• «Письма про политику и коронавирус не пропускали»: гродненец, сидевший в СИЗО по «делу Тихановского», рассказал о своем заключении и возвращении на свободу

    «Письма про политику и коронавирус не пропускали»: гродненец, сидевший в СИЗО по «делу Тихановского», рассказал о своем заключении и возвращении на свободу

    Владимиру Наумику – 36 лет. До 29 мая его жизнь проходила по обычному сценарию: дом – работа – семья. Мужчина работал инженером на гродненском предприятии, по вечерам водил дочку на гимнастику. Политикой никогда не увлекался, а на встречу с Тихановским пришел, чтобы послушать блогера и, возможно, оставить подпись за выдвижение в президенты его жены – Светланы Тихановской.

    Но неожиданно для себя и всех остальных он стал фигурантом нашумевшего «дела Тихановского».  Владимира уже осудили и признали виновным по двум статьям административного дела – мелкое хулиганство и неповиновение сотрудникам милиции.

    Кроме этого гродненца признали обвиняемым по статье 342 УК РБ – организация и подготовка действий, грубо нарушающий порядок; и подозреваемым по статье 364 УК РБ – насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел.

    42 дня гродненец Владимир Наумик провел в минском СИЗО. В пятницу ему и еще одному гродненскому фигуранту дела Василию Бобровскому отменили меру пресечения под стражей и мужчины вернулись домой в свои семьи.

    Блог Гродно s13.ru встретился с Владимиром Наумиком. Мы поговорили о заключении, его новых взглядах на происходящее, о сокамерниках и письмах поддержки

    О задержании и первых днях заключения

    — Я никогда не увлекался политикой. Да, читал новости, был в курсе, что происходит в стране, но никогда не входил в инициативные группы каких-либо кандидатов. К Тихановскому на встречу шел без паспорта. Думал, если мне понравится кандидат, схожу домой за паспортом или в другой раз оставлю подпись.

    На суде по административному делу Владимир Наумик подробно описывал, что произошло с ним на Советской площади в Гродно 29 мая.

    «Примерно в 20.00 выбежало много людей в гражданской форме, начали хватать людей. Я тогда перешел к магазину «Ратушный» и заметил машину, которая стояла поперек улицы. Начал снимать правонарушение, как вдруг сзади подбежали ко мне люди в штатском, «заломали» руки и потащили в микроавтобус. Один из них прижал мне голову коленом к полу. Я спросил, за что? Мне ответили – за то, что ты снимаешь», - рассказывал гродненец.

    На следующий день после задержания Владимира и всех остальных фигурантов перевезли в Минск.

    — Было несколько бусов. В каждом везли по 2-3 задержанных. Тихановского, если не ошибаюсь, везли на Geely отдельно. В Минске нас привезли сначала на Окрестина. А спустя трое суток перевели в СИЗО на Володарского.

    Первое время ничего даже не хотел есть. Было шоковое состояние. Пугала неизвестность – не знал, когда это закончится и чем. Думал все время о семье – как там жена с дочкой, как они без меня справляются. Каждый вечер я забирал дочку из сада и вез ее на гимнастику. И вот вдруг меня не стало с ними рядом…  О том, что к жене приходили с проверкой из садика узнал уже только, когда приехал в Гродно. Виталия (жена – прим.s13) не писала мне в письмах этого. И, наверное, к лучшему…Так как я бы очень разволновался.

    О камере, сокамерниках и песнях Тихановского

    — Всех, кто проходил по «делу Тихановского» рассадили по разным камерам. Самого Сергея я не видел, только слышал его басистый голос на коридорах. Он пел песню «Разбуры муры турмы» и выкрикивал «Стоп таракан».

    В камере было 22 человека. В основном сидели люди, которых обвиняли в экономических преступлениях – мошенники, коррупционеры и т.д. Был со мной и главврач, и полковник. Сидел дедушка, у которого был запрет на въезд в Беларусь, но он все равно пытался незаконно пройти границу несколько раз, так как здесь похоронена его жена. Много ребят, осужденных за наркотики.

