• Ловушка для беднеющего беларуса. Почему магазины «фикс прайс» – это зло для наших мозгов и предпринимателей

    Ловушка для беднеющего беларуса. Почему магазины «фикс прайс» – это зло для наших мозгов и предпринимателей

    «Здесь всё по три рубля. Здесь можно купить целую корзину товаров разной степени ненужности за стоимость похода в кафе. Здесь пахнет мечтой о красивой жизни и дешёвым пластиком. Это они — магазины всего на свете по бросовой цене».

    Саша Литвин из KYKY.ORG разбирается, как в Беларусь проникли магазины фиксированных цен, как мы увязли дешёвом китайском клее – и почему «фиксы» отлично демонстрируют национальную прогрессирующую бедность.

    В Беларуси пара сотен магазинов, где всё (или почти всё) стоит одинаково мало. Кто-то в них закупается регулярно, кто-то изредка заглядывает, а кто-то при их виде морщит нос. Но с этим чудом экономики, которому почти полтора века, всё не так просто. Давайте подумаем, как безобидные магазины с китайскими безделушками деформируют сознание покупателей и выживают честных предпринимателей.

    Откуда взялись такие магазины

    Первый магазин фиксированных цен появился еще в 1879 году в США. Тогда Фрэнк Вулворт, идейный отец всех современных магазинов, придумал продавать все товары по 5 центов. Конечно, с выгодой для торговой точки — зарабатывая на объёмах. За 140 лет идею обкатали и приняли в разных странах. От Канады и Германии до Японии и Австралии работают разные 99 cent only, Euroshop, Dollar tree и Crazy Clark’s.

    В Беларуси первые такие магазины появились семь лет назад. Это были единичные роллеты ушлых ребят, которые смекнули купить товар в Китае очень дёшево, продать у нас просто дёшево, и заработать на разнице неплохие для такого товара деньги. Потом пришли сети. Например, первый магазин российской сети «Три цены» появился у нас в 2016 году. До конца 2020 года компания хочет открыть 100 торговых точек по всей стране (сейчас — 70). Кроме них есть 88 магазинов сети Fix Price (тоже из РФ), 54 — «Еврошоп», 5 — Funny Prices (только одежда и только в Минске) и несколько единичных точек.

    Как минимум в 217 магазинах по всей Беларуси продаётся всё: духи «Императрица», пылесборники для дома, штукатурка, «колье», ошейники для животных, колготки и даже книги «Как убедить, если вас не слышат» и «Жизнь в шоколаде». Всё это – на соседних полках. Большая часть товаров — в диапазоне от 1 до 4 рублей. Как итог – люди, у которых мало денег, могут купить по низкой цене вещи, которые похожи на более дорогие аналоги.

    И, с одной стороны, рынок, доступный для всех, с разными ценовыми категориями — это, в общем, хорошо. Но когда экономика в целом хромает, а население нищает, это формирует неочевидные и опасные для общества тенденции.

    Чем магазины фиксированных цен опасны для малого бизнеса

    Лихие 90-е с их стихийными рынками, дефицитом и духом свободы позволили первым предпринимателям независимой Беларуси заработать стартовый капитал. Бизнес у нас был и раньше, до революции 1917 года, но всю эпоху Советов предприниматель считался негодным спекулянтом и мог фарцевать только из-под полы, на свой страх и риск. Ближе к концу «совка» и в начале 90-х рынок открылся, люди смогли возить товары в соседние страны, а оттуда — к нам. Те, кто торговали спортивными костюмами и шубами, позже стали открывать точки на рынках и магазины, инвестировать в производства.

    Видите, как это работает? Люди получили возможность заработать. Воспользовались ею. Свободные деньги вложили в развитие. Заработали себе, принесли пользу людям, создали рабочие места и заплатили налоги. Если не душить предпринимателей на этом этапе, будет новый цикл, с большими масштабами. Это и есть органичный рост бизнеса, экономики и благосостояния населения. Он возможен, когда есть настоящая стабильность и предсказуемость, инфляция не съедает зарплаты, доходы и активы, а новые законы не ухудшают условия работы и не создают монополии. Чего стоит антипример выживания простых киосков с остановок и открытия на их месте других, непростых.

    Автор: Егор Романенко

    Но у нас ответственные лица хотят скопировать форму, ожидая, что содержание подтянется следом. Увы, всей страной нельзя мгновенно и безболезненно перепрыгнуть с холодной картонки за шторкой на рынке на махровый коврик в примерочной бутика. Равно как невозможно продавать аналогичные товары в 2-3 раза дешевле, чем это делают предприниматели на рынках и в магазинах.

