• “Выживаем благодаря мужьям", на плаву держат тапки. Репортаж с фабрики, где зарплата – 1,5 миллиона

    • 5350
    • 04 марта 2016, 13:35
    • экономикапроизводствоЛидаденьги
    “Выживаем благодаря мужьям", на плаву держат тапки. Репортаж с фабрики, где зарплата – 1,5 миллиона

    Одно из старейших и крупнейших предприятий страны по производству обуви переживает не лучшие времена: невыплаченные кредиты, которые когда-то были взяты на развитие фабрики, долги за "коммуналку"… Работники Лидской обувной фабрики жалуются на маленькую зарплату, холод в цехах и нехватку работы. Подробнее в репортаже TUT.BY.

    Елена (имя изменено по просьбе девушки. — Прим. авт.) работает на предприятии уже четыре года.

    — Я, можно сказать, многостаночница, — улыбается девушка, — могу шить верх обуви, могу подошву приклеивать. Куда поставят, там и работаю. Это когда работа есть. Но бывает так, что выходишь на целый день и половину смены просто сидишь в холодных цехах. Температура в них вряд ли выше уличной. Моя зарплата полностью зависит от того, сколько я сделаю. Вот и выходит, что на руки в конце месяца получаю совсем немного.
    Предприятие ориентировано на заказы. Есть заказы — работает, нет — стоит. Когда мы приехали на фабрику, тут отшивали рабочую обувь. В цеха пришли только мастера, которые ответственны за выпуск этой партии.

    На руки — 800 тысяч, за общежитие — 650 В цехах и в самом деле прохладно. Обогрев помещений здесь уменьшили: на улице стало теплее, а фабрика платит большие деньги за отопление. Таким образом решили сэкономить.

    — Моя зарплата за последний месяц составила 1,3 миллиона. Есть сотрудницы, которые и вовсе получили 800 тысяч. Моя знакомая при такой зарплате платит за одну комнатку в общежитии 650 тысяч. Но в среднем работники получают по 1,6 миллиона. Вот и считайте, сколько остается на жизнь. Но пока есть работа — работаем. А что делать? Многие никуда не уходят, потому что идти некуда — если ты всю жизнь работал на этой фабрике, то больше и делать ничего не умеешь, — говорит Елена. — Есть и те, кто просто ждет пенсии. Если честно, сейчас в Лиде найти работу очень сложно.

    — Как выживаете? — Мужья помогают. Тут практически у всех работниц так. Или родители помогают. Вроде бы и хочешь куда-то уйти, а некуда, но и что будет дальше — непонятно, — говорит Елена. Руководство предприятия, правда, настроено более оптимистично.

    — Кризис — это не самое плохое время. Он позволяет перестроиться и реорганизоваться, — говорит директор предприятия Владимир Чижик. На фабрику он пришел недавно (правда, уже во второй раз) и сейчас пытается поставить производство на «новые рельсы». После своего первого ухода с предприятия, он работал в управлении иностранного предприятия, а еще возглавлял совсем небольшую частную фирму по пошиву обуви. А потом его снова пригласили сюда.
    Когда-то Лидская обувная фабрика была одним из градообразующих предприятий. Начавшая свою деятельность в 1929 году, она давала работу более чем 5 тысячам лидчан. Сейчас на предприятии трудится около 500 человек. Среди сотрудников ходят слухи, что будут еще сокращения.

    — Говорят, постепенно хотят сократить штат ИТР-ов и рабочих. Но правда ли это — не знаю, — говорит коллега Елены.
    Работники отмечают, что когда работа есть, то тут все-таки можно получить 2,5−3 миллиона, а раньше зарабатывали и по пять. Для города Лиды — очень хорошие деньги.

    — Да, средняя зарплата у нас — не очень большая. Примерно три миллиона, — говорит директор предприятия. — Но так сложился рынок труда. Может быть, для жителей столицы небольшие деньги, но в районах — это нормально. Вообще, у нас есть люди, которые получают и по 10−12 миллионов — это так называемые «продажники», которые работают с клиентами и приносят прибыль предприятию.
    Небольшую зарплату, которую получили работники за январь-февраль, руководство предприятия объясняет сезонным затишьем в этот период. Обещают, что дальше она, конечно, поднимется. «Увольнений не будет, но процесс отрегулирует сама жизнь» Лидская обувная фабрика выпускает более 900 тысяч пар обуви в год. По словам директора, с таким объемом работы на предприятиях в Европе справляется меньшее количество людей, а деятельность может быть построена эффективнее.
    — Это значит, что на фабрике будут еще сокращения? — Не совсем так. Сама жизнь регулирует этот процесс. Конечно, в Европе подобные большие предприятия чаще всего дробятся, туда приходят новые менеджеры, которые эффективно регулируют процесс и снова запускают предприятия. От нас уходят люди в поисках другой зарплаты, пенсионеры… И те, кто не может справиться с поставленными задачами. Но это естественные процессы на любых предприятиях. В то же время к нам приходят такие люди, такие специалисты, о которых мы даже не могли и мечтать. Те же самые менеджеры, которые раньше бы и не посмотрели в сторону фабрики. Или молодые дизайнеры, к примеру, — сказываются изменения на местном рынке труда.
    Несмотря на трудности, на фабрике постепенно вводят новую схему процесса производства. Директор предприятия пытается объяснить, что сейчас происходит и как надо модернизировать весь процесс.
    — Мы хотим организовать все так, чтобы запасов на наших складах было как можно меньше — а лучше лишь страховой запас, — а место проданной пары обуви в магазине сразу же должна занимать новая пара. Но для этого надо наладить эффективное производство, а главное — работу менеджеров и специалистов по работе с клиентами, чтобы цикл был непрерывным.
    Но простая вроде бы схема пока буксует — сказываются финансовые проблемы и непонимание со стороны сотрудников: многие пока не могут перестроится и начать работать по-новому.

