• Августовский канал ведет в ЮНЕСКО

    Не один год специалисты Беларуси и Польши готовят досье, чтобы подать заявку на включение Августовского канала и прилегающих к нему достопримечательностей в Список всемирного историко-культурного наследия ЮНЕСКО.

    Пополнит ли уникальное сооружение с богатой историей этот престижный список и как быстро это произойдет? Вопрос сложный. Оно не так давно детально обсуждалось на международных конференциях в польском Августове и белорусском Гродно. И пока остается открытым. Что об этом думает Владислав Цидик, член Союза писателей Беларуси, председатель Минской областной организации «Белорусский федерация легкой атлетики», а также председатель ветеранов Комитета государственного контроля. Он - один из тех, кто стоял у истоков возрождения Августовского канала, пишет "Звезда".

    - Как мы уже знаем из предыдущих разговоров, с вашей работой в Комитете госконтроля связан еще один знаковый для Беларуси проект: возрождение Августовского канала. И поскольку известно, что готовятся документы для его представления в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, то давайте о нем и поговорим. Как Августовский канал вообще появился в поле вашего зрения?

    - Еще в 2003 году мы такую ​​идею обосновывали, обращаясь к Президенту Александру Лукашенко: что две страны вместе должны этот проект, как говорится, продвигать на международном уровне. Мы и польских коллег подталкивали: давайте прорабатывать эту тему, готовиться вместе к «походу в ЮНЕСКО». Но, к сожалению, тогда соседи к таким предложениям относились несколько скептически. Пожалуй, еще время не пришло. А через 12 лет, слава Богу, есть движение, понимание, что Августовский канал представляет из себя особую ценность.

    - А что тому пониманию способствовало?

    - Наверное, в первую очередь сам канал «голосует» за себя, приобретает популярность: поток туристов все возрастает. Ежегодно фиксируется на белорусской стороне свыше 150 тысяч посещений. Где такое в Беларуси вы видели, чтобы за короткое время, с нуля, что называется, так стартануть? Ранее на канал разве что рыбаки местные приезжали и туристы-водники на байдарках немного ходили - мы расспрашивали: человек 50-70 в год. Там же у шлюза Куркуль есть отдельный участок реки Черная Ганча: она вливается в канал, потом из него снова течет дальше.

    - Иван: Я в свое время, в 80-е годы, с гродненскими байдарочниками из турклуба Комбината стройматериалов ходил в байдарочный поход по Неману. Хорошо помню: столько разговоров было о Черной Ганче и о том, какие там живописные места!

    - А так и есть! Речушка вытекает из озера Ганча. Это польская территория. И к нам течет.

    - Мы слышали, туристы-пешие также в те места раньше ходили.

    - Конечно, было и такое. Мы, например, из Житомлянской школы в 1968 году, 12 человек, ходили в поход по окончании 8 классов. И маршрут был обозначен так: идем на Августовский канал. От Житомли 22 км до Гродно, далее до канала - еще 28. К Гродно мы ехали поездом, потом пошли пешком - через Лососно, вдоль Немана. Там, кстати, левый берег обрывистый, с подмывами. Мы останавливались возле форта Первой мировой войны, там и заночевали. Помнится: погода была хорошая, птицы вокруг пели. Далее пошли на деревню Новики. И впервые увидели дзоты: там знаменитая Линия Карбышева проходила. Это я к чему говорю? На той территории очень «информативные» места для тех, кто интересуется историей. Потом мы увидели те старые, заброшенные шлюзы Августовского канала. Кстати, еще в 1939 году канал эксплуатировался, шлюзы работали. Там и корабли ходили. В частном музее на территории деревни Немново можно увидеть даже билеты на те суда - пассажирские, прогулочные. Как известно, до 17 сентября 1939 года это все была территория Польши. В восточной Польше, кстати, и сейчас населенные пункты - типично белорусские.

    - В Белостоке живет и до сих пор много этнических белорусов, причем люди старшего поколения говорят по-белорусски ...

    - И даже за Белостоком белорусов встретишь, которые там давно живут!

    - Что ж, такая белорусская история ... Давайте с вашего школьного юношества перенесемся в наше время. Как в нем снова для вас «всплыл» Августовский канал?

