• «Скорее всего, милицию на нас вызвал университет». Студентка ГрГУ о задержании на мирной акции

    «Скорее всего, милицию на нас вызвал университет». Студентка ГрГУ о задержании на мирной акции

    30 сентября сотни студентов по всей республике собрались у стен вузов на акцию солидарности с учащимися, которые попали под репрессии за участие в протестных митингах. В Гродно эпицентром событий в тот день стал главный корпус ГрГУ им. Янки Купалы. У входа к купаловскому университету собралось около сорока студентов, трое из которых впоследствии были задержаны милицией.

    С Grodno.in связалась одна из задержанных студенток. Девушка рассказала о пребывании в РОВД, общении с сотрудниками правопорядка и о том, почему считает, что милицию на них вызвала администрация университета.

    Яне 20 лет. Девушка учится на четвертом курсе филологического факультета ГрГУ, активно поддерживает протестующих и не согласна с политикой действующей власти. Ее с несколькими подругами во время акции солидарности забрали на территории университета сотрудники милиции, а затем отвезли в РОВД.

    — Это был веселый день, — вспоминает Яна. — Об акции мы с друзьями узнали из телеграмм-канала. Решили поддержать репрессированных студентов и мирно высказать несогласие с происходящим в стране. Начало акции запланировали на 13:00, но я опоздала и присоединилась к друзьям только в 13:20. На мне была обычная одежда без какой-либо отличительной символики, лишь наклейка бело-красно-белого флага на чехле телефона. Значки и ленточки я, как и другие студенты, оставила дома, чтобы лишний раз не привлекать внимание.

    — Подходя к главному корпусу я увидела, что на ступеньках никого нет. Студенты сидели на лавочках, всего было около 40 человек. Я отыскала подруг и села рядом с ними. Оказалось, что администрация университета попросила участников акции не толпиться под входом, а присесть в стороне. Разговаривая с девочками, краем глаза я заметила двух мужчин: один стоял возле корпуса и снимал нас на камеру, а второй неподалеку сидел на лавке и следил за происходящим. Было ясно, что это не просто обычные прохожие, а сотрудники милиции в гражданском. Через считанные минуты один из них подошел к нам, представился и попросил предъявить документы.

    Я спросила: «Что будет, если мы откажемся предоставлять информацию?» Выяснилось, что в таком случае нас отвезут в РОВД для установления личности.

    Ехать в РОВД нам совсем не хотелось, поэтому решили показать паспорта. Пока милиционер записывал личные данные на листик, мы пытались узнать, на каком основании у нас проверяют документы, ведь ничего противозаконного мы не делали. У нас не было плакатов с колкими высказываниями, мы не выкрикивали лозунги, а просто сидели на территории ГрГУ.

    — Сотрудник РОВД ответил, что о сегодняшней акции было известно заранее, так как в телеграмме был призыв к сбору, а это, по его словам, несанкционированное массовое мероприятие. В тот момент я задумалась: «Получается, если решишь собраться с друзьями и пишешь об этом в социальных сетях, тебя могут обвинить и пришить статью. Разве не бред?».

    Про Руслана Кулевича и администрацию университета

    — Мы продолжали вести беседу с милиционером, культурно пытаясь объяснить, что боремся за демократию, права человека и остановку насилия со стороны ОМОНа. Нам ответили, что все обвинения в сторону силовиков — это бред и фейки, никто никого не бьет и уж тем более не насилует. А история с гродненским журналистом Русланом Кулевичем, у которого перелом обеих рук после задержания, по его мнению, — лишь несчастный случай, падение с велосипеда, не более.

    Позже к нам подошел еще один сотрудник правоохранительных органов. Мы спрашивали, не стыдно ли им задерживать нас на территории учебного заведения, однако конкретного ответа так и не услышали. По лицам мужчин было видно, что они нервничают. В какой-то момент один из них показал на нас с подругами пальцем и сказал:

    «Вот этих троих в РОВД».

    — В момент задержания к нам подошла Котова Оксана Викторовна, начальник управления воспитательной работой с молодежью в ГрГУ. Она обратилась к милиционеру и сказала, что нам захотелось приключений. Когда сотрудник РОВД сообщил ей о нашем задержании, она одобрительно кивнула, даже не заступилась за своих студентов. Глядя на это, я поняла, что помощи от университета мы не дождемся.

    На пути к машине милиции мы встретили проректора. Он возмущенно пытался выяснить у сотрудников правоохранительных органов, почему они выводят студентов с территории университета, но внятного ответа не услышал. Единственное, что прозвучало — нас везут в РОВД Ленинского района на ул. Дубко. Как долго мы там пробудем они не знали.

