55-летний Станислав Рапей охраняет августовский лес. «За польским часам» его дед владел наделом в этой же пуще. Из августовской сосны построен и родительский дом век назад. Корреспондент «Перспективы» проехала 40 километров от Гродно до деревни Соничи, которая граничит с Литвой, чтобы встретиться с лесником, у которого за плечами 20-летний стаж, осмотреть его владения и узнать, чем сегодня живет его родная деревня.

Экосистему спрятали от туристов

– Это же моя родная земля, а лес – моя душа. Здесь я вырос, рядом проживают моя сестра и мать. У меня отрыв от родной деревни только в два года, когда служил в армии, – рассказывает Станислав Рапей.

Он утверждает, что знает с детства все тропы августовского леса, забытые недостроенные доты, невключенные в туристический маршрут, и даже деревья-старожилы.

– В устье Черной Ганчи до недавнего времени росла трехсотлетняя сосна, которую могли обнять три человека. В целом, в пуще соснам по веку, но, безусловно, мы досаживаем лес, – замечает лесник.

Августовское лесничество – это около десяти тысяч гектаров леса. Оно находится за сопоцкинскими угодьями с туристической зоной. Почти весь лес сосновый. У каждого лесника под контролем около тысячи гектаров. Работник должен ежедневно пройти десять километров своих угодий. На лесничество – один автомобиль.

– У нас здесь нетронутая экосистема. Августовский канал на нашей земле – это устье Черной Ганчи, «непричесанное» для туристов, с камышами на берегу и чистой проточной водой. Считай, дикая природа с косулями, оленями, лосями и рысями, которые приходят с Литвы, – поясняет собеседник.

Чтобы расширить лесные угодья, под посадку пошли сельскохозяйственные пашни. В округе сегодня нет никаких предприятий, в чем и уникальность этого места. Зато встречаются нелегалы, которые тайно хотят перейти границу через чащу:

– Мы несем поочередное дежурство с пограничниками. Это входит в наши обязанности, – говорит лесник.

Дачники вместо браконьеров

Он уточняет, что браконьеры здесь не водятся, слишком далеко лесничество от цивилизации:

– Дорога одна, скрыться невозможно. Штрафуем за мусор, разведение костров и нахождение в лесу в период высокого риска пожаров, – объясняет Станислав Рапей.

Лесник рассказывает, что иностранные туристы не доезжают до этого леса. Но местные отдыхающие уже облюбовали уголок дикой природы. Они – основная головная боль пущанского стража:

– Оставляют после себя горы мусора. В последнее время дачники умудряются привозить и выбрасывать хлам. Это же кощунство!

Редко приезжают охотники, всё по той же причине отдаленности:

– Сам я не очень люблю охоту. Мое всё – это рыбалка. Что я ловлю? Да мне неважно. Просто для меня это время отдыха и размышлений в компании с моей старой подругой – Черной Ганчей.

Правда, собеседник признался, что водятся в реке щуки, лещи и плотва. А рыбак уходит домой каждый раз с уловом.

Звон тишины

Всё же работа труженика леса – это не только восхищение и любование природой, оговаривает собеседник. Встает на рассвете, часто в пять утра. В обязанности входит отгрузка леса второй группы на экспорт и редко – машина дров соседям, ведь газоснабжение провести в отдаленную деревню из-за канала практически невозможно. Затем он патрулирует лесные массивы:

– Смотрю, не намусорил ли кто, не срубил ли самовольно дерево. Слежу за тем, чтобы второстепенные породы не затемняли молодые сосны, весной мы высаживаем молодняк.

Лес, по словам Станислава Рапея, за полвека не поменялся. «Лес растет, а мы стареем», – философски замечает он. Лесник показывает новые дома с местного сруба жителей, вернувшихся в родные края:

– Молодых у нас почти не осталось. У меня трое детей, и все они разъехались. Здесь проживает немного людей среднего возраста, а в основном старики. Но все наделы заняты, участки долго не продаются. Место ведь экологическое. Школы нет, но зато есть магазин, почта и свежий лечебный воздух.

За то, что некому передать опыт, лесник не волнуется.

– Думаю, нашу профессию вскоре заменят роботы. Ведь уже устанавливаем так называемые фотоловушки.

С ним мы минуем несколько десятков хат деревни Соничи, пограничный патруль, и он указывает на проволоку, вольер для косуль и оленей:

– Вот они красавцы, 100 голов. Но сейчас нас испугаются и убегут в лес. Сегодня животные проживают в вольере. Их разводим для будущей охоты. Пока такой услугой никто не пользовался.

И, действительно, четвероногие удивленно на нас посмотрели и побрели в лес. Прощаясь, Станислав Рапей приглашает в гости еще раз, пока туристы и охотники не повадились: «Приезжайте, здесь уникальная возможность послушать тишину. Говорят, что от нашей тишины звенит в ушах».


Читайте также:

  1.  n_u

    0

    0

    Классное там есть местечко , где Ганча делает петлю на 180 градусов и бьет родник. А берег на 2 метровой высоте с полянкой и вековыми соснами. Реально душевное место. Лавочка и стол там есть . За последним домом налево в лес дорожка уходит и резко вниз. Бобров немеряно развелось и затапливают лес, поэтому многие красивые берега Ганчи не так привлекательны.

Оставить комментарий


Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий.


Поиск


Популярное за неделю



Афиша Гродно

Отдых в Гродно




Отзывы о заведениях






Все новости Беларуси

  • Архив

    Октябрь 2018
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Сен  
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 

  • Вчера: идет загрузка... посещения, идет загрузка... просмотров страниц. По независимым данным Яндекс.Метрики, без учета гостевого доступа провайдеров.