находилась возле школы, там было очень громко — в тот момент, когда я человека не слышала, мне как раз говорили, куда мы приглашены. Мне еще потом сказали: «А мы подумали еще: почему вы так слабенько отреагировали?» Естественно, мы не знали. А потом еще следом была фраза: «Девочки, ну вы же понимаете, какое это мероприятие, раз в пять лет. Вы сделайте красивые прически». Когда мы приехали в музей ВОВ, смотрим: все звезды так странно улыбаются… Жанет, Дорофеева, Солодуха. А первая фраза Солодухи, кстати: «Девочки, как вам мой новый образ?» А мы ему говорим: «Александр, вы такой сексуальный. Как голливудский красавец. Вам очень идет!» А уже потом, во Дворце независимости, Солодуха, оказывается, нам подыгрывал. Я говорю: «Ой, мы не оделись!» А он нам: «Ну а я небритый». Все люди знали!

    Зачем это держать в секрете? Мы недавно ехали на интервью, и я говорю: «Саша, посмотри, не заблокировали ли дорогу кольцевую». А как вам кажется, что бы произошло, если бы эти «бел-чырвона-белыя» были подготовлены? Они без подготовки блокируют дороги. Что было бы, если бы они все узнали? Если бы узнал тот же Запад? Что было бы? Какая, возможно, сакральная жертва? Наш президент поступил очень мудро, он выбрал жизни людей. Он правильно говорит: «Простите, такое количество людей приглашено, как это можно было удержать в тайне?» Это было нереально!

    Организаторы женского форума в «Минск-Арене» сказали, что нужна песня, которой будет подпевать весь зал. Давно, лет десять назад, нас пригласили на одно мероприятие — тематический корпоратив «Ретро. Советский Союз» — и просто сказали: «Пойте эту песню, запишите ее». Заказчики дали фонограмму, дали девочку на подпевки, диджея. Мы записали и эту песню вообще не планировали нигде исполнять, но каждый раз где-то на каком-то корпоративе нас замечали, потом приглашали на праздник города — и эта песня сама собой появилась в нашем репертуаре. И мы ее пели на многих мероприятиях. Сами мы бы ее, наверное, и не взяли, но нам сказали: «Песня хорошая, зал будет знать». И мне в нашем исполнении она больше нравится. Это нескромно, но это так. Мне кажется, у нас окраска более приятная.

    За последние несколько месяцев у нас, конечно, стала гораздо более насыщенная жизнь. Мы очень многое поняли, еще больше полюбили нашего президента. Раньше мы боролись с хейтерами за каждое высказывание, но сейчас на нашу страницу приходят люди, которые поддерживают действующую власть, с реальных аккаунтов и начинают нас защищать. Знаете, они чем-то похожи на нас. Такие же эмоциональные.

    Долгое время мы не путешествовали, потому что очень боялись перелетов — я, муж. А в один прекрасный момент с нами случилась одна не совсем справедливая история. Возможно, мы даже могли бы быть в первых рядах этих «бел-чырвона-белых». Но мы это восприняли как знак, что мы где-то недоработали, мы чего-то не смогли. И стали работать и вышли на новый для нас уровень. И после этой ситуации, когда кое-что произошло, мы отправились в Санкт-Петербург, потом в Париж, Милан, Ниццу, Рим. Путешествия — это самое лучшее, что может быть. В жизни самое главное — эмоции, их ты не купишь ни за какие деньги. Вот Солодуха — он, как маленький ребенок в хорошем смысле слова, всему рад.

    Одному богу известно, что будет дальше. Мы от себя будем делать все зависящее. У нас есть, конечно же, планы. Как эти планы будут реализованы и что с нами будет, мы не знаем. Когда мне было 23 года, я думала, что моя жизнь будет расписана на много лет вперед с определенным человеком, до старости вместе. Но потом врываются определенные события, они все крушат и ломают. Это нечеловеческая боль. А мне потом один человек сказал: 

    «У вас настолько линия жизни с линией судьбы связана, что вам бесполезно планировать. За вас уже кто-то сверху как бы за ниточки держит». Задачи есть, цели есть, их много. Сейчас все уходит в творчество.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 44

  • Усадьба Святск-Гурских в этом году наконец распахнула свои двери перед туристами. Но чтобы это чудо произошло, Виктор продал почти весь свой бизнес, собственный дом, а еще взял кредит.

    KYKY.ORG рассказывает, что нужно знать, если вам вдруг придется просить политического убежища и получать статус беженца.

    "Шчучыншчына, Шчучыншчына!", – поет Елена ЖелудОk. Ее видеоклип на этой неделе взорвал Интернет, разошелся на мемы, а песня заела в голове у миллионов белорусов.

    Опубликована новая статистика Минздрава. По данным ведомства, в Беларуси на 31 октября зарегистрированы 98 482 (+983) человека с положительным тестом на COVID-19.

    В гродненские заведения, которые по разным причинам не работали 26 октября, пришли с проверками из санитарно-эпидемиологической службы и отдела торговли.

    Проблемы возникли и у студентов, которые вчера пытались въехать в Беларусь через ближайший к Гродно пункт пропуска «Брузги».

    TUT.BY получил проект КоАП, в котором предлагают ужесточить наказание за участие в несанкционированных мероприятиях, неподчинении законным требованиям должностного лица при исполнении.

    Все новости