• «Зеленая энергия» в Беларуси — конкурент ядерной?

    • 644
    • 21 июня 2017, 06:14
    • почитаемпроблемыБеларусьэкономикаэкология
    «Зеленая энергия» в Беларуси — конкурент ядерной?

    После короткого бума проектов возобновляемой энергетики Беларусь взяла курс на сворачивание господдержки развития «зеленой энергии». Подстегивают этот процесс нежелание энергетиков нести затраты на ее покупку, а также скорый ввод в эксплуатацию БелАЭС, пишет "Белрынок". _ При создании законодательства в сфере возобновляемых источников энергии (ВИЭ) белорусские чиновники заимствовали лучшую зарубежную практику. В его основе были заложены серьезные стимулы для инвесторов, позволившие стартовать многим «зеленым» проектам. Закон «О возобновляемых источниках энергии» в Беларуси был принят в декабре 2010 года на фоне очередного конфликта с РФ, что, вероятно, предопределило его либеральный дух и быстроту принятия. Но бум продолжался недолго. Новый закон гарантировал производителями «зеленой энергии» подключение к государственным энергетическим сетям, а также ее покупку госсетями в течение первых 10 лет с повышающими коэффициентами относительно тарифа для промышленных предприятий (сейчас этот тариф составляет 10,6 цента за 1 кВт⋅ч). Например, при использовании энергии солнца коэффициент был равен 3, энергии ветра и биогаза – 1,3 и т.д. Для производителей «зеленой энергии» установили налоговые льготы, а также предусмотрели возможность освобождения от уплаты таможенных пошлин ввозимого в страну технологического оборудования. Эти правила привлекли многие зарубежные компании, а также отечественных предпринимателей. В 2013 г в Беларуси начался бурный строительство солнечных и ветряных установок. Однако это обстоятельство не только не обрадовало, а напротив, сильно огорчило отечественных энергетиков, поскольку им пришлось оплачивать покупку «зеленой энергии» по повышенным тарифам и нести немалые издержки. Поэтому белорусские власти приняли решение притормозить процесс. В мае 2015 году в Беларуси был принят указ президента № 209 «Об использовании возобновляемых источников энергии», которым правила игры для инвесторов в сфере развития ВИЭ были существенно скорректированы. Указ предусматривает дифференциацию повышающих коэффициентов не только в зависимости от вида ВИЭ, но и от параметров установок (электрическая мощность, срок службы оборудования на дату ввода установок в эксплуатацию и т. д.). Также указом были введены квоты на строительство энергоустановок по использованию ВИЭ на конкурсной основе. Теперь специальная комиссия определяет суммарную мощность установок, и в ее рамках государство обязуется закупать электроэнергию по высоким тарифам через электросети, куда поступает выработанная «зеленая» энергия. Она же устанавливает и распределяет квот на строительство установок по видам (энергия солнца, ветра, воды, биогаз). Чтобы, как заявлено, определять экономически оправданные объемы их строительства, исключить чрезмерное развитие по отдельным направлениям и выбирать наиболее совершенные установки. Квоты распределяются на 3 года с возможностью ежегодной корректировки. Причем, объем квот в последнее время снижается. В начале мая 2017 года комиссия установила квоты до 2020 года. Квота на создание установок с использованием энергии солнца составит всего лишь 5,025 МВт, биогаза — 2,72 МВт, энергии ветра — 2,5 МВт. Чтобы оценить объем выделенных квот, достаточно отметить, что мощностью только одной солнечной электростанции, построенной недавно в Брагине, составляет 18,48 МВт. Да, государство сегодня готово покупать энергию и у собственников «зеленых» энергустановок, построенных вне квот, но размер конечного тарифа для них гораздо ниже. Эксперты считают, что в белорусское законодательство по «зеленой энергетике» изначально была заложена «мина». Законодательно определено, что свои затраты на покупку возобновляемой энергии организации «Белэнерго» включают себестоимость производства электрической энергии. Отметим, что сейчас 96 % электроэнергии, выработанной установками по использованию ВИЭ, поставляется в государственную электрическую сеть. Понятно, что покупателя возобновляемой энергии – «Белэнерго» — эта ситуация не устраивает. Энергетики отмечают, что сейчас «Белэнерго» тратит на производство 1 кВт•ч электроэнергии 9,8 копейки, а покупать электроэнергию от установок, использующих энергию