• История одного дела: выкупить винзавод под Гродно и сделать не «чернило», а натуральный яблочный сидр

    • 218
    • 12 января 2016, 13:05
    • бизнесфотоинтересно почитатьпроизводство
    История одного дела: выкупить винзавод под Гродно и сделать не «чернило», а натуральный яблочный сидр

    В рубрике «Адметныя» CityDog.by рассказывает о белорусах, которые стали заниматься своим делом – и преуспели. Сегодня интернет-журнал о Минске показывает нам маленькое, почти семейное предприятие по производству яблочного сидра, которым стоит гордиться. А расположено оно под Гродно в Вертелишках. si1

    «Яблоки росли тут тысячелетиями, это наш местный продукт – такой же, как картошка. Но раньше их перерабатывали в не очень модные “чернила” – не лучший продукт», – говорит Николай Дудко, создавший в 2008 году «Першую дыстылярню». Это он с 1999 до конца 2007 года был генеральным директором «Оливарии», привлек на пивзавод двух больших инвесторов, Европейский банк реконструкции и развития и пивоваренную группу Carlsberg, превратив завод в современное предприятие и крупнейшего игрока на белорусском рынке пива.

    В конце нулевых Николая познакомили с Евгением Степановичем Романовцом, будущим главным технологом дистилярни. Ученый, в советское время разрабатывавший в Академии наук технологию сбраживания яблочного сока, в независимой Беларуси работал на местных винодельческих заводах, но мечту производить сидр не оставлял – понемногу готовил его дома, для себя.

    Дудко понравился домашний сидр, сделанный из местных яблок. В пользу сидра говорил не только вкус, но и экономика: сырье для слабоалкогольного напитка было в достатке, а рынок – пустующим.

    «В Европе это был очень развитый рынок: в странах Балтии в среднем выпивалось 15 литров в год на человека. Учитывая, что Литва и Беларусь имеют общие корни и что в Советском Союзе сидр производили, мы решили начать», – говорит Дудко, вложивший в создание дистилярни часть денег, полученных от продажи акций «Оливарии».
    На Западе технология производства сидра была разработана сотни лет назад. В Беларуси сидр стали делать после Второй мировой войны в Минске, Могилеве и под Слуцком – но продукт был сезонным. Даже в 1970-е в нашей стране яблоки не умели хранить достаточно долго, а яблочный сок не научились консервировать или превращать в концентрат, так что сидр появлялся в магазинах только на несколько месяцев в году. Но к моменту создания Первой дистилярни правильной технологией владел Романовец. В 1970-е годы он поступил в аспирантуру института виноделия «Магарач». Руководителем стал известнейший в своей области академик Вечер. Вместе они взялись за разработку метода, который позволял бы максимально сохранить полезные натуральные вещества, содержащиеся в яблоках и яблочном соке. Задачу выполнили к 1980-м – из яблок получили сброженный сок, который был стойким и мог использоваться на протяжении года. Первые опыты проводили в условиях действующих заводов – круглогодичное производство сидра тогда казалось делом ближайшего времени. В Академии наук успели разработать технологию, сделать документацию и создать проект завода по производству игристых вин и сидров, за что получили много наград и медалей на тогдашних конкурсах. Но тут началась перестройка и антиалкогольная кампания – о полноценном производстве пришлось забыть. Возрождение алкогольной промышленности в 1990-е было сложным – многие заводы решили пойти простым путем и начать производить яблочные вина из концентрированного сока. «Вмешалась коммерция», – вздыхает Евгений Степанович. Он считает восстановленный из концентрата сок «мертвым продуктом» и называет сделанные на его основе напитки «преступлением против человека». Он тоже экспериментировал с концентратами – добавлял 10-15% к сброженному соку и смотрел, как это влияет на готовый продукт. В результате от удешевляющего продукт концентрата отказался – несмотря на технологичность и потенциальную выгоду, сидр становился менее ароматным. Домашний сидр, которым Евгений Степанович угощает нас во время интервью, – напиток, сильно отличающийся от массового сидра, который можно купить в минских магазинах: он пахнет яблоками, а не ароматизаторами. si4 Когда решение о создании «Першай дыстылярні» было принято, Дудко с Романовцом начали ездить по Беларуси и искать подходящее производство. Винзаводов в городах сохранилось около пятидесяти, но большинство из них перешло на производство плодово-ягодных вин.
    «Мы вспомнили про Вертелишки – единственный завод, занимавшийся в советское время столовыми винами, то есть имеющий близкое по технологическим и санитарным условиям производство», – говорит Евгений Степанович.

