• «Напишите, что все рады». Как Островетчина готовится к открытию БелАЭС

    «Напишите, что все рады». Как Островетчина готовится к открытию БелАЭС

    Островецкую атомную электростанцию строили более десяти лет. За это время она превратила белорусский «край света» в один из самых урбанизированных регионов страны, пишет Радыё Свабода.

    Шульники

    Шульники – типичная для Островецкого района Гродненской области небольшая деревня. Одна улица, два десятка домов. Вокруг поля, леса, холмы. В соседней Газе ферма с коровами. Посреди поля за огородами жителей Шульников – атомная электростанция стоимостью 11 миллиардов долларов. Самый дорогой промышленный объект в стране.

    «Откроют ли станцию? Конечно, откроют, конечно, — расплывается в улыбке хозяин ближайшего к атомной станции дома Чеслав. – Нам же пообещали протянуть провода оттуда к каждому дому, чтобы электричество было бесплатным. Значит, запустят, как же. Колонку вот сделали в деревне с водой. А то один колодец была. Цивилизация. А кабель нам точно протянут прямо со станции, конечно. Вы что, газеты не читаете? Все будет. Лукашенко сказал, значит, будет. Сказал, что асфальт положат в деревне, вот и асфальт есть. Год малой родины же идет. Уже второй год подряд».

    Часлаў

    Чеслав смеется, мы пытаемся увидеть на разбитой деревенской грунтовке асфальт. Живет в Шульниках около десятка человек, в основном пенсионеры. Часть из них на зиму забирают дети в Островец. Сам Чеслав в Шульники переехал из Михалишек, раньше здесь жила его мать. Дом у Чеслава небольшой, ухоженный. Дорожки на подворье вымощены, все ограждено новой металлической сеткой. На вопрос о месте работы и зарплатах Чеслав снова заходится смехом.

    «Вы с Радыё Свабода? У нас здесь свободы полно. С женой на ферме работаем. Она доит коровы, а я пасу. Пятьсот долларов получаем, конечно, – понять, шутит Чеслав или говорит серьезно, абсолютно невозможно. – Мы здесь давно живем. Помню, как только эту станцию начинали строить. Хотелось ли переехать отсюда после начала строительства? А куда? Вы думаете, до Минска не достанет, если что? Достанет! Не дурите мне голову. Во Франции 15 таких, в Израиле еще больше. Здесь во атомка, здесь во озеро, люди купаются. Нам уже по 50 лет, нам уже нестрашно».

    Нашутившись, Чеслав признается, что зарабатывает около 530 рублей, жена – 500. Работают с шести утра до шести вечера, два дня через два.

    Рассказывает, что несколько лет назад ходил на станцию, хотел устроиться сторожем. Его послушали и пообещали позвонить. «Звонят» до сих пор. Некоторым местным жителям повезло больше. Дочь Чеслава работает на «атомке» в столовой. Некоторое время там же работала жена.

    Ад Шульнікаў да БелАЭС каля кіламетра

    «Шутки это все. Думаете, электричество подешевеет? – неожиданно становится серьезным наш собеседник. – Наши внуки еще будут расплачиваться за эту атомку. Сколько втюхано в нее! Кредиты отдавать кто будет? Мы и будем. Сейчас газ подорожает, скажут ставить электроплиты. Чтобы поставить электроплиту, нужно менять проводку, тоже деньги. Куда они будут энергию девать? Латвия отказалась покупать, Литва. Так что не все рады. Хотя все, конечно. Что это я вам говорю. Все рады. Конечно, все».

    Радоваться есть чему. На поле между Шульниками и БелАЭС посеяли кукурузу (красиво выглядит), грунтовую дорогу рядом со станцией периодически грейдируют (иногда проезжает начальство). В Шульниках говорят, что в самом начале строительства ходили разговоры, что их деревня пойдет под снос. Очень уж близко она к атомному объекту. Некоторые ловкачи даже успели выкупить заброшенные дома, надеясь получить компенсации и новые квартиры в Островце. Но Шульники оставили в покое, снесли лишь несколько хуторов.

    «Поле тут было до станции, сеяли зерно, — вспоминает Чеслав. – Несколько хуторов стояло, снесли.

    Там, где воинская часть, дед на хуторе жил. Так он с ружьем сидел, не подпускал к себе никого. Жил там всю жизнь, не хотел переезжать.

