• Африканец приехал в Гродно по воле Божьей и нашел здесь своего личного дьявола: как Бебе обиделся на Ковалевича

    Африканец приехал в Гродно по воле Божьей и нашел здесь своего личного дьявола: как Бебе обиделся на Ковалевича

    Этот футболист начал в Беларуси драматично и потому был обречен на теплые чувства со стороны болельщиков. Экс-капитан олимпийской сборной Камеруна Поль Роллан Бебе Кинг – выступал на Играх в Пекине – оказался в Гродно в январе 2015-го, рассказывает Tribuna.com. Приехать-то приехал (мало кто понимал, как игрока такого статуса занесло в ЧБ и что он до этого делал в Таджикистане), но заявить его клуб смог не сразу. Соответственно, не сразу начал и платить по контракту. Тогда и родилась полуправда-полубыль, что легионер из Африки жил в Гродно впроголодь, пока на выручку, скинувшись кто сколько мог, не подоспели болельщики. Все было немного по-другому: Бебе не голодал, но и лишних денег у него не водилось. Так что помощь в любом случае была ему кстати.

    Гродненцы вытащили Полика, как многие его называли позже, из трудной ситуации и постепенно прониклись к нему не только сочувствием, но и симпатией. Бебе прижился и задержался в Гродно на пять лет, хотя и после у него случались денежные казусы. Как-то защитник не мог приехать после отпуска в клуб – не нашел денег на билет, но все разрешилось благополучно. С Божьей помощью африканец, мечтавший после окончания карьеры стать пастором, явился на рабочее место и отбегал за «Неман» вплоть до окончания сезона-2019. Бебе прилетел в Беларусь, и чтобы готовиться к чемпионату-2020, но вдруг выяснилось, что «Неман» больше не заинтересован в его услугах. Попытка закрепиться в «Белшине» оказалась неудачной, и Поль Роллан, как раз достигнувший возраста Христа, объявил о завершении карьеры.

    Журналисты спортивного издания позвонили ему во Францию, чтобы узнать, нашел ли он в Беларуси Бога, но вместо этого узнали, что в «Немане» он обрел персонального дьявола. Которого, возможно, даже излишне демонизирует.

    – Почему решил закончить?

    – В футболе самая важная вещь – иметь хорошее психическое состояние. В Гродно я провел пять сезонов – и, если бы остался еще на один, было бы тяжело. Поэтому и закончил. Попытался представить, каким будет сезон, и понял, что не смогу наслаждаться. Если ты не получаешь удовольствия, то очень сложно играть. Когда увидел, что не все люди находятся на моей стороне и хотят, чтобы я наслаждался футболом, решил закончить.

    – Но ты был на просмотре в «Белшине».

    – Это был не просмотр. В футболе ведь как: если люди тебя не уважают, ты должен уйти… Хочу тебе сказать, что Ковалевич – очень плохой человек…

    Я поехал в отпуск в Камерун, потому что год провел без своего сына. Там пробыл полтора месяца, не было никаких проблем. А когда начал готовиться к возвращению в Беларусь, мне позвонил агент и сказал, что Ковалевич не хочет видеть меня в команде в новом сезоне. Я был в шоке! Почему сразу после окончания чемпионата он не сказал мне? Позволил уехать на полтора месяца, а потом сказал агенту, что я не нужен…

    Поэтому мы отправились в «Белшину» – это должна была быть аренда. Мы обсудили контракт, все было хорошо. Но потом «Белшина» поменяла условия – зарплата сильно уменьшилась. Я сказал: «Нет, это невозможно для меня». Я всегда отношусь к людям с уважением. Если они меня не уважают, то, считаю, лучше все прекратить.


    Любопытная деталь: по информации «Трибуны» главному тренеру «Белшины» Эдуарду Градобоеву кандидатуру Бебе в состав порекомендовал как раз Игорь Ковалевич. В Бобруйске утверждают, что легионера не подписали потому, что сделали выбор в пользу белорусских исполнителей.


    – Ковалевич объяснил, почему ты не нужен?

    – Вообще ничего не сказал! Он мне не звонил, я с ним тоже не общался. Когда приехал в Гродно, пошел к президенту клуба. Он тоже был в шоке и не понимал, почему Ковалевич принял такое решение. Но это жизнь. Поэтому когда эти неприятности случись, я принял решение закончить. Сейчас со своей семьей и чувствую себя очень хорошо.

    – А до этого у тебя все нормально было с Ковалевичем?