    Почему там оказывается дешевле

    Как это получается у магазинов фиксированных цен? Есть красивая «официальная» версия: такие заведения зарабатывают на объёмах продаж. Маржа низкая, но за счёт оборотов они могут ставить минимальную цену. Но есть закупочная цена, которая в любом случае определяет цену отпускную — то, сколько мы платим за товар. Упрощённый пример: если на прилавке лежит мини-светильник в виде головы единорога за 3 рубля, то магазин купил его за 2 рубля. А поставщик — за рубль. В свою очередь, оптовый посредник взял его у производителя за 50 копеек, а тот сделал его по себестоимости в 25 копеек. Светильник за 12 центов?.. К названию таких предметов я бы дописывал «одноразовый».

    Так дёшево и в таком состоянии может продаваться неликвид, бракованные партии, излишки производства.

    Присмотритесь внимательнее. Скорее всего, швы будут неровными, детали — склеенными грубо, материал — не самым приятным на ощупь. Пластиковые упаковки часто потёртые, поцарапанные. Проволочная вешалка для одежды гнётся в пальцах — пиджак из плотной ткани скрутит её за день. Будем честны: такие вещи часто очень быстро превращаются в мусор (если не являются им с самого начала – Прим. KYKY).

    Вероятно, среди них есть и «качественные» товары, сделанные по местным китайским ГОСТам (и российским – товаров из РФ в таких магазинах тоже много). То есть формально технические требования соблюдены. Но их уровень, как и качество продукции, невысок.

    Предприниматели, в роллетах и магазинах которых беларусы покупают эти товары для дома (от разделочных досок до швабр и помад), не могут себе позволить купить контейнер неликвидного товара одного наименования. Тогда им придётся либо замораживать деньги на 10 лет и забивать склад однотипной продукцией, либо открывать «Супермаркет одноразовых молотков для отбивных». А покупатель видит, что внешне похожий товар у «ипэшника» стоит дороже, чем у «фиксов», и возмущается. Но во-первых, товар, скорее всего, не такой, а более качественный. А во-вторых, цена выше не из-за космической маржи у ИП, а из-за аномально низкой закупочной цены у «фиксов».

    Так что дело совсем не в том, что предприниматели не сообразили что-то сделать – а смекалистые «фиксики» оптимизировали процессы и вытесняют их честной конкуренцией.

    Кстати, на многих товарах в таких магазинах в качестве изготовителя указан «MARKET UNION CO., LTD, No.113 QiuShi Road BeiYuan Yiwu, 322000, Китай». Но вот незадача — это крупный оптовый поставщик, большой рынок. А изготовитель — это лицо, которое осуществляет конечное производство продукции. Как вы понимаете, посредника указывают, когда не хотят «светить» настоящего производителя.

    Как «фиксы» меняют сознание покупателей

    Мы все иногда выбираем выгоду здесь и сейчас. Это же заманчиво. Ребёнок предпочитает одну конфету немедленно — десяти конфетам завтра. Взрослый покупает кухонный нож в «фиксе», думая, что он хорошо сэкономил и уделал капитализм. Как бы не так! Вот основные ловушки, в которые мы попадаем, если ведёмся на аномально низкие цены.

    «Куплю подешевле – сэкономлю». Ловушка скупого

    Того самого, который платит дважды. Чудес не бывает — качественный товар не может постоянно стоить дёшево. Если вы не идёте в магазин низких цен с компромиссным настроением «куплю что-то попроще, зато сэкономлю», вам придётся разочароваться дважды. Первый раз — когда оцените качество товара. Второй — когда пойдёте за следующим. И если туда же и за тем же, то придётся ходить трижды и четырежды, пока не сделаете правильный вывод.

    Однажды я купил диван. Он оказался сплошь на крестовых шурупах, а у меня, как назло, были только прямые отвёртки. И либо слишком широкие, либо чересчур узкие, с тонкой рабочей частью. Вечер, я возвращаюсь домой, диван нужно собрать. По дороге вижу магазин фиксированных цен — покупаю крестовую отвёртку по цене пачки сметаны. Итог – её даже не хватило на диван.

    Когда такое происходит, вспоминаешь затасканную, но мало кем освоенную фразу Натана Ротшильда: «Я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи».

    «Это же самая низкая цена». Ловушка «экономиста»

    Того, который думает, как сэкономить рубль, а не заработать. О ней очень верно сказал другой (не менее попсовый и не более понятый) миллиардер Джон Рокфеллер: «Не надо бояться больших расходов, надо бояться маленьких доходов». Парадигмы «как максимально сэкономить» и «как заработать больше» — это даже не два полюса одной планеты, это параллельные Вселенные. В одной люди соглашаются с тем, что им дают, и пытаются на это выжить. В другой — не согласны мириться с нуждой, ищут возможности заработать больше. Загвоздка в том, что нельзя полноценно делать и то, и другое — банально не хватит времени и сил, и фантазия работает в разные стороны.