    Когда начинали строить, то говорили – работа будет всем, теплицы здесь поставим. Вон стоят те теплицы (показывает рукой в сторону чистого поля. – РС). Все рады, конечно. Пишите, что все рады».

    Островец

    Островец – один из самых молодых белорусских городов. Такой статус он получил уже после начала строительства станции, в 2012 году. Раньше был городским поселком. В 1960 году советские власти даже забрали у Островца статус райцентра (вернули через пять лет, в 1965-м). До АЭС самым крупным предприятием в районе была картонная фабрика в Ольховке. А едва ли не единственным способом хорошо заработать – близкая граница с Литвой.

    По данным Белстата, население Островца с начала строительства АЭС постоянно растет. В 2011 году здесь жило всего 8547 человек. В 2018 — м-уже 11 640. Можно порадоваться. Особенно если не знать, что за тот же период население Островецкого района сократилось с 15,5 тысячи до 13,5. За пределами Островца в районе на сегодня живет около двух тысяч человек, большая часть из которых приходится на железнодорожную станцию Гудогай и местечко Ворняны. Уровень урбанизации в Островецком районе с начала строительства АЭС увеличился от 50% до 85%. Всего по Беларуси этот показатель составляет около 77,5%.

    Будынак ў новым жылым раёне Астраўца

    Для сотрудников Белорусской АЭС в Островце построили несколько новых кварталов с яркими девятиэтажками, гимназию, новую современную больницу (здесь есть даже аппарат МРТ), несколько современных дорог до станции и трассы из Минска в Вильню, железнодорожную ветку до АЭС. Новые районы райцентра напоминают столичную Каменную Горку в миниатюре. Не каждый островчанин, попав сюда, сразу догадается, что он в родном городе. Свежие дома пока частично заселены строителями, однако их сейчас уже немного. Планируется, что скоро здесь будут жить специалисты с АЭС. Их количество будет постоянно увеличиваться, за первым энергоблоком планируется запустить второй. Это произойдет в 2022 году.

    Цены на жилье в 10-тысячном Островце на сегодня сопоставимы с Гродно.

    Двушка площадью около 50 метров стоит около 30-33 тысяч долларов. В относительно недалекой и вдвое большей Вилейке такую же квартиру можно приобрести на 10 тысяч дешевле.

    Ворняны

    Ворняны – ближайший к АЭС относительно большой населенный пункт и третий по размерам в районе. До станции от Ворнян напрямик около пяти километров. Ее градирни хорошо видны из башен костела, построенного в стиле виленского барокко. В Ворнянах живет Николай Уласевич, один из немногих в Островецком районе открытых критиков строительства АЭС. Уласевич много лет работал учителем географии в местной школе, затем руководил Ворнянским сельсоветом.

    Мікалай Уласевіч

    «Верю ли я, что станция готова к запуску? Откуда же нам знать об этом точно, — говорит Николай Уласевич. – Единственное, что я могу сказать, что у нас есть основания сомневаться в этом. Много там было чрезвычайных ситуаций, много было слухов. Доходило до нас все это. Я очень-очень боюсь, что это может закончиться плохо».

    Основания сомневаться в надежности АЭС у Уласевича есть. Если бы не его пост в фейсбуке, Островецкую АЭС могли бы запустить раньше.

    Именно опубликованная Николаем Уласевичем информация об инциденте с корпусом первого реактора станции стала поводом для его замены.

    Через СМИ история дошла до самого Лукашенко, который приказал остановить строительство, пока не будет поставлен новый корпус.

    «В 2016 году это было. Я узнал об инциденте с корпусом реактора на следующий день, сразу почти, – рассказывает о тех событиях Николай Уласевич. – Вначале не придал значения. Точнее, не поверил. Я тогда баллотировался кандидатом в депутаты Палаты представителей, стоял в пикетах. На пикетах разные люди ко мне подходили, включая строителей со станции. Начал расспрашивать. И все они подтверждали, что корпус реактора был поврежден. Я еще провоцировал. Мол, что вы придумываете. Через две недели я уже это выложил в фейсбук. Ну, и началось. Возможно, оно и без меня стало бы известно. Здесь же весь Островецкий район об этом знал. Но не придавали значения. Ну, ударили реактор и ударили».

    Николай рассказывает, что следил за строительством станции с самого начала. Был и на общественном обсуждении, организованном в Островце с участием специалистов. Говорит, что в конце «нулевых» районное островецкое начальство очень гордилось тем, что первую белорусскую АЭС могут построить в районе. Мол, это исключительно положительно скажется на развитии всего региона.