    – В самом-самом начале Ковалевич был хорошим тренером и человеком. Но потом он изменился. Я не знаю почему. Все время спрашивал себя, как человек может так поменяться? В начале, повторюсь, он был очень хорошим человеком и тренером. Сейчас он другой. За последние два года было много неприятных вещей. Иногда Ковалевич приходил на тренировку и от него пахло алкоголем. Очень легко было понять, чем человек занимался [накануне]. В такие дни Игорь Николаевич просто кричал на людей и невозможно было понять за что.

    Многое видел в раздевалке. Доставалось молодым, особенно если после их возвращения из «молодежки» «Неман» проигрывал. Даже тренеры получали.


    Несколько футболистов подтвердили «Трибуне», что Ковалевич мог появиться на тренировке с характерным запахом, который бывает после употребления алкоголя.


    – Как в команде реагировали на такое поведение тренера?

    – Что футболисты могут сделать? Они просто наблюдают за этим и иногда улыбаются.

    – А руководитель клуба?

    – Он ничего не знает. Почему? У нас раздевалка, а у него свой офис, где он проводит все время. Он ничего не знает о том, что творится в раздевалке и на тренировках. Поэтому он никак не может реагировать – он просто не в курсе.

    – Разве никто не жалуется?

    – Это невозможно. Руководитель клуба очень уважает Ковалевича, но не знает, кем Ковалевич является на самом деле. В этом и проблема.

    Игроки просто боятся говорить публично о ситуации. Руководитель ничего не знает о том, что Ковалевич творит в раздевалке. Никто из игроков не может пойти к нему и пожаловаться. Это нереально. Все понимают, что если так сделают, то руководитель клуба обратится к Ковалевичу: «Вот, игрок мне тут рассказал». Понимаешь, о чем я? Потом с игроком могут расторгнуть контракт, или Ковалевич просто скажет, что футболист ему не нужен. Все в таком ключе. Поэтому никто не жалуется.

    – Ты упоминал о многих неприятных вещах.

    – В прошлом году после первого круга я ездил во Францию навестить жену. За три недели до последней игры круга сказал [спортивному директору] Диме Коваленку: «Передай Ковалевичу, что я поеду к жене после первого круга».

    Не знаю, что случилось, но Дима сказал Ковалевичу только спустя три дня после матча. Когда я вернулся через неделю, Ковалевич был в бешенстве и кричал: «Уходи из раздевалки, я не хочу тебя больше видеть». Орал на меня, а я ведь вообще не пью и всегда веду себя порядочно. Не понимал такой реакции, я был в шоке: провел в команде пять лет – и никто, никто, не может сказать: «Бебе, ты косячил вот тут, тут и тут». Не понимал, что происходит. Я же заранее предупредил Диму Коваленка…


    По информации «Трибуны», Дмитрий Коваленок посоветовал футболисту лично сообщить о своих планах главному тренеру, но по какой-то причине Бебе этого не сделал. Возможно, из-за того, что изначально боялся гнева Ковалевича, отношения с которым к тому моменту стали напряженными.


    Еще одна история. Это было в ноябре. В Беларуси я не считался легионером (имел вид на жительство) и каждый месяц нужно было платить 60 рублей за регистрацию. Это никогда не было проблемой для меня, но я почему-то забыл. Сезон уже заканчивался, и я начал переводить деньги с банковской карты в евро, потому что много времени провожу во Франции. Купил валюту и держал у себя в квартире. Мне позвонил Коваленок и напомнил про регистрацию. Говорю ему: «Боже мой, Дима, извини, я забыл, почему ты не напомнил раньше? У меня осталось 300 рублей на еду, а все остальное в валюте. Я заплачу чуть позже».

    Не знаю, что случилось, но Ковалевич узнал об этом. Мы с Кантарией занимались в зале, шли в душ и встретили тренера. Он просто начал меня оскорблять: «Ты, ###### [чертов] африканец, не можешь даже 60 рублей заплатить?» Я был в шоке! Как он смеет оскорблять всех африканцев и говорить, что нам нечем платить?

    Думаешь, почему я не играл в последних двух матчах сезона? Ковалевич мне сказал: если не заплатишь, не будешь играть. Но как он смеет? Это же не касается моей игры на поле! Все в команде знали, что у меня всегда были деньги. Я же никуда не ходил, на развлечения не тратился. Показывал Кантарии и Концевому, что у меня есть четыре с половиной тысячи евро. Я могу заплатить, просто сказал Диме Коваленку чуть-чуть подождать…

    Никто не знал настоящей причины, почему я закончил. Я просто не хотел больше видеть лицо Ковалевича. Из Гродно уезжал с плохим настроением, но сейчас я с семьей и чувствую себя отлично. Даже если бы мне предложили все деньги мира, я бы не вернулся в футбол.