    Я до этого не знал, что такое тюрьма. Но ощущения, что это только “отбитые зэки” у меня не возникло. Все достаточно умные и образованные люди, среди которых есть и невиновные. Никто там, конечно, не рассказывает о своих уголовных делах – там это не принято, можешь чего лишнего сказать, и это пойдет тебе во вред потом.

    Раз в день нас выводили на прогулку. Бывало, от свежего воздуха кружилась голова, так как целый день находишься в камере, где очень душно и многие курят – воздуха не хватает, от влаги одежда не высыхает. Камера небольшая – метров 6 на 7. Там стоят трехъярусные нары. Туалет здесь же – огорожен стенкой.

    Про дело Бабарико узнал из «Советской Белоруссии»

    О том, что происходило на протяжении полутора месяца в стране, Владимир узнал только, когда освободился. Письма, где говорилось про политику и коронавирус, не пропускали.

    — О том, что случилось с Бабарико узнал из «Советской Белоруссии». Там была небольшая заметка о его задержании. Честно говоря, не удивился этому особо. Об акциях солидарности узнал только, когда освободился. Какие-то новости попадали от адвокатов. Письма, где пишут про политику и коронавирус, в тюрьме не пропускают. Вообще писем приходило очень много. И эта была огромная поддержка. Читаешь письмо от родных, друзей, и даже незнакомых – и на душе становится как-то легче. Кроме писем, читал книги, изучал английский и занимался спортом.

    Когда меня отпустили, все мои письма почему-то забрали. Хотя “обычным” заключенным все возвращают. Я спросил, почему они это сделали. Но в ответ получил формальную отмазку – пиши заявление, потом все вернут.

    Дочке сказал, что был в командировке…строил тюрьму

    — За то время, пока я на свободе, услышал много слов-поддержки. От всех – родных, друзей, соседей и коллег. На работе подошла женщина и сказала: ты – настоящий мужик. Некоторые даже помогли материально. Вите оказывали поддержку. Звонили даже люди, с которыми я давно не общался. Помогали правозащитники, журналисты и обычные гродненцы. Это очень круто.

    Знаете, своими действиями власть сама вовлекает в политическую активность людей. Многие начали интересоваться этой темой после всех этих задержаний. Люди возмущены несправедливостью и беспределом. А так….ну дали бы они постоять на площади, не разгоняли бы… люди сами разошлись бы тихонько. И не было бы этого шума и волны возмущений. А так получился обратный эффект.

    Дочке сказал, что был в командировке. Она, бывает, услышит обрывки разговоров и уточняет: так в командировке или тюрьме? Дедушка говорит: в командировке строил тюрьму.

    О 9 агвгуста и почему не пойдет на выборы

    — Отношение к происходящему у меня не изменилось. Но высказываться на эту тему я больше не буду. На выборы вряд ли пойду – смысла нет никакого. Я вообще никогда не ходил на выборы – только в армии, когда заставляли.

    Вернусь на работу, буду дальше трудиться. И до конца буду доказывать свою невиновность.


    Использование материала разрешено только ресурсам, заключившим с s13.ru партнерское соглашение. За разрешением на перепечатку обращайтесь на admin@s13.ru

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 18

  • На площади Ленина перед Гродненским горисполкомом с самого начала собралось около 10 тысяч гродненцев.

    Президент Беларуси и России Александр Лукашенко и Владимир Путин поговорили по телефону, сообщает телеграм-канал «Пул Первого».

    Лукашенко и Путин поговорили по телефону. Обсудили ситуацию, которая складывается внутри и вокруг Беларуси.

    12 августа в эфир гродненского телевидения вышла программа «Окна города» о ситуации в городе и стране. Спустя сутки видео было удалено с канала «Беларусь 4. Гродно» на YouTube.

    Утром 15 августа над зданием областного драматического театра в Гродно был поднят бело-красно-белый флаг.

    Офицер Следственного комитета Беларуси Игорь Лобан в своём аккаунте в Инстаграм открыто выступил против насилия силовиков по отношению к протестующим белорусам.

    Пятница, 14 августа в Гродно оказалось долгой и насыщенной событиями: в день вместились и встречи рабочих с властями, и мирные цепочки солидарности, и общение с председателем горисполкома большой многотысячный...

    Все новости