    «Островец изменился, конечно, – признает Уласевич. – Много настроили там. Школу, гимназию, бассейн какой-то. А Ворняны… В Ворнянах наоборот. За эти годы или закрыли что-то, или собираются закрывать. Аптеку закрыли, амбулаторию в другое здание перенесли. Ничего здесь не изменилось, никаких бонусов мы не получили. В первые годы еще можно было заработать на строительстве, люди бросились туда работать, местные в том числе. Сварщики там были нужны. Люди получали большие деньги. Но после финансового кризиса в России (2014-2015 годы. – РС) зарплаты упали в два-три раза. Наши вахтовики совсем немного начали получать. Местные еще работают там в охране, женщины преимущественно. Получают по 250-300 рублей. Смешно сказать. Это нетрудная работа, но какая это оплата, мизер».

    По словам Уласевича, никаких протестов в Островецком районе против строительства АЭС не было. Разве что недавно из Минска приезжал претендент в кандидаты Юрий Губаревич с соратниками. Поставил пикет на разрешенном расстоянии в трехстах метрах от станции, провел стрим в фейсбуке и уехал. Местные люди этого даже не видели.

    «Никто здесь не протестует, конечно, – говорит Уласевич. – Наши люди покладисты. Кто-то верит, что все будет хорошо, кто-то не верит. Но все равно молчат. Так воспитаны. Согласны со всем и не сопротивляются. Считают, что от них ничего не зависит».

    Зарплаты в Островецком районе, по его словам, колеблются в пределах 400-500 рублей. Заработать тысячу считается уже супердостижением.

    «Не вижу я, чтобы строительство станции остановило отъезд молодежи из района, — добавляет бывший учитель. – Молодежь как уезжала, так и уезжает. Я в Островецкий район приехал в середине 1970-х годов, после университета. Местные меня встретили байкой: «Островец — света конец». Будто дальше Островца и нет ничего, дальше послать некуда. Тогда на самом деле по поселку невозможно было нормально пройти – ямы по колено. Теперь другое дело, конечно. Город уже разстроили, город выиграл от этого. Но ведь это как вам сказать… Наверное, многих устраивает, что Островец стал более уютным, сфера обслуживания развивается. Но я все равно считаю, что строительство АЭС – это знак беды для нас».

    Несмотря на свое критическое отношение к строительству атомной станции рядом с Ворнянами, Николай Уласевич решил воспользоваться ее удобствами и организовал электрическое отопление своего дома. В процессе согласования этого с местными властями выяснилось любопытное обстоятельство.

    Оказывается, пять лет назад у нас здесь такие кабели положили, что они не выдержат мощности, — рассказывает Уласевич. – Я буквально вытащил из них нужную мне мощность. Семь киловатт мне нужно было, а на трансформаторе нашем только восемь лишних оставалось. И я вот эти семь забрал себе, а соседка пошла просить, ей уже не дали.

    Будем жить рядом с атомной электростанцией, а котлы электрические люди себе поставить не смогут, вот такая ситуация».

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 0

  • После длительного плато, когда каждый день официальная статистика COVID-19 пополнялась 800−900 новыми случаями, в Беларуси наметился резкий спад заболеваемости. За счет чего произошло падение?

    В Гродненской области в большинстве случаев передозировки случались у наркоманов «со стажем». Их причинами также послужили комбинированное потребление различных веществ.

    FINANCE.TUT.BY спросил у экспертов, продолжит ли евро дорожать и в июле и что будет с курсом белорусского рубля.

    Теперь в реализации новый проект – строительство внешней объездной магистрали вокруг Гродно с реконструкцией старого железнодорожного моста под четырехполосный автомобильный с выходом на М6.

    Александр Лукашенко напомнил, что мы живем в безопасной стране, и призвал белорусов 9 августа «взять голову в руки, подумать и решить вопрос».

    Семья Татьяны из Украины была вынуждена оставить свой дом, но не изменила мечте, и уже несколько лет успешно развивает клубничный бизнес в агрогородке Озеры, в 20 км от Гродно.

    Городские власти предупреждают – лето будет жарким, и дело тут – не в прогнозе погоды, ведь планы по ремонту дорожной сети – не просто серьёзные, а скорее масштабные.

    Все новости