    – У кого-то еще были проблемы с Ковалевичем?

    – После моих рассказов про Абуну и Атеменга моя семья уверена, что Ковалевич – расист. Им пришлось уйти, когда у них еще были контракты на руках. Для футболиста такая ситуация – это всегда тяжело.

    У меня были хорошие отношения с мэром Гродно, и он уважал меня как игрока. Поэтому я долго играл, и Ковалевич просто не мог меня выставить, как Абуну и Атеменга.


    Нам удалось пообщаться с несколькими легионерами, выступавшими за «Неман». И никто из них не считает Ковалевича расистом. При этом они не отрицали, что тренер бывает чересчур эмоционален и нередко уходит в оскорбления. Впрочем, так он ведет себя не только с иностранцами, но и с белорусскими футболистами, для которых нецензурные выпады хоть и неприятны, но вполне обычны. Другое дело, что каждый человек по-своему реагирует на такое поведение ввиду менталитета и культурных особенностей.


    – Он плохо к ним относился?

    – Вот тебе пример. Если я где-то допущу ошибку, Ковалевич будет ходить и две-три недели или даже месяц про нее мне напоминать. Белорусов подергает пару дней и все, достаточно. Разве это не расизм? Мы, африканцы, не такие тупые, как он думает...

    Ковалевич сказал, что я много ошибался в прошлом сезоне. Честно признаюсь перед всей Беларусью, посмотрите видео – в прошлом году я совершил только одну ошибку. Это было в матче с «Гомелем» (отметка 3:48).

    Но Ковалевич, расист, сказал, что я допустил семь. Не знаю ни одного игрока в мире, который не допустил бы ошибки. За все пять лет по-настоящему я привез только раз, в том матче с «Гомелем».


    Бебе однозначно не был худшим защитником чемпионата, однако по надежности к нему все же имелись вопросы. Согласно сервису InStat в сезоне-2019 на счету легионера было 9 голевых ошибок – больше чем у кого-либо в Гродно и 15-й показатель по всей лиге. При этом Николай Золотов, уехавший по окончании чемпионата в Россию, допустил на одну результативную ошибку больше.


    – Что тебя так долго держало в «Немане»?

    – Когда ты иностранец и играешь в Беларуси, ты должен быть очень сильным. И я очень сильный человек. В Беларуси был только ради футбола, а не ради каких-то других вещей. Посмотри на мою жизнь у вас: я не знаю, что такое дискотека, не знаю, что такое девушка. Только футбол. Поэтому когда люди оскорбляют меня, проявляют расизм, я не обращаю внимания. Думаю только о футболе.

    – Не хотелось уехать раньше?

    – Перед прошлым сезоном мог уехать в Болгарию. По жизни и по вопросам карьеры я всегда советуюсь с женой. Мы все обсуждаем, чтобы принять хорошее решение. Про мой возможный переезд в Болгарию она сказала: «Гродно – это твой город». Я бы сильно выиграл в деньгах, но начинать новую жизнь в другой стране было бы сложно. Поэтому решил остаться в Беларуси.

    Да, в Гродно зарплата была небольшая. Поэтому подумывал уйти, но, следуя за деньгами, ты можешь сломать жизнь. Поэтому остался. Я говорю, вначале Ковалевич был хорошим человеком. В раздевалке была хорошая атмосфера, а «Неман» был как семья. Но все меняется.

    – Как Ковалевич тренировал?

    – Вот тебе пример. Провел три недели с «Белшиной». Сейчас они идут на последнем месте, но тренировки у них сильно отличаются от «Немана» в лучшую сторону. Предсезонки – это всегда сложно. Но в «Немане» это шутка.

    Когда работал с «Белшиной», я был в шоке и не понимал, почему так слабо мы готовились в Гродно. Посмотри на любой сезон «Немана». Мы хорошо проводили пять-семь матчей подряд, но потом начиналась серия поражений. Все потому, что у «Немана» плохая предсезонка. Вот, например, в «Белшине» у нас тренажерка была два раза в неделю, а в «Немане» за всю предсезонку ни разу!

    Но это вина не только Ковалевича, а всех тренеров. Им просто нужно поехать поучиться. Кажется, они работают по старым методикам, неплохо было бы их обновить. В «Белшине» я страдал – тренировки были очень тяжелыми.

    У «Немана» каждый сезон состав, который способен занимать четвертое-пятое место. Но проблема в качестве тренировок и предсезонки. Я все время пытался понять, почему у нас слабые результаты, но догадался только в «Белшине».

