• Гродненский гей о переезде в Германию и своем браке: «Муж взял мою белорусскую фамилию»

    Гродненский гей о переезде в Германию и своем браке: «Муж взял мою белорусскую фамилию»

    28-летний Кирилл Басалай живет простой немецкой жизнью. Но еще пару лет назад он скрывал свою ориентацию и, как мог, пытался уехать из Беларуси. Кирилл расcказал Blizko.by, как выбрал страну для переезда, как познакомился с мужем и почему больше не хочет приезжать в Беларусь.

    Я вырос в небольшом городе в Гродненской области. Был активным ребенком, участвовал в конкурсах и олимпиадах. Однажды даже ездил на президентскую елку. Где-то в 13 лет я понял, что мне нравятся парни, но виду не подавал. После окончания девяти классов, поступил в колледж на специальность банковское дело. Отучившись, пошел на заочку. Когда попал на практику в банк, понял, что это не мое. В голове крутились мысли «зачем я вообще учился».

    «Ориентацию я скрывал»

    В подростковом возрасте я осознал, что Беларусь – эта не та страна, в которой хочу жить. Здесь в обществе царит жесткая гомофобия. В моем окружении никто не знал, что я гей: всеми возможными путями старался скрыть этот факт. Только так я мог обезопасить свою жизнь от физических и моральных нападок. Когда был подростком, старался быть максимально простым: волосы не красил, косметикой не пользовался, общался с парнями и девушками. Такое общение, помогало отводить от меня различные подозрения. Конечно, сверстники могли крикнуть мне в след «Ты что п…р?», но так делает большинство детей. На 100% уверен, обзывались они, не из-за того, что знали про мою ориентацию.

    К тому же мне не нравилось экономическое положение Беларуси. Поэтому я искал варианты переезда за границу. Все усложняла армия: заочная форма обучения не давала мне отсрочки. В армию я не собирался, любыми путями пытался «косить»: не приходил по повесткам в военкомат, ломал себе пальцы. Правда, из-за этого, стал невыездным. Чтобы у меня был хоть какой-то шанс уехать, я сам пришел в военкомат и подписал все документы. Ближайший призыв – и я в армии.

    Мне повезло. Изначально я хотел переехать в Америку. Но мне отказали в визе. В итоге уехал в Германию: откликнулся на предложение о работе строителем. Тогда мне было 23 года. Кстати, опыт работы на стройке у меня уже был.

    Первые отношения

    В какой-то момент решил зарегистрироваться на сайте знакомств. Там впервые начал знакомится с парнями. В Беларуси я не думал об отношениях, даже ни разу не целовался.

    Кирилл (слева) и Патрик

    Со своим мужем Патриком я познакомился на этом сайте полгода спустя. Он мой ровесник. При встрече Патрик рассказал, что работает официантом. Он был простым и открытым. Это меня в нем и зацепило. Так завязались мои первые серьезные отношения.

    Сначала с Патриком мы общались через Google переводчик. Для нас это была игра. Позже Патрик выучил русский.

    Знакомство с родителями

    Спустя месяц отношений Патрик познакомил меня с родителями. Нас хорошо встретили, даже бабушка с дедом отреагировали нормально. Дед сказал: «Какой красивый у тебя парень». А я стоял и думал, что у многих белорусских дедов в такой ситуации случился бы сердечный приступ. Родители Патрика знали, что он гей. Они же первыми предложили нам расписаться.

    Своей семье про ориентацию я рассказал, когда уже встречался с Патриком. Первыми узнали мои братья. Младший был удивлен, но от меня не отвернулся. Старший отреагировал резко: сказал, что не подпустит к своему сыну, а при встрече набьет морду. Он был уверен, что я позорю нашу семью. Где-то через год наши отношения вернулись в прежнее русло. Мама, с которой по жизни мы были друзьями, тоже отнеслась негативно. Она год не разговаривала со мной. Сейчас мы периодически общаемся.