    - Когда я работал в Комитете госконтроля, то где-то в 2003-м, может в сентябре, были мы в командировке на Гродненщине вместе с тогдашним главой КГК Анатолием Тозиком. Вот именно он и сказал мне: давай на твоей родине сделаем что-нибудь хорошее. Я был начальником главного управления агропромышленного, лесохозяйственного и природоохранного комплексов КГК. А местные органы власти в то время пытались уже немного заниматься Августовском каналом: в 1991, 1992 годах было небольшое освоение средств. На границе приводили канал в порядок: между шлюзами Кужинец и Валкушак - это на нейтральной полосе. У нас же как раз там граница: по руслу Черной Ганчи и ее притока. Может, километров 5. Поляки те шлюзы сами сделали. Было такое соглашение. Мы только водосбросный (регуляторный) шлюз сами на Куженце реконструировали.

    Раньше была совместная программа Беларуси, Польши, Литвы и России - мы проверяли «эффективность природоохранных мероприятий по развитию международного туризма в бассейне реки Неман». Специалисты 4-х стран проводили замеры различных экопараметров, обменивались информацией. Как известно, и в России есть территория под названием «бассейн реки Неман» - в районе Калининграда. Так вот, в 2003-м должны мы были провести контрольные мероприятия. В них участвовали Счетная палата России, Высшая контрольная палата Польши, Литовский госконтроль и наш КГК. По результатам оказалось, что белорусская вода - самая чистая: на участке ниже Гродно и до границ Литвы и Друскининкая. Хотя и проблем немало мы у себя «накопали». Но нам нужно было подписать результаты контрольных мероприятий: общий отчет.

    Вот тогда руководство области обратилось с просьбой: помогите восстановить Августовский канал. Анатолий Афанасьевич Тозик решил на месте посмотреть, как идут там дела. Взял меня, заместителя облисполкома, курировавшего аграрный сектор и природу. Мы поехали. Увидели: ворота шлюзов разбитые, подмывание камней, стенок шлюзов. Все заросло кустарниками. В общем, запустение. В некоторых местах - только очертания, что там текла вода.

    - Снимки тогда делались?

    - Конечно же! Ведь надо было все аргументировать, если обращаться к Президенту с какими-то предложениями. Мы понимали: проект большой, нужно его одобрение. Вот я принес снимки (показывает). Это Куркуль, там и гидроэлектростанция небольшая есть: на 750 киловатт. Мы там поставили две турбины - это в программу по возрождению Августовского канала входило. А в тех местах и ​​заповедник рядом. Помнится, в ту поездку с Тозиком мы даже рыжики недалеко от шлюза нашли. В результате Анатолий Афанасьевич, повторюсь, и сказал: «Давай на твоей родине сделаем что-то хорошее. Готовь письмо». И я подготовил письмо от КГК на имя Главы государства. Президент наше предложение поддержал. Мы подключились и к подготовке соответствующего указа Президента: «О реконструкции ...» (№ 2 от 08.01.2004).

    - Какие аргументы приводили?

    - Что возрождение канала будет способствовать развитию агроэкотуризма в регионе. Что Августовский - это культурно-техническое, историческое достояние нашей страны. Насколько я помню, подобного сооружения каналов во всем мире всего четыре. Канал протяженностью 101,2 км соединяет реку Бэбжу, приток Вислы, с Неманом, с использованием течения сопутствующих рек. Из озера его подпитка водой идет и в сторону Беларуси, и в сторону Польши.

    - Вам приходилось бывать на польской стороне канала?

    - Конечно, на судне там ходил. Инфраструктуру тамошнюю изучали: можно сказать, опыт перенимали. Ведь на нашей территории сейчас только 21 километр Августовского канала. Польская часть и раньше была в эксплуатации: они эту водную систему для туризма приспособили. В Августове, это городок вроде нашего райцентра, даже корабли солидные стояли: человек по 120-200 на борт брали. Там развит парусный спорт, ходят любители и на байдарках. Вот как у нас в Мядельском районе. И даже круче. Там есть при канале агроусадьбы - в старинном стиле: можно и отдохнуть, и поесть. И пожить. Едут люди со всей Польши. Еще Мазовецкое воеводство канал пересекает, и там все еще более развито - как Браславский район у нас. Так вот, на польской стороне я вообще не видел нигде следов запустения вблизи канала: вокруг него кипит жизнь. Канал работал до Августова, включая шлюз Куркуль. А километра 2 до границы с Беларусью никто не ухаживал. Мне даже показывали: Папа Иоанн Павел II к шлюзу Горчица в 1999-м дошел по каналу на корабле - дальше не смог из-за моста над каналом. В честь того события там стоит памятный камень.

    - Когда работы начинались на белорусской стороне, вы согласовывали их с польскими коллегами?

