• Заплатить $2000 за неотработанное распределение, чтобы пойти служить. Зачем девушке белорусская армия

    • 7225
    • 30 ноября 2016, 11:43
    • регионсоциальноелюдиинтересно почитатьармиясельское хозяйство
    Заплатить $2000 за неотработанное распределение, чтобы пойти служить. Зачем девушке белорусская армия

    Немецкая овчарка Джесси радостно бежит на дресскомплекс. По дороге хватает какую-то дощечку — счастье становится абсолютным, кажется, собака даже улыбается. Хозяйка Джесси — сержант Екатерина Макаревич. Девушка конкретная, кандидат в мастера спорта по рукопашному бою, которая любит прыгать с парашютом и самостоятельно чинить шрус в своей машине, а также мама четырехлетней дочери, не представляющая свою жизнь без армии. О необычной девушке рассказывает onliner.by. _ В доме росла маленькая дворняжка с прозаичным именем Бобик. Екатерина пыталась его дрессировать. В принципе, с Бобика все и началось. И, кстати, не закончилось: собаке 18 лет. Теперь ее пытается дрессировать дочь Екатерины, когда гостит у бабушки. — Мама покупала кукол, но они меня не интересовали. Машинки, солдатики, футбол заходили лучше. У нас в семье не было военных. Мама — художник-оформитель, папа — водитель МАЗа и других больших машинок, сестра — юрист. У меня изначально аграрная специальность. Екатерина росла и училась в Кореличах. Училась вполне себе. До девятого класса хотела стать стоматологом. Но не срослось с биологией. Решила заняться ландшафтным дизайном и поступила в новогрудский колледж. В группе училось 26 человек, из них 4 девушки. Макаревич было комфортно. — Мне нравится проектировать, делать что-то своими руками и смотреть на результат. На предыдущей службе вон в части делала альпийскую горку. С 12 лет Екатерина занималась рукопашным боем. В колледже продолжила. После школы весила 58 килограммов. Но захотела набрать массу. Протеин, тренировки, метан — в итоге Екатерина выступала в самой тяжелой категории — 92—94 килограмма. Когда рожала, весила 102. Но потом решила остановиться и сбросила 20 кило. — Товарищ с «рукопашки» предложил подработать спасателем на озере Свитязь. До 14:00 были занятия в колледже, с 16:00 до 18:00 — тренировка, а потом до 6:00 я заступала в ночную смену. Познакомилась как-то с идеологами из 50-й авиационной базы. Они сказали: «Нам такие нужны!» И дали визитку. Два года Макаревич трудилась спасателем. — Я ответственная и переживающая. А детей в этом озере столько, что просто истерика. Хотя с ними все было более-менее. Вот, помню, как-то приехали к нам на экскурсию литовцы. Взяли лодку напрокат. Заплыли метров на 150 от берега. И тут одна выпала. У остальных паника. Сидят и смотрят, как она бултыхается, будто в кино. Не понимают, что делать. Это было в мае, вода еще не прогрелась. Приплыла я, стала ее вытаскивать. А женщина предсказуемо паникует, начинает ползти по мне, чтобы спастись. Соответственно, тону уже я. Честно, чтобы мы обе выплыли, пришлось применить силу. Все в итоге остались живы. Распределение будущий сержант проходила недалеко от Кореличей, в одном из хозяйств, работала старшим агрономом. — Мужиками командовала. Назначала, какая машинка куда поедет и на каком поле будет работать. Сразу началось хи-хи, ха-ха. Серьезно меня никто не воспринимал. Но когда я стала кулаком по столу бить, все быстро поняли мои требования. Люди ж видят, что ты стараешься, что у тебя получается. Тогда появляются уважение и серьезность. Хотя председатель часто говорил мне: «Ты никуда больше не сдвинешься». Ему подпевала одна женщина из кадровой службы: «Всю жизнь будешь эти машины считать». Смеялись и когда я засобиралась в армию: мол, надолго тебя не хватит. А я служу уже шестой год. Третий контракт, думаю, это показатель. Во время посевной Макаревич порой приходила домой в три ночи и просыпалась в пять утра. Ни сна, ни отдыха, ни личной жизни — пыль, грязь и много работы. — Мужики пили. Получали деньги и стартовали в магазин. За три дня все пропивали, потом шли в магазин и брали на вексель. Потом получали деньги, отдавали векселя и брали новые. Сразу я ругалась, писала заявления на имя председателя колхоза, а потом поняла, что люди просто не могут без этого жить. Напился, но работу все же делает. Ну лишат его прав — ну не мои же права. Ему дальше с этим как-то справляться. Если человек дожил до 40 лет, ты его уже вряд ли изменишь. Мужики не ругались, когда я делала замечания. Все прятали. Но так или иначе находили возможность. В общем, в перспективу села мне верилось не особо.