    В Бобруйске были люди, который поработали с Ковалевичем, и они всегда подкалывали меня: «Эй, Бебе, тут, как у Ковалевича, не прокатит: если тяжело, попросить остановиться нельзя». Этой действительно так. Если упражнение трудное и ты устал, достаточно похлопать в ладоши – и Ковалевич говорит стоп. Но для отдыха есть выходные и каникулы. Чтобы достигать хороших результатов, нужно упорно работать.

    – Игроков в Гродно такое устраивает?

    – Знаешь, все футболисты в мире, как дети. Они любят поплакаться, сделать все, чтобы немножко схалявить, особенно если тяжело. Я не говорю только про Ковалевича и «Неман». Эта проблема везде. Тренер должен быть очень сильным человеком и понимать, что для результата нужно всегда упорно работать. Поэтому футболисты, особенно старшие, любят работать с Ковалевичем. Тренировки-то несложные. Но в этом и проблема результатов «Немана».

    – Ну хоть какой-то позитивно запомнившийся момент был в «Немане»?

    – Сложно сказать… Самый позитивный для меня период был, когда тренировал Солодовников. И тренировки, и атмосфера была фантастической. Солодовников относился к игрокам, как к своим сыновьям. Это был непростой период и для меня, и для клуба, который испытывал проблемы с финансами. Но эмоции от работы были сплошь позитивные, которые заставляли не думать о проблемах с деньгами.

    ***

    - Как тебе жилось в Беларуси?

    – У вас жизнь очень хорошая. Очень дешево в сравнении с другими странами. Кухня тоже вкусная.

    Во Франции много общаюсь с местными. Они думают, что Минск – это деревня. Но я переубеждаю. Говорю, что в Беларуси очень чисто и вообще красиво. Прекрасные города. Но не верят, пока сами не побывают. Знакомые, которые побывали в Минске, в шоке, что все так, как я говорил.

    – Какое впечатление сложилось о белорусах?

    – Не общался с белорусами очень много, чтобы давать какую-то целостную характеристику. Главное, что бросилось в глаза, – это закрытость. Вы сильно отличаетесь в этом от европейцев. В тех же соседних Литве и Польше, когда встречают темнокожего, реагируют нормально. Не так, как в Гродно, где некоторые просто в шоке от тех, кто выглядит иначе. Но я не хочу сказать, что белорусы плохие. Просто им нужно больше путешествовать и смотреть на других, тогда это пройдет.

    – У тебя остались друзья в Беларуси?

    – «Неман» – хорошая команда. Ковалевич изменился, но игроки все равно стараются быть семьей. Поэтому я и провел там пять лет. Завел ли настоящих друзей? Сложный вопрос. Не хочу никого упрекать, но, мне кажется, что алкоголь, девушки, дискотеки – часть культуры в Беларуси. Но мой образ жизни отличается от этого. Я все время был дома.

    В команде к этому относились нормально. Мы все взрослые, у некоторых есть дети. Каждый может жить так, как считает правильным: хочешь пить алкоголь – пей, хочешь сидеть дома – сиди. Мы хорошо общались на тренировках, мне этого было достаточно.

    К моей религиозности тоже все относились с пониманием. Никто не шутил. Только Ковалевич называл меня Пастором. А если был зол, то ###### [чертовым] пастором. Но я не обижаюсь и просто забываю все плохое, что связано с Ковалевичем.

    Если бы приехал еще раз в Беларусь, то только ради двоих футболистов: ради Артема Концевого и Николая Януша. Еще есть Эрвен Мукам, он сейчас в БАТЭ. Он как брат для меня. Мы вместе ездили в Камерун, встречаемся во Франции.

    – А сам Гродно чем запомнился?

    – Я же все время был дома :). У меня такой образ жизни – я домосед. Даже во Франции жена с сыном любят гулять, а я вот почти все время дома. Если говорить о городе, впечатлил костел в центре. Он фантастический.

    Вообще, в Гродно я провел пять лет, он мне уже ближе, чем родной город в Камеруне. Это часть жизни. Из-за Ковалевича не могу говорить, что в Гродно все было плохо. Там прекрасные фанаты. Не могу забыть и руководство Гродно, которое мне помогло. Да и команда-то там хорошая. Просто нужны новые люди на некоторые позиции.