солнца, обязано не менее чем за 53 копейки. От установок, использующих энергию ветра и воды, – не менее чем за 28 копеек, а от установок, использующих энергию биомассы и биогаза, – не менее чем за 30 копеек. Они также обращают внимание, что в Беларуси с 2012 год по 2016 год объем поставок с ВИЭ в энергосистему увеличился в 7 раз — с 33,2 млн. кВт⋅ч до 216 млн. кВт•ч. В 2015 году затраты энергоснабжающих организаций на покупку «зеленой» электроэнергии составили 31,1 млн, долларов, в 2016 году – 30,5 млн. долларов. Конечно, «Белэнерго» не нужны дополнительные затраты, которые энергетики вынуждены перекладывать в тарифы прежде всего предприятий (для населения планка повышения ограничена 5 долларами в год) или же просить бюджетной поддержки. Когда сторонники ядерной энергетики готовили обоснование для строительства в стране АЭС, они исходили из того, что к 2020 году электропотребление в Беларуси достигнет 47 млрд. кВт•ч. Какими оптимистами они были… Тенденции последних лет свидетельствуют, что в последние годы электропотребление в Беларуси не растет, а снижается. (В качестве справки: в Беларуси в 2016 году общее потребление электроэнергии, с учетом импорта, составило 36,3 млрд. кВт⋅ч (99,0% к уровню 2015 года). При этом собственное производство электроэнергии в прошлом году в Беларуси снизилось на 2,2% в сравнении с 2015 годом — до 33,089 млрд. кВт⋅ч). В декабре 2015 года правительство Беларуси приняло новую Концепцию энергетической безопасности, в которой прогноз по электропотреблению в 2020 году был пересмотрен, — сейчас он оценивается на уровне 39,9 млрд. кВт⋅ч. Отметим, что БелАЭС при работе в базовом режиме сможет производить 17 млрд. кВт⋅ч электроэнергии в год. Дисбаланс электрических мощностей налицо. По оценкам энергетиков, в отопительный период он может достигать до 1445 МВт, в межотопительный – до 1235 МВт. Поэтому очевидно, что ввод в эксплуатацию БелАЭС потребует изменения режимов работы других генерирующих источников энергосистемы. И это при том, что базовый режим работы БелАЭС в межотопительный период планируется ограничить на уровне 80% от номинальной мощности. Следует также отметить, что интеграция БелАЭС в энергосистему страны потребует больших финансовых затрат. Серьезные инвестиции нужны на установку электрокотлов на крупных энергоисточниках, где есть тепловая нагрузка (эти проекты уже реализуются). А также на создание пиково-резервных источников, способных в том числе компенсировать внеплановые остановки энергоблоков АЭС. В Беларуси планируется ввести до 800 МВт пиково-резервных мощностей, из них до 400 МВт — в 2018 году. На создание пиково-резервных источников нужно, согласно оценкам, около 600 млн. евро. Министерство энергетики Беларуси считает, что единственно правильным решением в этой ситуации будет ограничение создания установок по использованию ВИЭ, а также значительное сокращение строительства блок-станций, работающих на природном газе, мазуте и т. д. Замминистра энергетики Беларуси Вадим Закревский озвучил эту идею в Палате представителей министр энергетики в феврале 2017 года на круглом столе «Использование природного потенциала Республики Беларусь в контексте развития возобновляемой энергетики». Минэнерго считает, что суммарная мощность различных установок на ВИЭ, которые появятся в Беларуси до 2020 года, не должна превысить 563 МВт, в том числе 158 МВт должно быть построено в рамках выделенных квот, а 405 МВт — в рамках ранее заключенных инвестдоговоров. По оценкам Минэнерго, в Беларуси к 2020 году установленная мощность установок по использованию ВИЭ с учетом объектов, которые строит «Белэнерго», составит 798 МВт — 6% от установленной мощности объединенной энергосистемы (в том числе 655,6 МВт будет эксплуатироваться юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями). В министерстве также подсчитали, что если в Беларуси не притормозить развитие «зеленой энергетики», то к 2020 году энергетикам потребуется на ее покупку 550 млн. долларов. Между тем, чистая прибыль «Белэнерго» за 2016 год составила чуть более 200 млн. долларов. «Мы не сможем нести эти обязательства перед поставщиками такой электроэнергии за счет средств «Белэнерго», — заявил замминистра энергетики. Исполнительный директор Ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимир Нистюк в комментарии БЕЛРЫНКУ отметил, что развитие ВИЭ в Беларуси имеет ряд особенностей.