    Тапочки покупают, льняную обувь — нет Тем не менее до сих пор Лидская обувная фабрика является в Беларуси лидером по производству детской и домашней обуви. Те самые узнаваемые тапочки, которые, кажется, с советских временен так и не изменили свой дизайн, пользуются наибольшим спросом.

    — Они лучше всего и расходятся. Да, не очень красивые, но идут на ура. Пусть они многим не нравятся, да и ассортимент привлекательным не назовешь, но именно эти тапки, выпускаемые уже долгое время нашим предприятием, и позволяют оставаться на плаву. Еще мы выпускаем хорошую спецобувь. У нас много моделей и много положительных отзывов. Правда частники нам немного ломают рынок, но и с этой проблемой, думаю, справимся.
    Несмотря на сложные времена, директор фабрики настроен оптимистично. Он говорит о том, что сейчас со своей рабочей обувью предприятие будет пытаться выйти на европейский рынок, ведь лидские берцы сейчас стоят в 2- 2,5 раза дешевле, чем их импортные аналоги. Сейчас на фабрике заняты получением нужных сертификатов. И, может быть, освоение новых рынков позволит решить трудную задачку — остаться на плаву в кризисное время, удержать работников при низких зарплатах и в холодных цехах, а еще попытаться модернизировать производство и выпускать новые и модные модели обуви.

    Кстати, модельный ряд на фабрике постоянно пополняется. Дизайнеры каждую неделю предлагают новые модели обуви. В итоге что-то пойдет в производство, а что-то так и останется лежать на полках в качестве идеи до лучших времен.

    — По-хорошему, от разработки новой модели до ее массового выпуска должно пройти немного времени. Пока так не получается, но мы идем в этом направлении, — мечтает директор предприятия.
    Не вся экспериментальная обувь пользуется популярностью у покупателя. Например, льняная — вроде бы необычная и экомодная. К сожалению, товар не пошел. Красивых сапожек из льна и кожи, например, было продано всего 300 штук. Пробовали сделать их и с популярной нынче вышиванкой.
    — Полтора года тому пытались сделать новые модели в белорусском стиле. Но тоже не пошло. Вообще, что касается льняной обуви, то с ней есть нюансы. Продаем примерно 130 тысяч пар в год, сделать можем больше. Но надо ее стилизовать. Чтобы льняная обувь нравилась потребителю, надо довести ее до определенного образа. Сейчас лен мы ставим на старые, очень удобные колодки. А надо на изящные, тоненькие и с каблучком. И тут появляются те самые нюансы. Чтобы поставить на такую колодку лен, его надо как-то укрепить. А если добавить в лен синтетику, то материал потеряет свою натуральность.

    На прощание Владимир Чижик признает:

    — Конечно, Лидская обувная фабрика — проблемное предприятие. Но мы сейчас пытаемся найти выход. Вот уже полтора года работаем без привлечения новых кредитов. Хотя по старым займам еще, конечно, остаемся должны. И, конечно, не теряем оптимизма. В кризис все становится более четко и ясно видно, что делать и куда двигаться.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 50

  • Зачастую в Беларуси известные чиновники уходят с госслужбы и о них все забывают. Сами они также неохотно рассказывают о своей новой деятельности. Кем сейчас работает Шапиро. Интересно?

    Родители о бесплатном образовании. Почему их не устраивает способ спонсирования бесплатного обучения детей?

    Всего протяженность дорожной инфраструктуры в новом микрорайоне Грандичи составит чуть более 3 км. По всему периметру будет установлено более 10 светофорных объектов.

    В Сети появилась петиция, в которой ее автор требует запретить распространение сети 5G в Гродненской области.

    В этом году распределение получили 20 500 выпускников вузов. 99,9 процента из них доехали до места работы.

    17 октября в полку гродненских заведений общепита пополнение. После обеда в тестовом режиме начинает свою работу тайм-кафе «Флэт», только вы вряд ли найдете его с первого раза.

    В областях Беларуси в среднем от 20 тыс. до 28 тыс. человек, у которых на праве собственности две и свыше квартир.

    Все новости