• Гродно 1941 года на кадрах немецкой кинохроники

    • 72051
    • 22 июня 2017, 09:20
    • Гродноисториядатавидеоармия
    Гродно 1941 года на кадрах немецкой кинохроники

    Бомбили уже с утра 22 июня 1941 года. С 4 до 8 часов - шесть налетов немецкой авиации, в каждом от 30 до 60 самолетов. Бомбардировки продолжались весь день, а в ночь с 22 на 23 июня советские войска оставили город. На второй день войны Гродно полностью контролировали немцы. 24 июня 1941 года, на второй день после начала Великой Отечественной войны, Гродно был захвачен войсками Третьего Рейха. Уже 9 июля немецкие хроникеры запечатлели Гродно в таком виде. Немецкая авиация беспрестанно бомбила Гродно, где находился штаб 3-й армии. В результате атак с воздуха все узлы связи были разрушены. Командующий армией не имел связи с фронтом, не знал о том, что делается у соседей. К исходу первого дня войны угроза охвата флангов армии и прорыва немецких войск к переправам через Неман у Лунно и Мостов стала вполне реальной. Поэтому в ночь с 22 на 23 июня было принято решение отвести войска на рубеж рек Котра и Свислочь. Предполагалось создать сплошной фронт обороны восточнее и южнее Гродно. К утру 23 июня наши части оставили город. Чтобы замедлить темп вражеского наступления, саперы взорвали мосты через Неман. В течение всего дня 23 июня соединения 11-го механизированного корпуса, прикрывая отход армии, сдерживали атаки немцев южнее Гродно. О событиях 22 июня 1941 года и первых месяцев войны на Гродненщине вспоминает участник, ветеран Великой Отечественной войны Игорь Леонидович Чопп (1911-2014), запись 1997 года: _ "С того памятного дня прошло 56 лет — целая человеческая жизнь с ее превратностями, переживаниями, крутыми поворотами. Последующие события вытесняли из памяти предыдущие, многое забылось. Но первый день войны остался во мне навсегда. Помню все до мелочей… Жаркий июнь 1941 года. Старый лес на берегу Немана, воспетого белорусскими и польскими поэтами. Длинный ряд палаток в густой тени вдоль шоссейной дороги. Запах хвои и разнотравья. Таким запомнился лагерь «Солы» 141-го полка 85-й стрелковой дивизии близ Гродно. По проселку из ближнего села в город утром и обратно вечером шли крестьяне. Если у нас не было занятий, некоторые из них охотно останавливались, чтобы закурить, переброситься несколькими словами.