    - Само собой! Ведь смысл возрождения белорусского части канала в том, чтобы он заработал на всю свою длину, чтобы стал международным туробъекта. Поэтому мы попросили польскую сторону очистить так называемое корыто, русло к нашей границе. Привести в порядок пропускной шлюз Кыжинец и водосброс Волкушек. А проходной шлюз Волкушек - это уже наша задача. Они близко там, метров 600 друг от друга. Поляки это сделали, в том числе и плато для водонакопителя. Все привели в порядок. Но мост, о котором я упоминал, не демонтирован и по сей день. Поэтому кораблям с высокой палубой от нас туда не пройти, и оттуда тоже.

    - А демонтаж моста в планах развития Августовского канала есть?

    - Есть. Ведь зона для развития международного туризма создана хорошая.

    - А как насчет перевозки грузов?

    - Не знаю, есть ли в этом сегодня смысл. Грузоперевозки - это же и соответствующая инфраструктура. Если с экономической точки зрения выгода какая-то наметится, бизнес ее не упустит. Кстати, мы там, на границе, построили хорошую таможню. Пограничный пункт пропуска сделали - там специалисты заставы имени Героя Советского Союза Виктора Усова работают. Кто хочет - может по мостику перекидному проехать на велосипеде. На байдарках можно сейчас по каналу проходит, в обе стороны.

    - Но вернемся к реконструкции канала. В каком году Президент подписал Указ?

    - Это был 2004 год, 8 января.

    - И что дальше делали вы?

    - Поскольку мой главк в КГК отвечал за природоохранные мероприятия, и наша была инициатива, а я - начальник главка, то это дело у меня было на контроле. Я много раз туда выезжал. Особенно никого не подключал, за исключением Гродненского областного комитета госконтроля. Мы периодически докладывали Президенту о ходе работы по реконструкции канала. Информировали о проблемах, задержках с проектной документацией ...

    Сегодня можно сказать: объект был сложный. Потребовались научные изыскания. Были у проекта и научные руководители. Помню, один биолог боролся за каждое дерево: если оно давнее и еще крепкое - сохранить! А деревья по берегам канала 100 и 150-летнего возраста. Много вопросов возникало по реконструкции кладки. Ведь растворы раньше были специальные, на белках от яиц, прочные и влагоустойчивые. Нужен был и специальный клинкерный кирпич. Она практически не впитывает влагу. Мы все эти «темы», шаги, движения реконструкторов сопровождали, знали текущую ситуацию на всех участках объекта.

    - Сколько лет реконструкция длилась?

    - Всего лишь два года! Поляки не верили, что за такое короткое время мы сделаем этот канал. Даже смеялись в начале работы. А свой двухкилометровый участок вовремя не сделали. Мы свои работы закончили в 2006-м, а они только на границе начали порядок наводить. Общая смета работ по всей реконструкции на 38 миллиардов рублей по тем деньгам потянул, в долларовом эквиваленте - около 18 млн долларов. Мы даже 8 млрд рублей сэкономили на проектной документации. Потому что постоянно корректировали проекты не в ущерб качеству.

    - И среди местных властей были люди, ответственные за проведение реконструкции канала?

    - Много было одержимых: Михаил Камарец, председатель райисполкома, Анатолий Король, главный архитектор Гродненского района. Большой вклад сделали мелиоративные организации Гродненской области. Прекрасно работали и студенты Гродненщины.

    - Откуда шло финансирование проекта?

    - Из нескольких источников.

    - Как на ваш взгляд: вложенные деньги окупятся?

    - Несомненно! Ведь мы ориентировались, возрождая канал, на здоровые потребности людей. В разных странах живут те, кому нравится активно отдыхать, путешествовать по заповедным местам, любоваться нетронутой природой. Плыть по каналам, проходит через шлюзы, наблюдать жизнь по берегам - это же так интересно! Никакое кино, мне кажется, не сравнится по впечатлениям с «живыми картинами». К тому же на таком «пересечении» народов интересно наблюдать окружающую жизнь - а ведь это место, где близко подходят друг к другу Беларусь, Литва, Польша. Кстати, между Литвой и Польшей есть канал, где «из воды в воду» судно перетягивают волокно через гору. В том тоже есть своя экзотика.

    Сегодня Августовский канал востребован. Если люди готовы к нам ехать, вкладывать в это свои средства, то подобный интерес нужно разумно поддерживать, использовать. А 150 тысяч - солидная цифра! Мы знаем, насколько популярны у туристов Брестская крепость-герой, Беловежская пуща, сейчас все больше туристов едут в Несвижский и Мирский замки. И Августовский канал в этом списке выходит на передовые позиции. Думаю, он уже в топ-10 самых посещаемых мест Беларуси. Такие объекты, как Августовский канал - это еще и своеобразное лицо современного белорусского государства. Если мы способны подобные объекты возрождать, восстанавливать то, что представляет из себя культурную ценность европейского, мирового уровня, если умеем на достойном уровне вокруг них вести работу - значит, показываем себя миру, как говорят, в лучшем виде.

