• «Задержанные уже раз 30 замуж звали». Один день из жизни девушки-участкового из Мостов

    • 7119
    • 01 марта 2016, 12:31
    • регионпочитаемлюдиинтересно почитать
    «Задержанные уже раз 30 замуж звали». Один день из жизни девушки-участкового из Мостов

    В маленьких и милых Мостах есть примерно четыре достопримечательности. Это самый длинный в стране подвесной пешеходный мост, самый короткий проспект, аутентичный, как будто перестройка еще не началась, стадион «Неман» и РОВД, в котором работает единственная на всю Гродненскую область участковый инспектор — девушка. Татьяна Симончик говорит, что мечтала работать в милиции. Вот прямо мечтала. Ответ остается прежним после всех выраженных нами сомнений и уточнений. Корреспонденты Onliner.by съездили в Мосты и посмотрели, как старший лейтенант разбирается с семейными скандалистами, чьи рассказы круче любого сериала, и другими представителями не самого благонадежного контингента. _ Между двух пятиэтажек появляется бело-синяя милицейская «Газель». В ней двое: старший лейтенант Татьяна Симончик и прапорщик Александр Лойко, который представляется по-простому Сашей. Старший лейтенант работает участковым инспектором, прапорщик — водителем и негласно «бодигардом». — Ну куда ты дивчину отпустишь одну? — выдает он объяснение и добрую улыбку. Минуем домофонную преграду и поднимаемся в нужную квартиру. Дверь не заперта. Хозяин приглашает войти. Внутри — его супруга. И мужчина, и женщина в верхней одежде. Неуютно. Несколько недель назад их ссора закончилась звонком жены в милицию. — По поводу вашего обращения… — начинает Татьяна. — Я хочу отказаться от показаний, — прерывает ее хозяйка. — Я тогда злая была. Он лежал выпивший и не хотел ехать в деревню. Я думала его чуть ударить. Но сделала шаг назад и зацепилась. Тут еще эта гиря стоит, которую сын припер. Вот и ударилась. — Это административный кодекс, — включает вежливый напор участковый. — Тем более конфликт был. Вы обращались к нам. — А если я его прощаю? Хотя чего прощать? Он же ни в чем не виноват. Он меня пусть прощает, — суетится супруга, чье беспокойство становится еще более заметным на фоне тихого мужа. — Сообщение было. В любом случае мы должны провести проверку… На фоне слышен включенный телевизор. Участники Comedy Woman всем оркестром, как будто специально, шутят про счастливую семейную жизнь. — Получается, что я тогда виновата?.. — становится не до шуток хозяйке. — И что мне будет? — Давайте разбираться на месте. Либо привлекаем мужа к административной ответственности, либо вас — за дачу ложных показаний. Хозяева задумываются. Их застегнутые под горло куртки создают совсем не домашнюю атмосферу. Ее дополняет кухня в состоянии ремонта. Говорят, крепко затянувшегося. В третьей комнате милиционеры никогда не бывали. Нет надобности и желания. — Это у меня второй муж, — начинает делиться биографическими подробностями хозяйка. — Вот первый, боже-боже, и вправду бил. И жаловалась я, и писала на него, и побои снимала. Ездила в Щучин: все лицо было изуродовано, ребра поломаны. А теперь сама упала — и милиция. — Ну, исходя из ваших первоначальных показаний… Женщина в итоге принимает решение отказаться от них. Татьяна начинает записывать текст объяснительной. Спустя некоторое время милиционеры покидают помещение. Им привычно. Семейные скандалы обычно так и заканчиваются. * * * Согласно генеральному плану семьи Симончик, вслед за первым ребенком — девочкой — должен был появиться второй — мальчик. Парня хотели определить на учебу в Суворовское училище. Правда, план не сработал. Родилась еще одна девочка. Татьяна росла пацанкой, играла с ребятами в «квадрат» и пользовалась среди них авторитетом. На фоне отцовских желаний девушка сызмальства хотела стать милиционером. Но идти в органы