    Вертелишки, поселок под Гродно, когда-то был огромным советским колхозом-миллионником. Тут организовали практически натуральное хозяйство, выращивая почти все: от свиней, коров, лошадей и норок до картошки и яблок; растили зерно, делали муку и выпекали свой хлеб. Во времена СССР и дефицита первых лет белорусской независимости это был успешнейший комплекс, но потом ситуация в поселке, ставшем агрогородком, изменилась в худшую сторону.

    «Маркетингом продукции не занимались, рынка не чувствуют, поэтому у СПК пока плохо получается жить в новых реалиях. Зато яблоневые сады тут были посажены отличные», – объясняет ситуацию Петр Дудин, этим летом начавший в свободное время помогать дистилярне с организационными вопросами и продвижением.

    Петр – химик по образованию, учившийся и работавший за границей, – мечтал создать первую белорусскую вискикурню. Он отлично разбирается в процессе производства и объясняет нам, что в Вертелишках осталось очень много яблонь технических сортов – а это именно то, что нужно для создания сидра. К 2008 году, когда предприятие было решено организовать именно здесь, завод в Вертелишках уже не работал, котельная была разрушена, а части оборудования не хватало. Зато тут оставалось ценное для производства сидра винохранилище на 1 800 тонн, бродильный зал и склады – их и вложили в совместное предприятие Вертeлишки. Устройства для фильтрации сидра и линию розлива нашли и установили новые владельцы. В 2009 году был готов купаж, к концу года начали разливать первые партии сидра.

    Мы приезжаем на завод морозным солнечным утром. Вертелишки, небольшой агрогородок в нескольких километрах от Гродно, выглядит пустынным, хотя и очень ухоженным. Едем на окраину поселка, где нас встречает директор дистилярни Александр Манзюк вместе с женой Натальей. Прошлой ночью они вернулись из Санкт-Петербурга – на своей машине отвозили сидр потенциальным клиентам. До кризиса в Москве и Питере спрос на продукт был большим – в городах, где уже началась мода на крафтовые бары, на качественный белорусский сидр смотрели с интересом и охотно покупали. Скачок курса российского рубля сказался на этом рынке сбыта – цена, которую просили за свой продукт белорусы, стала выше, клиентов поубавилось, так что теперь Александр пробует найти новых. Александр, инженер с космической специальностью, отказывается фотографироваться, но с удовольствием показывает производство, на котором сейчас постоянно работает всего четыре человека: он, главный технолог, приезжающий в Вертелишки время от времени, и две женщины, контролирующие все этапы производства. Они следят и за тем, как на прессе прямого отжима получают сок, и за брожением и состоянием сброженного сока, помогают при розливе. Сидр получается практически «ручным»: после того как разлитый на небольшом конвейере по бутылкам для шампанского сидр закупоривают португальской пробкой, на каждую надевают проволочную «шапочку», мюзле, которую затягивают вручную.

    В день нашего приезда необходимый для отгрузки объем сидра уже приготовлен, газирован и разлит по бутылкам – остается только наклеить этикетки. Этим тоже занимаются Лилия Аркадьевна и Татьяна Николаевна. Они сидят за большим столом друг напротив друга и не спеша наклеивают этикетки на бутылки. За женщинами расставлено целое «море» зеленых бутылок.

    «Я работаю тут с 1986 года, когда здесь еще только сок разливали», – смеется одна из них, добавляя, что теперь вместо шампанского пьет только сидр.