    - Вы же, наверное, и ожидаемый экономический эффект просчитывали, обращаясь с предложениями к Главе государства?

    - Конечно! Помню, даже расчеты были: сколько примерно денег «оставляет» у нас иностранный турист за одни сутки пребывания. Конечно, сопутствующую инфраструктуру в том регионе нужно еще «подтягивать», и это делается. В частности, недалеко от канала, в деревне Святск, реставрируется очень интересный дворцово-парковый ансамбль Воловичей. Недавно смотрел об этом телесюжет. Кстати, мы тоже в нашей программе, думая на перспективу о развитии туристического потенциала Гродненского региона, писали о реконструкции усадьбы в Святске. Это километров 8 за Сопоцкиным. При хороших дорогах - рядом. Насколько мне известно, кредитует проект «Приорбанк». Там будет создана и гостиница на 50 мест.

    - Вернемся еще к реконструкции канала. Все восстанавливали или что-то пришлось менять?

    - Приходилось очень много различных нюансов учитывать. Скажем, в пору нереста хариуса (а эта рыба, поднимаясь в верховья рек, оказывается, использует те водные пути) биологи запрещали проводить работы на канале. А он, как известно, связан с Неманом: из этой реки на нашей территории начинается. Так вот, с тех пор, как открыли канал, а это был 1839 год, русло Немана заметно ушло от канала в сторону, и к тому же уровень воды в реке опустился. Пришлось поэтому вместо трехкамерного шлюза Немново пристраивать еще одну камеру - примерно на километр канал удлинили. И судно нужно было поднимать, как бы подсаживать - иначе они не смогли бы войти в канал. А мы там, кстати, обнаружили деревянный пол при входе. То есть, определенная глубина входа для судна должно быть, а если вход углубить - все, стенки нарушаться. Вот почему я Виталия Ильича Кремко (бывший директор совхоза «Октябрь», четвертый Герой Беларуси. - Авт.) Попросил, чтобы с его хозяйства камней, которые на полях собираются, привезли. Там расстояние немалое: километров 35 в одну сторону.

    Еще по шлюзу Немново что скажу: сейчас и частный музей есть, и домик смотрителя шлюза. А шлюзов на нашем участке канала четыре: Немново, Домбровка, Волкушек и Кужинец. Приграничный шлюз Кудринки на польской стороне был в запустении.

    - Вы еще упоминали, что были проблемы с клинкерным кирпичом ...

    - Да, были. Покупать в Евросоюзе дорого. Что делать? А у нас кирпичные производства неплохо развиты. Собирали всех, даже представитель Министерства культуры был, рассуждали. Пришли к выводу: нужно в Оболе, на Витебщине делать свой кирпич клинкерный. Свыше 580 тысяч штук такого кирпича понадобилось, чтобы привести все шлюзы в порядок. Еще из России глину, которая подойдет по технологии, привозили. А где не выявляли повреждений - оставляли все, как было. То есть, и старинная кладка в некоторых местах еще служит каналу.

    Кстати, мы по ходу дела узнали: каждый шлюз имел при строительстве канала своего проектировщика. И своего инженера-офицера, отвечавшего за постройку. На отдельных шлюзах были даже вывески, которые сообщали, что шлюз, например, в 1827 году строил унтер-офицер вот такой ...

    - Может, что-то интересное во время работ находили?

    - Конечно. Много предметов разных времен Великой Отечественной войны. А на Волкушке есть даже солнечные часы, с большим, более метра, камнем. Но там зона - пограничная, и теперь экспонат этот недоступен для туристов. В тех местах есть и захоронения защитников Отечества, памятник в лесу стоит.

    - Вы сказали, что еще в 2007-м была в Комитете госконтроля инициатива о «походе в ЮНЕСКО» с Августовском каналом. Только идея или прорабатывали тему?

    - Глубоко не прорабатывали, но идею озвучивали в документах, в том числе и в контактах с польской стороной. Прежде всего было важно - сдать объект в эксплуатацию. Ну а теперь, судя по всему, пришло время двигаться дальше. И я очень рад, что сегодня у хозяев Августовского канала, Беларуси и Польши, по этому вопросу - взаимопонимание.