    «Прежде всего, над ВИЭ сегодня висит дамоклов меч АЭС. Ведь сегодня никто не знает, куда мы денем 2400 мегаватт в конце 2020 года. Покупать нашу электроэнергию никто не собирается. Литовский сейм принял специальный закон, Латвия колеблется, но это -небольшой потребитель, Польша категорически отказывается. Тем более, что в Беларуси есть лишь одна ЛЭП в Европу, синхронизированная с европейской, — она существует только в литовском направлении. С Польшей такой линии нет. Поэтому даже в лучшем случае, чтобы синхронизировать поставки, нужны сотни миллионов долларов. Причем, не российского кредита. И не без согласия Европейского энергетического союза», — отметил В. Нистюк.
    Поэтому получается, что «зеленая энергия» в Беларуси стала вроде конкурентом ядерной энергетики, добавил эксперт. Комментируя аргументы Минэнерго относительно того, что у министерства нет денег на покупку «зеленой энергии», В. Нистюк отметил, что это не совсем корректные заявления.
    «Сегодня государство эксплуатирует Гродненскую ГЭС на 17 мегаватт, Витебскую и Полоцкую ГЭС более чем на 60 мегаватт и т. д. В министерстве взяли весь объем «зеленой энергии», умножили на льготный тариф и получили заявленную сумму, не уточнив при этом, что 80% энергии из ВИЭ сегодня принадлежит государству», — подчеркнул В. Нистюк.
    Эксперт считает, что следовало бы провести глубокую инвентаризацию объектов возобновляемой энергетики, чтобы разобраться: не оплачивает ли «Белэнерго» некоторым госкомпаниям, обладающими ВИЭ, которые построены за государственные деньги, энергию по льготному тарифу? «Если это имеет место, то следует четко указать, какой процент так называемых «переплат» приходится на такие компании и какой урон это наносит государству», — отметил эксперт. При этом он обратил внимание, что сегодня развитие ВИЭ в Беларуси сужается только в сфере, которая контролируется государством. «Зато спрос на «зеленую энергию» в частном секторе растет. Люди на загородные дома начали ставить солнечные коллекторы, а теперь хотят устанавливать солнечные электростанции, ветрогенераторы, тепловые насосы или гибридные станции. Они считают свои деньги. Вы поставили себе электрогенератор, — и не надо никаких госразрешений», — отметил В. Нистюк. Тем не менее, без господдержки реализовать крупные проекты в сфере «зеленой энергетики» в Беларуси вряд ли получится. Следует ожидать, что строительство «зеленых» энергоустановок вне квот станет экономически выгодно в перспективе, с развитием новых технологий. Эксперты отмечают, что во многих странах конкурентоспособность ВИЭ быстро растет — в частности, в странах Ближнего Востока с помощью солнечных панелей можно производить электроэнергию уже за 2 цента за 1 кВт⋅ч. Поэтому для Беларуси важно участвовать в этом процессе, даже если стоимость энергии из ВИЭ пока неконкурентоспособна Для этого нужно создавать условия для инвесторов, иметь разумное регулирование, которое позволит им вернуть затраты на создание ВИЭ. Здесь Беларуси мог бы пригодиться опыт Китая, на который так любят ссылать белорусские чиновники. Эта страна одной и первых вступила на путь использования «зеленой энергии». В Китае закон «О возобновляемых источниках энергии» был принят намного раньше, чем в Беларуси, — в феврале 2005 года. В нем, помимо тарифов на энергию из различных видов ВИЭ, предусмотрена дифференциация в соответствии с районами производства энергии из ВИЭ (она исходит из географических особенностей страны), а также внедрена система тендеров для установления тарифа на энергию из ВИЭ. При этом в Китае изначально исходили из того, что использование ресурсов традиционной энергетики для субсидирования возобновляемой энергетики не оправдано. Поэтому в Китае создан специальный фонд развития и использования ВИЭ. Производители энергии из ВИЭ могут воспользоваться помощью этого фонда. Как результат, сегодня в Китае практически каждый жилой дом или здание имеют хотя бы один источник энергии из ВИЭ — как правило, это фотоэлектрические нагреватели воды или отопления.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 4

  • Традиционный сценарий зажжения новогодней иллюминации в Гродно претерпел значительные изменения — вместо парада Дедов Морозов и включения елок города, гродненцам предложили два праздничных мероприятия....

    С 8 декабря цена бензина АИ-92-К5-Евро составит 1,61 руб., АИ-95-К5-Евро – 1,71 руб., АИ-98-К5-Евро – 1,93 руб., ДТ – 1,71 руб.

    На скамье подсудимых оказалась главный специалист по кредитованию физических лиц филиала одного из банков города Слонима З., которая 20 лет отработала в банке, мать троих детей.

    Журналисты поговорили с врачами, которые уехали работать в другие страны, о том, почему они на это решились, насколько это было сложно и чем работа за границей отличается от труда на родине.

    Читайте добрую историю от гродненской журналистки Натальи Шматко и, возможно, она вдохновит вас на добрый поступок.  

    На запрос FINANCE.TUT.BY в Палате представителей ответили, что эти сведения не подлежат распространению. Но выводы по зарплате можно сделать по декларациям о доходах "второгодников".

    Одним из самых свежих примеров как раз скрупулезного и уважительного восстановления исторических построек в нашем городе может служить дом на Городничанской, 23, рассказывает «Вечерний Гродно».

    Все новости