    Александр, кажется, погружен в этот бизнес с головой и очень за него болеет: знает, как устроены все процессы, в случае необходимости ремонтирует конвейер, ездит по потенциальным заказчикам и может взяться даже за работу грузчиков. Когда-то в Лиде, в которой живут супруги, они открыли бар с сидром, чтобы сделать продукт популярнее – пока, по их мнению, о сидре знает недостаточно много людей. За стойкой стояла Наташа, которая помогает мужу и очень много знает о производстве продукта. Но кризис добрался и до Лиды – со временем бар пришлось закрыть. Борис Шелопухо, занимающийся активной дистрибуцией сидра, приходит к нам на встречу в вышиванке. Байкер по призванию и владелец небольшого бизнеса, он с любовью рассказывает о сидре:

    «Я шмат падарожнічаў і бачыў сідр у Англіі, Гішпаніі, Францыі. А ў Менску – ніколі. Калі мне прапанавалі заняцца сідрам, я як чалавек, які паўсюль шукае падвох, вырашыў сам з'ездзіць на вытворчасць. І калі ўбачыў на свае вочы, што гэта сапраўды справа пары чалавек, якія робяць сапраўдны крафтавы сідр і робяць гэта не проста за грошы, а амаль што на ўласным энтузіязме, я вырашыў таксама паўдзельнічаць, хоць гэта патрабавала ад мяне і часу, і ўкладанняў».
    Все наши герои соглашаются: сейчас основная проблема бизнеса заключается в том, что белорусы мало знают о сидре. Даже владельцы магазинов с разливным пивом, через которые сейчас продают сидр из Вертелишек, не всегда соглашались на пробную поставку из-за опасений, что будет плохо продаваться.
    «Это нонсенс: разница с Литвой – 120 км, а употребление сидра различается в разы», – разводит руками Николай Дудко. По его словам, кризис тоже не идет продукту на пользу: «Когда падает товарооборот, в рознице отказываются от широкого ассортимента в сторону более массовых продуктов – в этой ситуации перспективы у сидра еще сложнее».
    Совсем скоро в «Первой дистилярне» собираются выпустить новый продукт. Ребрендинг, элементы которого нам показывают в Вертелишках, – инициатива Дудина, который хочет сделать сидр более понятным для молодых минчан. Николай Дудко говорит, что новый бренд и красив, и полезен, потому что поддерживает моду на белорусский язык. Планы у «Першай дыстылярні» идут еще дальше: если все сложится, здесь возьмутся и за производство крепких напитков. Того и гляди, через несколько лет мы сможем попробовать настоящий белорусский кальвадос.

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 18

  • В спортивных магазинах MySport и фирменных магазинах Columbia, Спортландия и FootTerra скидка 50% на осенне-зимнюю коллекцию прошлого сезона. Предложение действительно до исчерпания товарных запасов....

    Технические средства для проверки их эффективности установят между городами Щучин и Ивье. Именно в этой местности наиболее часто в ночное время можно встретить зверей.

    Последней нынешняя линейка станет для почти 6 тысяч выпускников одиннадцатых классов в Гродненской области. А свыше 12 тысяч ребят за школьные парты в этом году сядут впервые.

    Спортивные знакомства на уровне пранка - в Гродно два пикапера поспорили и на время знакомились с гродненками. Что из этого вышло, смотрите в видео.

    27 летний житель Гродно придумал весьма изощренный способ развода в Сети. Он втирался в доверие к людям, рассказывал, что у него есть своя фирма, на счету которой лежит крупная сумма денег. Однако,...

    В ближайшую пятницу гродненский общепит пополнится новым заведением, где помимо «хлеба», предложат еще и «зрелищ». На улице Студенческой в самом центре Гродно открывается караоке гастробар «БарДо»....

    Сегодня около 3 часов ночи в областном центре сотрудниками ГАИ был задержан пьяный таксист.

    Все новости
  • Самое популярноеСамое обсуждаемое
  • За неделюЗа месяц