У проституток, которые жили в дореволюционной Российской империи, было две главные обязанности. Первая всем понятна. В этой публикации поговорим о второй — «беспрекословном освидетельствовании», чтобы предотвращать распространение венерических заболеваний. Кандидат исторических наук Татьяна Воронич на страницах TUT.BY приоткрывает тайны дореволюционной жизни на территории Беларуси.

Все проститутки Российской империи (в том числе и белорусские) были обязаны проходить регулярный, не менее одного раза в неделю, медицинский осмотр. Кроме того, по правилам 1844 года, содержательницы борделей обязаны были сами ежедневно осматривать всех своих подопечных. На практике осмотры проходили в самых разнообразных местах: на квартирах у врачей, в полицейских управлениях или при больницах.

Во второй половине XIX века процедура сбора женщин на осмотр была очень унизительной. В этот день полиция арестовывала всех проституток и в сопровождении толпы зевак вела этих женщин через весь город в полицейское управление под циничные насмешки прохожих. Подобные процессии в российских городах можно было наблюдать вплоть до начала XX века.

В Гродно до прибытия врачей все арестованные проститутки помещались за решетку в камеру вместе с другими арестантами. Осмотр проводился в подвале тюрьмы. Естественно, что подобная процедура была крайне неприятна и унизительна для женщин. Поэтому во время одного из осмотров, состоявшихся на рубеже 1860−1870 годов, полиция едва смогла собрать в Гродно 20 проституток (из приблизительно 60).

Все просьбы врачей об изменении места и условий проведения осмотров долгое время оставались безрезультатными. Лишь в 1876-м вышло постановление Министерства внутренних дел. В соответствии с ним медицинское освидетельствование должно было проводиться два раза в неделю по средам и субботам с 10 до 12 часов дня. Проституток-одиночек осматривали в городских больницах (этим занимались городовой врач и его военные коллеги). Спустя десять лет это стало возможным делать по месту жительства женщин или на квартирах врачей.

Предполагалось, что проституток, проживающих в домах терпимости, будет досматривать в самих борделях лишь один городовой врач. Но венерические заболевания широко распространялись, поэтому военных врачей также привлекли к осмотру женщин и в публичных домах.

К концу XIX века в Гродно проститутки домов терпимости осматривались врачами еженедельно, проститутки-одиночки — два раза в неделю в Окружной лечебнице.

При осмотрах врачу помогала женщина-фельдшер, окончившая специальный курс по лечению венерических болезней. Женщинам, оказавшимся при осмотре здоровыми, в билете ставился штамп «здорова» и назначалась дата следующего осмотра.

Больная женщина снабжалась особой карточкой, с которой она отправлялась на лечение в больницу. Билет проститутки оставался на хранение в Санитарном комитете до ее выздоровления.

Медицинский осмотр также проходили все прибывающие в город проститутки. Те, кого признавали в результате осмотра здоровыми, получали медицинские билеты. Все женщины, у которых были обнаружены признаки венерического заболевания, отправлялись на принудительное лечение.

В 1861 году были опубликованы правила, которыми в своей работе руководствовался Врачебно-полицейский комитет в Санкт-Петербурге. К ним обращались для разрешения многих вопросов, не разъясненных в правилах 1844-го. Согласно первым из них, при осмотре обязаны были присутствовать еще и полицейские, и военные чиновники.

Так, в 1876 году в Бобруйске медицинский осмотр проституток еженедельно проводился в городском полицейском управлении, «при бытности полицейского чиновника», женщины осматривались «во всей подробности и оказавшиеся больными тут же сдаются на руки полиции для отправки в госпиталь на излечение». В 1892 г. в Полоцке осмотры проституток производились два раза в неделю также в присутствии полицейского чиновника. Несложно представить, какая атмосфера царила, какие сцены разыгрывались во время подобных осмотров и что испытывали женщины, подвергавшиеся таким унизительным процедурам в присутствии нескольких мужчин, к тому же не имевших никакого отношения к медицине.

Со временем российское правительство осознало всю абсурдность ситуации. В 1903-м в новых правилах уже отдельно указывалось, что «полицейские чины не могут присутствовать при самом акте врачебного осмотра».

Методы и условия проведения медицинских обследований женщин во многих городах далеко не всегда соответствовали даже тогдашним медико-санитарным нормам. Особенно это было актуально для осмотров, проводимых в домах терпимости и на квартирах самих проституток. Помещения были тесными, не приспособленными для гинекологических осмотров, плохо освещены, и, тем более, отсутствовало какое-либо специальное оборудование. Только по правилам 1903 года содержательницы борделей обязывались иметь необходимый набор инструментов для осмотра женщин и «стол, на котором производится такое освидетельствование». Все это, а также, согласно документам тех лет, «распущенность проституток, большинство которых самого низкого пошиба» делало обследования малоэффективными.