    Ковалевич отказался вступать в полемику с экс-подопечным, отметив, что шокирован его заявления. В клубе также отказались от комментариев, сославшись на то, что это частный конфликт, и «Неман» к нему отношения не имеет. Впрочем, при расставании Поль Бебе говорил председателю «Немана» Ивану Ворсовичу, что недоволен методами работы Ковалевича.


    ***

    – Как семья отреагировала на то, что закончил с футболом?

    – Довольны, особенно жена :). Я ведь семь лет играл без нее. Это было тяжело.

    Очень мудрую вещь сказал мой сын: «Если Бог решил, что тебе пора заканчивать, будь благодарен. Ведь ты не знаешь, что могло бы произойти в будущем: ты бы мог сломать ногу или вообще умереть на поле». Сейчас сын счастлив, что мы вместе.

    – Во Франции точно не будет футбола?

    – Сейчас решил быть другим человеком – хочу забыть футбол. Но, думаю, мой сын все-таки пойдет по моим стопам. Тогда буду давать ему советы. Но сам играть, даже среди любителей, не хочу.

    – Чем планируешь заниматься?

    – Сейчас сложная ситуация с коронавирусом. Пока мы с женой в самоизоляции и рассматриваем варианты. Мне нужно время, потому что хочу выбрать профессию, которой буду заниматься до конца жизни. Когда эпидемия закончится, будем действовать уже более активно. Проблем быть не должно. Во Франции много возможностей для людей, которые хотят работать.

    – Ты вроде хотел стать пастором.

    – Религия – это моя жизнь. Мне не нужно решать: стать пастором или нет. Я могу идти в любую церковь во Франции и проповедовать. Но мне пока нужно найти основную работу, чтобы обеспечивать семью.

    – Как проходит самоизоляция?

    – Во Франции мы можем выходить в магазин – только нужно иметь соответствующий документ, что ты идешь за едой. Мы стараемся выходить за продуктами раз в неделю. Конечно, тяжело жить в таком режиме, но мы справляемся. Этот вирус очень опасен. Но с каждым днем ситуация все лучше.

    – Удивляет, что чемпионат Беларуси играется?

    – Да, был шокирован, почему в таких условиях продолжают играть в футбол. Ведь этот вирус легко подцепить на стадионе.

    Считаю, что для здоровья людей надо прекращать чемпионат. Во Франции начало эпидемии было очень тяжелым. В стране хорошая медицина, но она оказалась не готовой к эпидемии. Сейчас уже приспособились. Не знаю, какая ситуация с больницами в Беларуси, но если ситуация станет критической, будет очень сложно. Этот вирус – не шутка.

    – Слышал советы Лукашенко про трактор и водку от коронавируса?

    – Да :). Я смеялся потом целый день.

    ***

    В этом материале изложена точка зрения лишь одного человека. Не все слова Поля Бебе точны, некоторые его утверждения вызывают сомнения, но в том, что экс-футболист искренне обижен, нет ни малейшего сомнения. Его общение с тренером с какого-то момента стало развиваться по крайне негативному сценарию. Манеру общения Ковалевича выдержит не каждый. Для камерунца эта задача оказалась непосильной, впрочем, и у тренера к бывшему подопечному наверняка есть вопросы. Однако наставник «Немана» говорить про Бебе не хочет, как не хочет встревать в ситуацию и клуб.

    Тренер и гродненский «Неман» идут рука об руку с лета 2016-го. Пару раз Ковалевич был близок к отставке, но его удерживали в Гродно. Значит, можно предположить, что как минимум в этих отношениях говорят на одном языке, который никого не задевает.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 6

  • На улице Мостовой в Гродно завершается установка скульптур-букв, вместе образующих слово «МОВА». Это пятый из серии таких арт-объектов, которые благодаря компании А1 и проекту «Веліч роднай мовы».

    За последний месяц президент не раз высказывался о том, что у каждого белоруса должен быть клочок земли и участки надо предлагать за «символическую цену».

    Две компании отдыхали в кафе по проспекту Янки Купалы в Гродно. Около десяти вечера парни решили познакомиться с девушками, сидевшими за соседним столом.

    В выходные штаб Цепкало в Гродно ознакомился с результатами проверки подписей ЦИК. Основная причина их недействительности – даты избиратели ставили не собственноручно.

    Сотрудники МВД подверглись травле в интернете после событий в Гродно. Об этом во время онлайн-конференции рассказал первый заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич.

    О том, что хозяин летательного аппарата имел противоправный умысел, было легко догадаться по привязанным к квадрокоптеру мешкам с табачными изделиями.

    На предприятии листовки с призывами к забастовке назвали провокационными и сообщили, что к таким действиям на заводе относятся отрицательно.

    Все новости