сразу после школы постеснялась. В итоге она отправилась учиться на кондитера. Плюс до милиции девушка успела поработать на главном предприятии родного города — «Мостовдрев». — Наверное, все мостовчане начинали свою карьеру с завода. Я там два года проработала — в фанерном цеху сортировщицей. А потом уехала в Гродно. В областном центре будущий лейтенант трудилась поваром в столовой. Рядом как раз располагался полк патрульно-постовой службы. Так что милиционеры часто мелькали перед Татьяной, напоминая той о давних намерениях. Девушка задумалась об их реализации на третьем курсе физкультурного факультета Гродненского госуниверситета и попыталась устроиться в силовые структуры. — Начала с ОМОНа. У меня однокурсник там служил, мне очень нравилось. Попробовала, но что-то не срослось. Затем устраивалась в Департамент охраны. Обращалась даже в МЧС. В этих походах группу поддержки Татьяны составляла ее сестра. Активность девушки в итоге отметили в Гродно и позвонили в Мосты: «Здесь мостовчанка к нам обращается. Чего вы ее к себе не берете?»«Скажите, чтобы приезжала». Татьяна вернулась домой и получила желанную работу. Ее физкультурное образование позволяет работать в милиции. — Когда сказала родителям, что иду в милицию, заметила, как они замешкались. Но я не дала им никакой возможности меня отговорить: «Не надо!» Мой дядя тоже работал в органах. Вот он был конкретно против. Говорил: «Зачем тебе такая сложная работа?» Я парировала: «Отслужили свои годы — дайте мне отслужить свои». * * * Зона ответственности старшего лейтенанта Симончик — центр Мостов. Здесь располагаются пять из семи питейных заведений города и обе его дискотеки. В общем, горячая точка по местным меркам. Правда, девушка справляется. — Ой, мы ее так любим. Если бы ее перевели на другой участок, мы бы всем районом протестовали, подписи бы собирали, — улыбается встречная пенсионерка. Однако карьера старшего лейтенанта не стала ладиться прямо со старта. Дебютные месяцы работы девушка провела в качестве стажера. Ездила по вызовам с другими участковыми и наблюдала за их работой. И едва ли не на первом вызове с Симончик случилась неприятность: ее оскорбили. — Оскорбили как женщину, а не как сотрудника милиции. Было жутко обидно. Когда коллеги проводили с задержанным профбеседу, спросили: «Свою жену ты бы так же назвал?..» Человек, конечно, стал менее смелым. Дома-то все чувствуют власть. Затем ребята обратились ко мне: «Прощаешь?» Я ответила: «Прощаю». Если на всех зло держать, ничего хорошего не будет. Старший лейтенант полностью обмундирована. Есть табельное оружие и другие, как говорят в милиции, спецсредства. Но девушка практически не пускает их в ход. Тем более коллеги стараются сопровождать ее по максимуму. Правда, периодически исключения все же случаются. — Человек проходил по материалу проверки. Нужно было срочно найти его. Мужчина обитал в квартирах с репутацией притонов, — вспоминает Симончик. — Вот я и поехала в один из них без подмоги. Там было два человека. Естественно, восприняли меня агрессивно. Было страшновато. Опыта нет, а люди пьяные. Непонятно, чего от них ждать. Знала, что в случае чего останусь без помощи. Но выхода не было. Решила держаться спокойно и не показывать своего страха. «На каком основании вы к нам заявились?» Я объяснила, добавив в голос уверенности. В итоге нормально поговорили. Мужчины на прощание даже сказали: «С вашим характером пора в майорах ходить». Труднее девушке было привыкнуть к притонам. По чисто бытовым причинам. Неприятности доставляла смесь зловонных запахов. Периодически ей становилось дурно настолько, что приходилось возвращаться на воздух. Но с годами сформировалась привычка. — Нас уже никакие квартиры не пугают. Серьезно, всякое видели. В дверях кабинета появляется водитель Лойко — человек очень располагающей наружности. — Ехать надо. — Далеко? — На районе. — Поехали. — Говорят, жена, не дождавшись развода, вещи из дома выносит. А он ей не дает. Вот и вызвал милицию. * * * Нынешнее дежурство Симончик предполагает 12 дневных часов, проведенных на телефоне. В случае поступления вызова она тут же стартует из отделения. В день нашего приезда один из районных участковых находится на отсыпном после ночной смены. Так что делами в близлежащих деревнях приходится заниматься ей. Садимся в «Газель». Сзади — отсек для особо буйных задержанных. Никто не юморит на тему: «Это не шутки, это милицейская маршрутка». В салоне несколько сидений, столик и тумбочка. На ней Симончик периодически оформляет протоколы, когда разбирательства происходят на улице. — Если задержанные спокойные, можем посадить их сюда. Некоторым охота поговорить. Часто спрашивают про личную жизнь. Иногда замуж зовут. Раз, может, 30 уже меня звали, — говорит старший лейтенант. — Иногда коллеги шутят: «Пойдем, Таня, жениха тебе привезли». — А как у вас с личной жизнью? — На работе проходит. Пока «Газель» катит по проселочной дороге, Татьяна вспоминает разговоры с задержанными. Мол, можно долго ругаться, но потом человек выдаст одну хорошую шутку — и атмосфера тут же разрядится. — Я 1 января дежурила. Выехала на вызов в деревню. Там два брата. Одному 70, второму 80. Старший дал младшему денег на продукты, а тот ни продуктов не принес, ни деньги не вернул. Произошла ссора, а потом и звонок в милицию. Местные заметили милицейскую машину. Естественно, это событие. Пошли к нужному двору. Я вышла, а там два дедушки. Злющие. У одного лицо поцарапано и у второго. Но они внешне такие безобидные. Я сразу улыбнулась. Старички засмеялись в ответ. В общем, подняли мне настроение. С вызовом разобрались минут за 15. * * * Пошарпанный деревянный дом и его обеспокоенный хозяин. — Сколько это можно терпеть? — начинает мужчина. — Нет тут жены? — интересуются милиционеры. — Нет, она живет у матери. — А дом кому принадлежит? — Кредит на мне. Заседание суда по поводу развода назначено на начало марта. Муж бывает дома наездами. — Из хаты уже вещи начинают пропадать! Сколько это может длиться? Это же совместно нажитое! — А вы не договаривались с женой? — Договаривался, объяснял. Она сначала говорила, что ничего не брала. А потом как-то призналась, что взяла. — А что именно? — Шлиф-машинку по деревообработке, фрезерный станок, электрорубанок. Пока я был на заработках, она тут жила с каким-то кавалером. Газовая плита пропала. Телевизор пропал. Все у ее мамы. Сколько это длиться уже может? — Вам нужно было описывать имущество перед тем, как подавать на развод, чтобы избежать проблем… — с сочувствием и знанием вопроса замечает Татьяна. Дом, может, для кого-то и милый, но совсем необжитой. Приобретался в кредит за $12 000. Местами виднеются следы начатого ремонта. — Наедине с ней разговариваешь — все хорошо. Заехала к матери — так через полчаса все наоборот! Зачем этого кота держать в этой хате, если заходишь, а он раве? Я ей говорю: забирай его туда, хай там он будет. Нет, там нельзя. А тут он все загадил! Страдающий от одиночества кот тут же выползает из укрытия и начинает хрустеть кормом. Неподготовленных людей это нескончаемое ток-шоу «Пусть говорят» от вызова к вызову может утомить. Милиционеры реагируют спокойно. Татьяна садится оформлять документы на кухне. За время недолгого брака родились мальчик и девочка. Мужчина крайне недоволен, что супруга, помимо всего прочего, не пускает его к детям. Стены их спальни — в новых бело-лиловых обоях. На видном месте — иконы и парадный спортивный костюм. Стеклопакеты и гипсокартон были приобретены в мирные времена. Теперь работа остановлена. Все же никто не знает, как разделит дом суд. — Сегодня