    — Пан, — говорили они доверительно вполголоса, — скоро будет война. Герман придет… — Не может этого быть, — возражали мы. — По радио передавали, да и в газетах — не будет войны! — Не, пан, — с печальной уверенностью повторял собеседник, — будет. Герман на границе такую силу собрал, что война будет очень скоро. — Ерунда это, болтовня! — отвечал на наши вопросы о возможной войне политрук. — Вы что, выступление товарища Молотова по радио не слышали? Газеты читать нужно. Капиталисты не рискнут начать войну.
    Но капиталисты «рискнули». 22 июня в 4 часа утра мы проснулись по сигналу «боевой тревоги». Лихорадочно одеваясь, услышали гром далекой канонады и близкие взрывы. Выскочили, начали строиться. Над головой, в просветах между кронами деревьев, увидели эскадрильи самолетов, заполнивших, казалось, все небо. Мощный гул вражеских бомбардировщиков, летящих на восток, был непривычен и страшен. Командиры взводов и рот растерянно ждали приказа. Появился командир батальона, подъехала повозка с боеприпасами. Раздали патроны, гранаты и сразу вывели нас из лагеря. Километрах в трех мы, запыхавшиеся от бега, заняли оборону и стали окапываться. С возвышенности, где рыли окопы, хорошо было видно Гродно. В нескольких местах поднялись столбы дыма, вспыхнуло пламя. Слышались взрывы: немцы продолжали бомбить город и дорогу. Копали молча, потрясенные происходящим. Значит все-таки это не провокация, а война? А как же уверения в газетах и по радио, речи вождей, «разъяснения» политрука? Мы, рядовые красноармейцы, верили им, ведь другой информации не было, кроме местных слухов. Внезапно появились «мессершмитты» на нашем участке — два звена. Они развернулись и на бреющем полете стали поливать нас огнем. Деться было некуда. Красноармейцы разбегались по полю, но вражеские истребители настигали их на бегу. Некоторые бойцы, лежа на спине, стреляли по самолетам из винтовок и ручных пулеметов. Я это делал тоже. Но «мессеры» безнаказанно свирепствовали в воздухе — наших истребителей не было. Расстреляв боекомплект, фашисты улетели. Люди возвращались и поспешно брались за лопаты. Санитары несли убитых к дороге, за ними плелись раненые. Еще дважды прилетали фашистские стервятники. И снова — убитые и раненые, жертвы первого дня войны. В полдень, когда мы заканчивали окапываться, командир роты отобрал десять бойцов, среди которых оказался и я, скомандовал: «За мной!” и быстро повел нас к дороге. Невдалеке, у лесополосы, стояла полуторка. Незнакомый капитан принял командование над нами. Он назвал свою фамилию и коротко поставил задачу: с этой минуты мы становились «истребителями» вражеских десантов. Оказалось, что ночью немцы высадили множество десантов. Окопавшись на перекрестках дорог, на опушке леса или засев в доме придорожного хуторка, они внезапным огнем из пулемета и миномета наносили большой урон нашим войскам, которые меняли позиции или отходили в восточном направлении. Поэтому по приказу командования создавались специальные группы, их задачей было уничтожение десанта. Мы погрузились в машину и через полчаса уже были в движущихся колоннах наших войск. Вскоре впереди послышались рокот пулемета и разрывы мин. Солдаты рванулись в кюветы, распластались на пашне. Кто-то уже вел огонь из ручного пулемета по десанту, окопавшемуся на невысоком кургане. Капитан разделил нашу группу на две части, чтобы обойти немцев с двух сторон. Короткими перебежками, стреляя из винтовок и ручного пулемета, мы приближались к десанту. Фашисты перенесли огонь на нас, но пять бойцов во главе с капитаном уже были вне их досягаемости. Чем ближе мы подползали, тем губительнее был вражеский огонь. Уже один наш боец лежал неподвижно, другой, уткнувшись лицом в землю, громко стонал. Но вот на высотке прозвучали два выстрела. Мы втроем бросились вперед, в несколько мгновений достигли блиндажа. Там капитан с ребятами расправлялся с отбивавшимися фашистами. Мы все уже успели внести свою долю в эту первую встречу лицом к лицу с противником. После боя мы разглядывали шестерых мертвых врагов, добротную униформу мышиного цвета, мундиры с галунами, нагрудными и нарукавными эмблемами, сапоги с широкими голенищами, ремни с пряжками… Рядом с убитыми валялись пулемет, три автомата, снайперская винтовка и гранаты с длинными деревянными ручками. Мы сбросили в блиндаж миномет и минометчика, который лежал неподалеку и был убит первым. Вот так! Значит фашист уязвим, его можно и должно уничтожать, нужно только преодолеть страх и обрести уверенность. Мы не торжествовали, нет. Было обидно и горько от несоответствия потерь. Капитан приказал собрать трофейное оружие. Мы подняли погибшего товарища, подхватили раненого и направились к машине. В этот день нам удалось уничтожить еще один десант, погиб еще один наш боец, а трое, в том числе и я, были ранены. Только поздно вечером капитан остановил машину, выставил часового и приказал: «Спать!». Первый день войны сменила первая ее ночь — душная, тревожная, замершая в безмолвии перед неизвестностью."

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 51

  • Маршрут проляжет по обе стороны белорусско-польской границы. Это будет своеобразное кольцо, которое позволит путешествующим на велосипеде посетить два популярных туристических объекта, распложенных...

    За год среднестатистический белорус съедает больше 20 кг сахара. Сколько из них произведено на Скидельском сахарном комбинате, точно не скажет никто, но доля предприятия из города-спутника очень велика,...

    В Беларуси прорабатывается ряд мер по стимулированию рождаемости, в том числе пособие для женщин за рождение детей с кратким перерывом - в три-четыре года.

    Ездите в общественном трансппорте с месячными проездными? Рассказываем, за что можно схлопотать штраф при, казалось бы, оплаченном проезде.

    Думаете, больше всего в Гродненской области себе могут позволить жители Гродно? А вот и нет!

    В Гродно у фуры во время движения отсоединился полуприцеп. Все произошло на улице Суворова и без последствий.

    Завершить переезд и обустроиться на новом месте в Гродно областная библиотека планирует в январе будущего года.

    Все новости