    Он ответил: «Да»

    Предложение Патрику делал я, когда мы отдыхали на Мальдивах. Путешествие на тропический остров – недешевое удовольствие. Я тогда очень много работал, чтобы его оплатить. Кстати, обручальные кольца в Германии стоят дорого. Таких денег у меня тогда не было, поэтому попросил младшего брата купить кольцо в Беларуси. Делая предложение, я боялся, что Патрик откажет. К счастью, он ответил: «Да».

    Изначально мы хотели сделать шикарную свадьбу. Пошли в агентство, там сказали, что торжество обойдется нам в 80 тысяч евро. Мы хотели брать кредит, но решили, что такая «гулянка» нам не нужна. В итоге, купили два хороших костюма, расписались и отпраздновали в ресторане. Кстати, Патрик взял мою белорусскую фамилию. Так захотел он сам.

    Приезд в Беларусь

    В прошлом году я возил Патрика в Беларусь. Приезжали к моему брату в Гродно в гости. Поскольку мы гей-пара, у нас возникли трудности с открытием визы. По белорусским законам мы не считаемся семьей. Поэтому бесплатно получить визу как мой муж Патрик не мог.

    В Гродно мы были неделю. До этого Патрик ни разу не был в Беларуси. Я хотел показать страну с хорошей стороны, но у меня не получилось. Патрику нужна была регистрация, но из-за незнания немецкого и английского языков в местном ОГИМ ему не смогли помочь. Из-за этой регистрации нас потом не хотели выпускать на границе назад в Германию. Но там тоже никто не знал иностранных языков и нас просто отпустили. Кстати, Патрику довелось познакомиться с дворовой элитой типа: «Сигареты есть? Нет. Тогда сейчас обстригу!».

    Гостеприимством Беларуси мы остались недовольны. Я решил, что больше не поеду с мужем в нашу страну. Единственное, что понравилось Патрику у нас, – это сервис и низкие цены в ресторанах. По сравнению с Германией, цены в Беларуси реально низкие.

    «Мы хотим детей»

    Переезд в Германию, был самым правильным поступком в моей жизни. Конечно, я люблю свою страну, но счастливым в ней бы не был. Я хочу жить для себя, а не для страны. В Германии на тебя никто не посмотрит, если ты поцелуешь парня в общественном месте. Это толерантная страна. Если в Беларуси фраза «Ты гей?» – это оскорбление, то в Германии – это обычный вопрос, такой же как «Сколько тебе лет?».

    Жить в Германии все время мы не хотим. Берлин – слишком большой город. Нам хочется уединения, уехать в спокойное место, например Испанию или Италию. В Берлин я готов ездить, чтобы заниматься бизнесом. У меня своя строительная фирма.

    С Патриком мы хотим детей. Но не в ближайшее время. Во-первых, суррогатное материнство в Германии – это дорого. Во-вторых, мы недостаточно зарабатываем, чтобы обеспечить ребенка.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 122

  • Водитель попытался уйти от столкновения, но влетел в столб. От сильного удара сработали подушки безопасности, а Ford получил серьезные повреждения: двигатель оказался на обочине.

    В школах Гродно и региона последние звонки пройдут в формате классных часов, сообщили в Гродненском облисполкоме по итогам оперативного совещания.

    Этим летом в гродненском Стемлаб появятся «сказочные» смены, в которых основы сказок переплетаются с современными научными и IT-технологиями.

    Правоохранители, проверив записи камер видеонаблюдения и списки освобожденных по амнистии, вычислили злоумышленника.

    26 мая Министр торговли Владимир Колтович объявил о введении моратория на повышение цен на услуги образования, транспорта и связи.

    По рекомендациям органов санитарного надзора Гродненской области работа пришкольных лагерей массово начнётся по завершению экзаменационной кампании в школе. После 10 июня.

    Во время работ на фундаментах старинного здания в Гродно археолог обнаружила часы, медали, монеты и другие вещи, которым более ста лет.

    Все новости