    Нас посадили в отсек машины с решеткой. Внутри все было в металлической обшивке и с деревянными коробками на полу. В тот момент мы ощущали себя преступниками, но страха перед милицией не испытывали. По дороге держась за руки, чтобы хоть как-то поддержать друг друга морально и размышляли о том, какую статью нам пришьют, составят ли протокол и дойдет ли дело до суда.

    — Как считаешь, почему из всех сорока студентов задержали именно вас. Было ли это случайно?

    — Случайности не случайны. Ходят слухи, что меня задержали именно по наводке университета. Думаю, милиция могла увидеть меня на фотографиях с митингов. Я никак не шифровалась и ходила в университет в той же одежде, что и на протесты. Подруги тоже на днях принимали участие в мирной акции, только тогда все обошлось без задержаний.

    — К слову, я ходила на первые студенческие акции, которые изначально считались легальными. Тогда к нам выходил Василий Васильевич Сенько, проректор по воспитательной работе. Разговаривал с нами, говорил, что моменты, которые противоречат закону, университета не касаются. Мы пытались донести свою точку зрения, но компромисса так и не добились.

    — Ок. Давай вернемся в РОВД

    — Когда мы приехали в РОВД, сотрудники милиции без наручников и грубости повели нас через служебный вход в здание. Посадили в кабинете и сказали ждать. Личные вещи у нас не забирали, обыск не проводили. Единственное — наложили запрет на средства связи.

    Периодически в кабинет заглядывали милиционеры в гражданском. Некоторые из них спрашивали, почему нам спокойно не живется, зачем мы выходим на акции, ведь лучше жить, чем сейчас, не будем. На любые наши аргументы звучал ответ:

    «У вас кисель в голове!».

    Позже к нам пришел пожилой сотрудник правопорядка, сел за стол и стал по-новому записывать наши личные данные. В РОВД мы просидели около двух часов. Нам сказали, что на этот раз с нами просто проведут беседу, но если окажемся здесь снова, составят протокол.

    — Когда мы вышли из кабинета, я увидела родителей. Мама с папой разговаривали с человеком, который нас задерживал. Узнавали, на каком основании нас забрали, не били ли нас, все ли хорошо. Родители ясно дали понять, что считают совершенное милиционерами действие незаконным; они собираются писать жалобу в прокуратуру.

    Покинув стены РОВД, родители сказали, что гордятся мной.

    Университет борется за каждого студента

    — Утром 1 октября мне позвонили из деканата и предупредили, что сегодня в 15:00 состоится совет профилактики. Посетить данное мероприятие я решила с родителями.

    Когда мы зашли в кабинет, увидели администрацию филологического факультета, некоторых преподавателей и ребят, которые принимали участие в акции солидарности. Изначально я думала, что тема собрания — мое вчерашнее задержание, но как оказалось, разговор был посвящен не аресту. Декан говорила, что университет борется за каждого студента и не останется равнодушным к нашим судьбам.

    Я хотела объяснить свою точку зрения по поводу происходящего, но не стала, потому что уже не было сил никому ничего доказывать. Мне просто пришлось принять ситуацию и смириться.

    После собрания родители написали жалобу на Оксану Викторовну Котову за содействие в задержании студентов на территории университета. На этом все и закончилось.

    ×××

    С момента задержания прошло уже несколько дней. Со стороны университета серьезных санкций и давления на девушку не последовало. Декан сказала, что в будущем хочет увидеть студенток среди выпускников ГрГУ и надеется, что замечание, которое они получили — первое и последнее. Однако Яна больше не уверена, что сможет здесь доучиться, возникли мысли уйти из университета.

    После всего случившегося девушка не собирается менять свою гражданскую позицию. В дальнейшем она будет стараться действовать в рамках закона, чтобы больше не попадать в подобные ситуации.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 19

  • Если от посещения магазинов или кафе, можно воздержаться, то от пользования общественным транспортом некоторой части горожан отказаться сложно.

    Курс доллара в последние недели снижается, и это вызывает вопросы. Неужели регулятор снова тратит деньги на поддержание отечественной валюты?

    В Гродно возбудили уголовное дело  в отношении 30-летнего айтишника. Мол, поддавшись призывам телеграм-каналов, он угрожал милиционерам.

    Третий день в Беларуси прирост пациентов за сутки рекордный с начала второй волны коронавируса — вчера зарегистрировано 787 новых случаев, однако статистика смертей за сутки остается неизменной.

    «Доходит до сердца». Ролик получил больше 2 тыс. откликов - от христиан, мусульман и атеистов при более чем 1 млн. просмотров на YouTube.

    Очевидно, что в августе на конвертацию в твердую иностранную валюту были израсходованы все свободные BYN-рублевые ресурсы населения. Осталось только деньги «на проживание».

    Десять простых вопросов и ответов про геральдику Беларуси — в проекте Onliner «Пашпарт грамадзяніна».

    Все новости