    Конечно, разумная экономия нужна и важна. Можно выключать воду, когда чистим зубы: пока водим щёткой туда-сюда, в трубу выливается 5-6 литров воды. В месяц — 330 литров. Но когда вся жизнь проходит в режиме экономии — это беда. И речь не о пенсионерах в деревнях, выбирающих между ломтем колбасы и лишней охапкой дров — это отдельная боль. А об активных трудоспособных гражданах, предпочитающих простой путь приспособления более сложному пути развития.

    «Куплю, потому что могу себе позволить». Ловушка шопинга

    В магазинах фиксированных цен можно купить много всего за малые деньги. Такой себе нейробальзам для простого работяги. По сути, это нормально. Не только же модникам в «баленсиаге» и «гуччи» снимать стресс шопингом. В этом смысле «фиксы» становятся даже социально значимым инструментом. У «простых смертных» появляется ощущение, что они тоже могут себе позволить атрибуты если не роскоши, то нормальной жизни, «как у всех».

    Но не стоит надеяться, что такие товары будут служить долго, а пользоваться ими будет удобно и безопасно. Возможно, банка для специй прослужит годы — кроме резьбы там и ломаться нечему. Но шторка для душа (чуть толще фасовочного пакета) или электрическая зубная щётка не успеют вам надоесть. «Духи» за три рубля могут быть опасны для кожи, а плед полиняет прямо в стиральной машине.

    При этом в самих магазинах, как правило, светло. Нет ощущения, что вы попали в каморку старьевщика. Наоборот, свет заливает стеллажи, и это вызывает доверие, чувствуешь себя как в обычном магазине. Но даже часто расположенные вытяжки под потолком не спасают от тонкого запаха пластмассы и клея.

    «Люди сами виноваты своей бедности». Ловушка сноба

    Это совсем другой капкан. Мы попадаем в него, когда высокомерно смотрим на людей, закупающихся в «фиксах».

    Давайте подумаем: разве можно огульно обвинять их в том, что они покупают такие товары, потому что не могут позволить большего, а побаловать себя и близких хочется? Конечно, нет. Даже если обновка или подарок быстро испортятся и придётся покупать новый. Ну нет денег на качественную кухонную утварь — это реальность для миллионов беларусов. А дешёвая, но новая пластиковая «штучка» будет сверкать и радовать глаз.

    Можно сколько угодно вещать доярке из небогатого колхоза про саморазвитие, поиск возможностей или оправданий, стартовый капитал и т.п. Но когда работа с 5 утра до 8 вечера, зарплата 400 рублей, муж-механизатор опять в запое, а дома сопливые дети, которых надо накормить и одеть в школу – вырваться из лап бедности непросто. Комментарии в духе «сама виновата», «надо было валить оттуда после школы» не принимаются.

    А вот «социально ориентированное государство», которое не вдохновляет людей открывать своё дело и не зависеть от фиксированной «получки», судить можно и нужно.

    Так получилось, что работник креативной индустрии в Минске пьёт лавандовый раф за 5 рублей и свайпит вправо. А работник колхозной индустрии смакует простоквашу и бросает вилами навоз то вправо, то влево. Первый закажет товары для дома в «икее», или съездит туда сам — Вильнюс недалеко. А второй пойдёт с «получки» в магазин фиксированных цен. Первый покрутит аромасвечу в руках, поставит на место и перестанет её замечать. А второй будет радоваться даже свече долго, потому что нового в его жизни куда меньше.

    Глобально и в долгосрочной перспективе всякие «фиксы» вредят предпринимателям, лёгкой промышленности и нашей психологии. Но, увы, они при этом стали отдушиной для жителей нашей беднеющей страны.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 16

  • На улице Мостовой в Гродно завершается установка скульптур-букв, вместе образующих слово «МОВА». Это пятый из серии таких арт-объектов, которые благодаря компании А1 и проекту «Веліч роднай мовы».

    За последний месяц президент не раз высказывался о том, что у каждого белоруса должен быть клочок земли и участки надо предлагать за «символическую цену».

    Две компании отдыхали в кафе по проспекту Янки Купалы в Гродно. Около десяти вечера парни решили познакомиться с девушками, сидевшими за соседним столом.

    В выходные штаб Цепкало в Гродно ознакомился с результатами проверки подписей ЦИК. Основная причина их недействительности – даты избиратели ставили не собственноручно.

    Сотрудники МВД подверглись травле в интернете после событий в Гродно. Об этом во время онлайн-конференции рассказал первый заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич.

    О том, что хозяин летательного аппарата имел противоправный умысел, было легко догадаться по привязанным к квадрокоптеру мешкам с табачными изделиями.

    На предприятии листовки с призывами к забастовке назвали провокационными и сообщили, что к таким действиям на заводе относятся отрицательно.

    Все новости