    В итоге Екатерину все достало. Пригодилась визитка идеологов из 50-й авиационной базы. — Зарплаты нет, условия для проживания так себе, чтобы деньги на телефон положить, надо ехать в Кореличи, там почта по расписанию, чтобы в магазин сходить, надо звонить продавщице: «Эй, иди открой». Это чисто мое мнение. Поняла, что надо что-то делать и выбираться оттуда. Распределение закончилось на семь месяцев раньше. Было три суда. В итоге в 2001-м Макаревич выплатила колледжу 16 млн рублей и отправилась служить. — Приехала в часть. Командир спросил: «Хотите?» Я ответила: «Так точно!» — «О, сразу видно, наш человек». Я только-только форму получила. Сидела, кофе пила. Мне сказали, что сейчас придет руководитель. Спросила его имя и отчество, чтобы обратиться. Но запомнила только «Анатольевич». И что-то меня дернуло предложить кофе: «Анатольевич, может, будете?» Он в ответ молча взял с полочки устав и кинул мне на стол — ту-дух: «Слышь, боец, научись к старшим по званию обращаться!» В итоге он каждый день приходил и, как мне казалось, ни за что ругал. Я терпела. Но после присяги решила разобраться. Пришла в кабинет и сказала все, что думаю. Через четыре месяца мы поженились. Свадьбу решили не играть. Екатерина прикинула, что за 700 «баксов», которые могут пойти на платье, лучше купить стенку в квартиру. — В субботу это было, в 9:00. Пришли расписываться в «дутиках», «спортивках», с рюкзаком наперевес. Женщина в ЗАГСе Первомайского района Минска схватилась за голову: «У вас хоть кольца есть?» — «Да». Муж достал из кармана два кольца еще с ценниками. Женщина встала: «Вам читать?» — «Да не, не надо». Обменялись кольцами — и пошли по делам. В декабре будет шесть лет. Знаете, я считаю, что от пышной свадьбы ты человека любить сильнее не станешь. Екатерина была чертежником оперативного отделения штаба. Работала с картами на весь кабинет на ефрейторской должности и получала удовольствие. Потом ушла в декрет. Затем стала начальником склада автомобильных запчастей — 14 тыс. наименований. — Я с техникой на «ты». Муж без прав, так что свою машину делаю сама. Шрус, ремень ГРМ — сама. А то на СТО сейчас дорого. Авиационная база находилась в Мачулищах. Мужа Екатерины перевели в Колодищи. Некоторое время семья пожила в разрыве, но затем было решено что-то менять. — Я попросила о переводе в командование сил специальных операций. Сразу предложили должность делопроизводителя в штабе, но потом сказали, что есть позиция инструктора разыскной собаки. Думать не пришлось. Я лучше буду бегать и прыгать на улице целый день, зато делать то, что нравится. Теперь на попечении у Екатерины несколько собак. — Иногда я соглашаюсь с фразой, мол, чем больше узнаешь людей, тем больше нравятся собаки. Джесси вот очень добрая, отзывчивая, ласковая, но работает по команде. Если надо фас, будет фас. Она работает и на задержание, и на конвоирование. Я недавно уезжала в Гродно получать диплом о высшем аграрном образовании, так собака отказывалась есть из рук других бойцов. Как поменяли вольеры, у некоторых животных депрессия началась. Собаки похудели на два килограмма. Они все очень хорошо чувствуют.
    С ними вообще весело. Как-то были на учениях. Боец шел с караульной собакой. Та залаяла. Солдат мне по рации: «Меня собака ведет в лес». — «Иди». Пошел. Проходит пару минут — слышу крик. Что случилось? Приходит боец — глаза круглые. Собака тоже выглядит как-то виновато. Оказалось, солдат ее вел-вел, вел-вел, а потом собака испугалась, забежала за парня и со страху укусила его за задницу. Ну, бывает. Перепутала немного. Макаревич отмечает, что животные непредсказуемы. Потому она никогда не везет собаку домой, если там дочь. — Когда ребенок начинает тискать собаку: «У, ты моя мусечка», — ты не знаешь, как животное себя поведет. Понравится ему ласка? Или сочтет это агрессией? Екатерина уже не представляет себя отдельно от армии. — Я этим живу. Забрать у меня армию — как забрать полжизни. Здесь я встретила мужа, родила ребенка, стала заниматься собаками. — А какого вы мнения о современной белорусской женщине? — Совсем современной? Да, выделяются, но не тем. Привозите ко мне на неделю, я покажу, как надо жить. Да, есть хорошие девочки, семейные, аккуратные, способные готовить. Но ходить и делать «уточку» в телефон, как большинство, — это не дело. Воспитание вообще какое-то странное. Родители, по-моему, не уделяют детям должного внимания. Если раньше в школу провожали чуть ли не до шестого класса, то теперь второклашки сами ездят на уроки на общественном транспорте. Я этого не понимаю. Думаю, отпустить свою дочь одну в город в третьем классе я не смогу. Как-то мне сделали замечание: мол, почему вы все время в боевой форме, юбочку наденьте. Но я работаю с личным составом и не могу себе этого позволить. Это все равно что топик надеть с мини-юбкой, выйти на плац и еще наклониться. Специфика службы немного другая. Мне самой некомфортно из-за лишнего внимания. Да и если бы я ходила на работу с распущенными волосами и ярко накрашенной, отношение ко мне было бы несерьезным. Но вообще, если нужно, я делаю маникюр, надеваю юбку и каблуки.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 25

  • Виктор Малец из-под Лиды всю жизнь работал в сельском хозяйстве. На пенсии не смог лежать на диване. Взял в аренду поле и завел коров.

    В Гродненской области появятся четыре комплексных региональных центра по обращению с твердыми коммунальными отходами. Зачем?

    План предусматривает строительство не менее 25 мест зарядки на каждые 50 тысяч населения для городов с численностью населения свыше 100 тыс. человек.

    Многие гости Гродно приезжают, чтобы увидеть и прикоснуться к маленькой реликвии храма — иконе Матери Божьей Конгрегатской. По свидетельству верующих людей, она обладает чудотворной силой. 

    Всего, по предварительным данным, к середине пятницы, 18 октября, в областном центре анкету заполнило более 144 тысяч человек.

    Начальная цена лота – 5400 рублей плюс возмещение расходов на подготовку документации – 1300 рублей. Общая площадь брусчатого дома – 52,7 кв.м, имеются хозпостройки. Степень износа – 66 процентов.

    В Гродненской области с начала года зафиксировано 6 попыток хищения средств предприятий со стороны интернет-мошенников.

    Все новости