• О чём молчит Гродненская крепость?

    О чём молчит Гродненская крепость?

    Несмотря на близкое расположение к городу, форты Гродненской крепости мало кому открыли свою настоящую историю. Словно незыблемые каменные стражи, они стоят на защите Гродно, постепенно съедаемые временем и безмолвно завлекающие спелеологов, альпинистов и обычных туристов. Кто-то приходит сюда за острыми впечатлениями, а кто-то хочет взглянуть на останки военного прошлого Гродно. Но о каких историях молчат бетонные, полуразрушенные стены? Этим материалом журнал «Гродно» начинает цикл статей о малоизвестной хронике Гродненской крепости. Сегодня вместе с историком Дмитрием Лютиком побываем на Форте № I и поговорим о том, что никогда не должно быть забыто.

    Полуразрушенный Форт № I неприметно расположился на пригорке в полукилометре от деревни Загораны, что в 13 километрах от Гродно. Самостоятельно обнаружить вход в укрепление было бы непросто, но Дмитрий уверенно указывал нам дорогу и попутно признался – здесь, на бетонных обломках военной истории Гродно, он частый гость.

    Забытая история

    Летопись гродненских укреплений начинается ещё в XII веке – с Замковой горы, на которой сегодня высится Старый замок. Более основательные защитные укрепления появились в Гродно в начале XVIII века, во время Северной войны. Это была система валов и бастионов, окружавшая весь город. Проекты крепости появились в XIX веке. Однако только в 1887-1892 годах они были реализованы. Тогда вокруг города возвели 7 земляных фортов, обнесённых глубокими рвами. С развитием вооружения, особенно артиллерии, в начале ХХ века такие укрепления уже не могли защищать Гродно и железнодорожный мост, который считался стратегически важным объектом. Поэтому военное руководство Российской империи приняло решение построить современную бетонную фортовую крепость. Новая крепость Гродно должна была стать самой передовой крепостью империи.

    – Проектирование фортовой Гродненской крепости, – рассказывает Дмитрий, приближаясь ко входу в форт, – началось ещё в 1911 году. Сначала вокруг Гродно планировалось возвести 16 фортов, 18 литерных опорных пунктов и 38 номерных опорных пунктов на взвод пехоты. Затем в проект были внесены существенные изменения в Инженерном комитете Главного инженерного управления. По новому плану собирались построить уже 13 фортов, 19 литерных опорных пунктов и 23 номерных опорных пункта. После согласования проекта, 4 августа 1912 года Николай II подписал указ о возведении новой крепости в городе Гродно. Главным строителем крепости был назначен генерал-майор Колосовский, а на весь проект была выделена внушительная сумма – более 16 миллионов золотых рублей. 12 октября 1912 года Гродненская крепость была объявлена опорным пунктом для императорской армии, а с 5 сентября 1913 опорный пункт официально обрёл статус крепости.

    Строительные работы на территории крепости начались в 1912 году и должны были закончиться в 1917. Постепенно началось возведение укреплений, дорог, рядом с каждым фортом строился бетонный завод, прокладывалась узкоколейная железная дорога для вагонеток, устанавливались эстакады, заливался бетон. На строительстве всех фортов было задействовано, представьте, больше тридцати тысяч человек! Платили за работу хорошо – золотым рублём, а не бумажными деньгами, а потому крестьяне и наёмные рабочие съезжались отовсюду – из Гродненского, Сокольского, а позже из Волковысского, Пружанского и других уездов. На оплату за работу по строительству фортов крестьяне могли жить безбедно и полностью забросить сельское хозяйство. Кроме того, их снабжали продовольствием и даже выдавали деньги на прокорм лошадей. Это длилось вплоть до 1915, пока не началась...

    – Война?

    – Верно, – кивает историк. – Война нарушила все планы по строительству фортификационных сооружений. Ни один из фортов так и не был закончен даже наполовину, а потому не мог эффективно использоваться. Тем не менее, с августа 1914 и по сентябрь 1915 года крепость спешно укреплялась. Здесь появилась многочисленная артиллерия, авиация и воздухоплавательные части, сапёры, жандармская команда, свой автомобильный парк. Во время февральских боёв 1915 года крепость хорошо себя показала. Однако летом ситуация на фронте кардинально изменилась. Началось Великое отступление. Войска были в значительной мере деморализованы. Сильнейшие крепости Новогеоргиевск и Ковно пали после незначительного сопротивления. В этих условиях император Николай принял решение не рисковать крепостями Гродно и Брест и сдать их без обороны. В таких ситуациях военная тактика предлагала лишь один выход – уничтожить объекты заранее, чтобы их не смог использовать противник. Приказ о подрыве гродненских фортов, находящихся в тылу, был отдан ещё до начала боёв комендантом крепости Михаилом Кайгородовым. Были оставлены лишь форты, которые находились на направлении германских атак. Те разрушения, которые вы сейчас видите, – Дмитрий окинул взглядом простирающиеся перед нами обломки, – это последствия тех подрывов в ночь на 2 сентября 1915 года.