заехал. Вижу, насадка есть, а машинки для стрижки волос нет. Сколько это будет продолжаться? Ну так же не делается! Прапорщик Александр Лойко вспоминает предыдущие вызовы: — Как-то жена вызвала милицию на мужа. Мы отреагировали. Приехали, стали общаться. Он говорит: «Я женился пять раз. Коль она на меня вызвала милицию, женюсь и в шестой». Я его тогда спросил: «Пять свадеб — и что, лучше стало?» — «Нет, первая была лучше всех. Но поезд уже ушел. Нашла себе кого-то». Едем к супруге. Кот на прощание отрывается от своего корма и провожает гостей протяжным мяуканьем. * * * В доме плачут дети. «Добрый полицейский» Лойко умело успокаивает их. Становится тише. Татьяна вновь заполняет объяснительную. Текст у жены примерно такой же, что и у мужа. — Да, мы вчера были в хате. Малая увидела эту стригальную машинку, так взяла поиграть. Без проводов, без подзарядки. Она нам не нужна. У нас своих две! — Он еще говорил про шлифмашинку. — Электроинструмент мои родители покупали. Могу принести показать. — А что вы еще оттуда брали? — Только машинку и свой телевизор, чтобы малым было что смотреть. — А какую-то газовую плиту? — Она испортилась, вот стоит, ремонта ждет. Я забрала, я ее сама покупала. — Но это нажитое в браке имущество. — Ну так и что? — Поймите правильно: суд определит что и кому. — Ну, мы думаем. Уже три года не живем. Если он хочет, поделим имущество. — Так он вроде не хочет. — Мы с ним договариваемся об одном, но потом он едет к родителям и говорит мне совсем другие вещи. — Вы как-то одинаково рассказываете… В каждом из домов можно получить изрядную дозу облучения бытом. У милиционеров к нему иммунитет. Слушают они внимательно, изредка отвлекаются на уточняющие вопросы. За забором нас ждет обеспокоенный муж с очередным монологом про «Как долго это будет продолжаться?». Появляется супруга. — Вот тебе твоя машинка! — она оставляет прибор на пороге и исчезает. Потом появляется снова. — Зайди к детям. Они просят. — Сейчас… Пусть кто-нибудь войдет со мной, чтобы потом проблем не было. Мужчину сопровождает водитель Лойко. Затем возвращается и заводит мотор. Он в милиции без шести месяцев 20 лет. Татьяна — всего три года… На обратной дороге девушка перебирает заполненные аккуратным почерком объяснительные и поправляет шапочку с нашивкой МВД. Звучит бодрый рингтон телефона. Один вызов цепляется за другой. — Надо ехать… Когда работала на заводе, хотелось разнообразия. Его изрядную порцию девушка получает на нынешней работе. Ей нравится.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 19

  • Это фирменная торговая точка предприятия «АзотСервис», которое многие гродненцы знают по кулинарной и кондитерской продукции: пельменям, вареникам, чебурекам...

    Генеральный директор ОАО "Гродненский стеклозавод" Юрий Скрипко отметил, что новое предприятие может появиться в Гродно.

    Товары, которые предназначались для использования в коммерческом обороте, ввозились в течение полугода мелкими партиями с территории Польши. Мужчина также организовал его ввоз другими гражданами.

    Идя на разные ухищрения с родной таможней, белорусы получили удар откуда не ждали: поляки стали чаще аннулировать документы на возврат НДС.

    Что сейчас происходит на некогда забытом участке на Немане и когда жители южной части города смогут без пробок добраться до центра, узнавал журналист «Вечернего Гродно».

    Фигурант ранее был судим за распространение порнографических материалов, мужеложство и иные действия сексуального характера, совершенные с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

    Согласно кадастровой оценке, дороже всего стоит земля, что вполне ожидаемо, в популярных Коробчицах. Самая низкая кадастровая стоимость земли в деревне Скребляки Одельского сельсовета.

    Все новости