Сама методика медицинского освидетельствования женщин не была детально разработана. Каждый врач проводил осмотры по своему усмотрению. Одни врачи заставляли полностью раздеваться женщин, осматривая их «с головы до пят». Другие врачи ограничивались осмотром половых органов, полости рта и носоглотки и кожных покровов, не скрытых одеждой. Эффективность осмотра в таких случаях снижалась.

Врачи признавали, что существовавшие методы диагностики не всегда позволяли обнаружить все проявления венерических заболеваний, вне зависимости от опыта, квалификации и добросовестности врача. Бактериологические исследования не проводились. В больницах даже губернских городов Беларуси на рубеже XIX-XX не было микроскопов.

Много вопросов вызывала и дезинфекция инструментов, с помощью которых осматривались женщины. В инструкции для Минского санитарного комитета требовалось, чтобы для каждой осматриваемой женщины использовались отдельные инструменты. Особое внимание уделялось тщательной дезинфекции в кипящей воде. В других городах один набор зеркал использовался для обследования всех женщин. А в Москве, например, каждая женщина приходила на осмотр со своим гинекологическим (маточным) зеркалом.

Да и дезинфекция была весьма разнообразной. В одних случаях инструменты просто промывали водой, в других — в воду еще добавляли дезинфицирующие средства, но без соблюдения каких-либо пропорций. Врачи отмечали, что заражение проституток венерическими заболеваниями может происходить во время их медицинских осмотров — «быстрота заражений проституток находится в прямом отношении с частотою осмотров».

Женщины всячески избегали медицинских обследований, просто не являясь в назначенные дни и часы в больницу. В дни осмотров в публичных домах практически никогда не было полного состава проституток. Сведения о «прогульщиках» передавались полиции, которая должна была найти этих женщин и доставить на осмотр. Проститутки, не прошедшие осмотр без уважительных причин, привлекались полицией к ответственности по 44 статье Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Как правило, они подвергались аресту сроком на 7−14 дней.

Почему проститутки избегали осмотров? Попадая в больницу, женщины лишались возможности заработка, поэтому предпочитали лечиться, если лечились вообще, у частнопрактикующих врачей. Иногда, обнаружив признаки заболевания, женщины отмечались как выбывшие из публичного дома или вообще как покинувшие город.

Еще одна из причин, по которой проститутки уклонялись от осмотров, — это плата за принудительное лечение. В «Правилах для публичных женщин» 1844 года было прописано: если женщина явится в больницу добровольно, то при обнаружении заболевания она лечится бесплатно. Если же болезнь диагностируется в результате медицинского освидетельствования, то за лечение женщина обязана заплатить.

Лечение женщин, проживающих в домах терпимости, должны были оплачивать сами содержательницы этих заведений. В 1851-м все проститутки были освобождены от платы за лечение. Но в 1862 и 1867 годах было сделано уточнение, что действие данного документа не распространяется на содержательниц борделей «как пользующихся от них особыми выгодами». К тому же содержательницы борделей несут «в некоторой степени и ответственность за допущение случаев заражения», поскольку они должны были проявлять «внимательный со стороны их надзор и настояние о соблюдении чистоты, равно осторожность и разборчивость в приеме посетителей». А потому они по-прежнему обязаны оплачивать лечение своих подопечных.

Хотя это и было запрещено законом, вся сумма затем ставилась хозяйками борделей в долг самим проституткам. Плата в больницах, находящихся в ведомстве Приказа общественного призрения (куда и поступали, в большинстве случаев, заболевшие) взималась за месяц вперед и в конце XIX в. была не менее 9−10 рублей. К тому же необходимо было еще приносить свое питание в больницу. Сумма за лечение и питание получалась довольно значительная для большинства проституток. Из-за этого женщины всевозможными способами избегали осмотров. А содержательницы борделей всячески помогали им в этом, не желая ни платить за лечение, ни терять тот доход, который проститутка могла бы принести за время нахождения в больнице.


Читайте также:

  1. Drog Drog

    54

    1

    К чему эта статья?Грядет легализация?

Оставить комментарий


Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий.


Поиск


Популярное за неделю



Афиша Гродно

Отдых в Гродно




Отзывы о заведениях






Все новости Беларуси

  • Архив

    Декабрь 2018
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Ноя  
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31 

  • Вчера: идет загрузка... посещения, идет загрузка... просмотров страниц. По независимым данным Яндекс.Метрики, без учета гостевого доступа провайдеров.
     

    Please check the Pop-up.