    Крепость класса «ноу-хау»

    Небольшой дождь вынуждает нас пройти внутрь форта – за большую и, вероятно, искусственную земляную насыпь. Сделав лишь шаг в глубину тёмного проёма, Дмитрий замирает, заставляя остановиться и меня. И верно, прямо перед нами в полу – огромная шахта, глубину которой я даже не решусь угадывать.

    – Такие шахты есть только в двух гродненских фортах, но эта, пожалуй, выглядит самой глубокой – более 12 метров. Они должны были служить для спуска в подземные галереи – потерны, которые связывали укрепления рва, форт и подземную казарму. Несмотря на внешнюю схожесть, все гродненские форты неповторимы. Строительством каждого отдельного форта занимался военный инженер. Именно этот строил военный инженер капитан Константин Добржинский. Инженеры руководствовались общим принципом строительства, однако были вольны принимать самостоятельные решения и подстраивать проект под местность. Именно поэтому план, глубина залегания и оснащение каждого форта уникальны. В целом, нужно сказать, что Гродненская крепость была самым передовым фортификационным комплексом в царской России. В остальных фортах российских крепостей бетонный бруствер с барбетами для орудий представлял собой сплошную стену, из-за которой вели огонь бойцы. У гродненской же крепости на бруствере у каждого солдата была собственная «ячейка» – полукруглое углубление в стене со ступенями для быстрого подъёма на верх бруствера. Предполагалось, что эти «ячейки» способны сохранить жизнь солдату при попадании и разрыве снаряда во внутреннем дворике форта. Можно сказать, что для императорской армии того времени такая форма бруствера была настоящим «ноу-хау».

    Форты также различались и по внутреннему оснащению, однако в каждом были помещения для офицеров и радиосвязи, перевязочный пункт, помещения для дежурной части, отхожие места. Толщина бруствера форта над галереей составляла порядка 4 метров! Изнутри была устроена «подушка» из асфальта, которая должна была отводить влагу, а также прочная стальная «одежда» сводов в виде стальных двутавровых балок.

    Боеприпасы для артиллерии хранились в специальных орудийных погребках и поставлялись на барбет с помощью маленьких лифтов – чтобы избежать риска детонации всех снарядов при обстреле противника.

    – Ещё один важный защитный элемент фортов – бронированные двери. На данный момент у нас сохранились две оригинальные двери. Что касается военного гарнизона форта, то каждый был рассчитан на роту пехоты: пулемётчики, стрелки, сапёры и артиллеристы. За Гродненской крепостью также были закреплены свои священники, которые отправляли службу даже во время боёв. Кроме того, каждый форт освящался в честь своего небесного покровителя и защитника – иконы с его изображением устанавливались прямо над центральным входом в форт в специальном киоте.

    «Здесь был настоящий ад»

    Дождь потихоньку стихает, а мы продолжаем наш разговор уже во внутреннем дворике форта – рядом с белым монументом «Бессмертному подвигу воинов» и могилой «Неизвестному солдату». Нечёткие имена и фамилии на памятниках, а также полуразрушенные и заросшие мхом бетонные блоки – единственное, что сегодня напоминает о военном прошлом этого места. И прошлое вновь заставляет вздрогнуть.

    – В Первую мировую войну, – рассказывает Дмитрий, – основные военные действия мало затронули Форт № I – он не находился на направлении ударов противника. Поэтому использовался в февральских боях как один из штабов полевых войск, база для их отдыха и подготовки к атаке на высоты, лежащие впереди. С 1 на 2 сентября 1915 года форт был подорван гарнизоном. Никто уже не планировал здесь воевать, но судьба распорядилась иначе. Война вернулась в 1920 году, когда польские войска воевали с советскими. А летом 1944 года здесь произошли самые ожесточённые бои за всю историю форта. 15-16 июля 1944 года продолжались бои за форсирование Немана. Советская пехота и кавалерия форсировали Неман выше по течению и начали наступать по направлению к Сопоцкино. Весь 3 гвардейский кавалерийский корпус прорвался достаточно быстро к самому Августову, однако пехота 50-й армии, которая прикрывала его сзади (в частности это была 42-я дивизия), ещё только форсировала Неман и наступала медленно, длинной растянутой линией. Битва за Беларусь уже была почти закончена, операция «Багратион» успешно проведена, а немцы понесли значительные потери – именно поэтому сильного сопротивления бойцы не ждали. Но вот эта реденькая цепочка уставших солдат, прошедших всю Беларусь менее чем за месяц, попала под удар перешедшей в контрнаступление 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова». Это было неожиданностью для штаба 50-й армии генерала Болдина. Немецкие гренадёры, поддержанные бронетехникой и «Тиграми», буквально смяли сильно поредевшие остатки 42-й дивизии и оттеснили её к Неману. Бойцы 455-го стрелкового полка, практически застигнутые посреди чистого поля, были вынуждены искать укрытие. Ближайшим оказался именно взорванный Форт № I.

    Никто точно не знал, что это за крепость и откуда она взялась. Бойцы заняли круговую оборону, у них были полковые миномёты и несколько 45-миллиметровых орудий... Но что они могли противопоставить немецким «Тиграм»? Под защитой разрушенного форта батальон полка провёл всего три дня, а затем принял решение отступать. Под покровом ночи основная часть успешно прорвалась через неплотную цепь противника, однако замыкающая рота лейтенанта Подгурского из-за наступления утра прорваться уже не успела и вернулась обратно. Здесь они и остались, – вздыхает Дмитрий. – К 19 июля немцы полностью зачистили форт – гранатами, сбросом бочек с горючим в шахту, даже вызывали авиацию. Здесь творился настоящий ад... С тех дней сохранились лишь два свидетельства. Лейтенант Подгурский на клочке бумаги написал «Отомстите за нас, товарищи. Погибаем, но не сдаёмся». А командир миномётного взвода лейтенант Шипеев – уроженец Шории (горно-таёжный регион, расположенный на стыке Алтая, Саян и Кузнецкого Алатау – прим. авт.) – на боевом уставе РККА написал «Шорцы врагу не сдаются». Уже потом, по обращению родных, тут был установлен памятник и плита с именами погибших бойцов 42-й дивизии. При этом некоторые данные на этой плите устарели и указаны некорректно – их нужно обновить и исправить.

    – Дмитрий, как, на ваш взгляд, можно сделать Гродненскую крепость более привлекательной для туристов?

    – Большинство сохранившихся фортов сегодня абсолютно не облагорожены, поэтому первое, что нужно сделать, – просто очистить их от скопившегося за годы мусора. Следующий шаг – огородить или заделать сетками все ниши, пробоины и даже входы – форт должен быть безопасным! Дальше дело за информированием – многие гродненцы до сих пор точно не знают, кем, когда и зачем была построена Гродненская крепость. Вся путаница происходит из-за недостатка информации. Я вижу неподдельный интерес как туристов, так и обычных гродненцев к нашим фортам. Люди приезжают, с любопытством осматривают полуразрушенные сооружения, но никакой информации на месте получить не могут. А потому самое простое и главное, что сделал бы я, – это хорошие информационные стенды возле каждого форта. Особенно это касается фортов, которые находятся вблизи дорог и более-менее хорошо сохранены: форты № I, II, III, некоторые опорные пункты, земляной форт № I в Пышках. Это малая плата за сохранение уникальной военной истории Гродненской крепости.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 4

  • В школах и детских садах стали чаще болеть дети. Врачи говорят, что это обычные респираторные инфекции, и тесты на COVID-19 не делают, пишет «Вечерний Гродно».

    Сегодня утром ряд источников сообщили, что с должности ректора Гродненского медицинского университета ушел Виктор Снежицкий.

    В этом году, по словам собеседницы, потребкооператоры вообще решили не отапливать помещение в зимний период, о чем и уведомили. 

    В конце августа Александр Лукашенко пообещал Польше и странам Балтии устроить логистическую блокаду в ответ на санкции против 30 белорусских чиновников. Что уже сделано на практике?

    В пятницу, 18 сентября, на Поповичском мосту в Гродно столкнулись два "Фольксвагена". Оба водителя ехали с улицы Краснопартизанской в направлении улицы Весенней. 

    В мае в Минсвязи России обещали, что роуминг отменят уже в сентябре нынешнего года и что даже коронавирус не помешает этим планам. Но, видимо, что-то снова пошло не так.

    Во время спектакля, один из актеров, со сцены сообщил зрителям о том, что артисты прекращают играть спектакль, протестуя против задержания своего коллеги.

    Все новости