Иван Сакович говорит на белорусском языке и живет в Литве. От его деревни до Беларуси — меньше километра. Граница, которая прошла между двумя странами в 90-е годы, разделила не одну семью, рассказывает TUT.BY. История Ивана не стала исключением. Белорусы в деревне Ракай (Rakai) сегодняшнего Варенского района Литвы покупали землю и строили дома с начала прошлого века. Родные многих из них селились в близлежащих деревнях Щучинского района Гродненской области в Беларуси. Расстояние между деревнями — всего пять-десять километров.

ivan_sakovich_rakai_3

— Сегодняшние старожилы деревни Ракай ее и основали. Они жили и при польской власти, и при советской. Теперь — при независимой Литве, — рассказывает Иван Сакович, сидя в гостиной своего дома, где в книжном шкафу стоят и книги Быкова, и Короткевича. — Но в середине XX века деревня отошла Литве. При этом основной язык, которым пользуются коренные жители нашей деревни, — белорусский.

Иван рассказывает, что литовский знает плохо, с представителями власти в основном общается на русском языке. Зато местная молодежь на литовском говорит свободно.

rakai_8

Иван — фермер. У него 19 гектаров земли, он выращивает рожь, гречиху и овес, также занимается пчеловодством.

Сегодня в деревне Ракай около ста домов, во многих из них никто не живет. Большинство соседей старше 70 лет.

Магазин в деревне не работает, продукты привозит автолавка. Храм открыли в здании местной школы, о которой сегодня осталась только память. Молиться сюда приезжает как православный батюшка из Друскининкая, так и ксендз из соседней деревни. В здании храма с одной стороны православные иконы, со второй — католические.

В деревне работает телефонная связь белорусских мобильных операторов и идут белорусские каналы.

До распада Советского союза жители приграничных деревень без преград ездили друг к другу. Так было и после распада союза: сначала их пропускали через границу по паспортам, затем по специальным пропускам.

Жену Иван Сакович нашел в Беларуси, когда работал агрономом в белорусском колхозе. Она преподавала в белорусской школе, ездила на работу из литовской деревни Ракай. Но в 2003 году соседний упрощенный пункт пропуска закрыли.

— 15 апреля 2003 года она выехала на велосипеде на работу — и вернулась обратно, — вспоминает он.

На белорусско-литовской границе закрыли упрощенные пункты пропуска.

— Почти у всех в нашей деревне на белорусской стороне есть родня — у кого дети, родители, братья, — обрисовывает ситуацию Иван Сакович. — Чтобы попасть к ним, пришлось ехать на международный пункт пропуска и делать крюк примерно в 100 километров.

rakai_4
Возле упрощенного пункта пропуска у деревни Ракай есть кладбище, где с одной стороны покоятся католики, а с другой — православные.

Жена Ивана Саковича начала искать работу в Литве. Устроиться учителем было сложно. Литовский язык она знала плохо. К родным из Щучинского района ей стало ездить сложнее. Проблемы привели к разводу.

— Я понимаю — неприятно, но так вышло. Сегодня она живет в Беларуси и работает воспитателем в детском саду, — говорит Иван.

Сам фермер думал о переезде в Беларусь, но не захотел бросать отцовскую землю, посчитал, что ему проще будет зарабатывать в Литве и помогать детям. Они, кстати, учатся в Белорусском государственном экономическом университете.

rakai_5
До самой границы с Литвой идет белорусская асфальтированная дорога. С литовской стороны — песчаная дорога.

По программе поддержки соотечественников дети поступили на бюджет в белорусский университет. Им нравится и вуз, и Минск.

Братья Ивана Саковича живут в приграничных деревнях Щучинского района Беларуси. Одному до границы с Литвой — пять километров, второму — десять.

Когда упрощенный пункт пропуска закрыли, Иван и другие жители деревни не сложили руки: зарегистрировали местное сообщество и стали отстаивать свои права.

— Я обращался в разные инстанции и литовские, и белорусские… Белорусы отвечали, что это литовцы виноваты. Литовцы — что хоть сегодня готовы открыть пункт, но белорусы упираются. Так продолжалось пять лет, — отмечает Иван Сакович. В это время пункт пропуска местным открывали по большим праздникам — в том числе на Новый год, Рождество и Пасху.

И людям удалось добиться своего: с 2008 года упрощенный пункт пропуска Петюлевцы — Ракай начал работать три дня в неделю — в пятницу, субботу и воскресенье и по праздникам.

rakai_7

Пересекать здесь границу могут только жители приграничной зоны. И не важно, будут они делать это пешком, на велосипеде или машине. Но у них должна быть виза.

Иван Сакович помогает литовцам собирать документы для подачи на белорусскую визу. Раньше его услугами посредника пользовались около 20 человек в неделю, сегодня — два-три человека.

Литовцы могут получить в Беларусь бесплатную визу, если едут ухаживать за могилами родных:

— Для этого в том числе нужно предоставить справку, что кто-то по прямой линии родства похоронен в Беларуси.

Дети до шести лет также получают визу в Беларусь бесплатно. Краткосрочная однократная виза типа С (срок действия до 90 суток) для литовцев стоит 25 евро, двукратная — 35 евро, многократная — 60 евро. Долгосрочная многократная виза типа D в Беларусь обойдется 150 евро (выдается на срок до 1 года с правом пребывания до 90 суток).

Если белорус едет в Литву, за шенген приходится платить 60 евро, независимо от срока, на который он выдан. Некоторые категории граждан могут получить ее бесплатно, в том числе дети до 12 лет.

Сам Иван Сакович получает многократную белорусскую визу сроком до года и платит консульский сбор 150 евро.

Если бы между Беларусью и Литвой заработало малое приграничного движение, то жители деревни Ракай могли бы ездить в Беларусь без визы, по специальному удостоверению. Белорусы из приграничных деревень также могли бы посещать родных на таких условиях.

В целом малое приграничное движение Беларуси и трех стран Евросоюза — Литвы, Латвии и Польши — рассчитано на жителей 30−50 километровой приграничной зоны. Для пересечения границы должно выдаваться специальное удостоверение, но люди должны доказать, что им нужно часто посещать приграничную зону соседней страны.

Малое приграничное движение в случае с Литвой затронуло бы такие города, как Вильнюс, с белорусской стороны — Гродно и Лиду. Переговоры о его введении еще идут. Пока такая схема пересечения границы действует лишь на границе Беларуси и Латвии.

26 ноября председатель Госпогранкомитета Беларуси Леонид Мальцев после открытия реконструированного здания казармы в учебном центре Института пограничной службы в Сморгони заметил, что организация малого приграничного движения с Литвой и Польшей невозможна без создания инфраструктуры.

— Всего на белорусско-польском и белорусско-литовском направлениях 26 пунктов пропуска через границу. Сегодня они не просто загружены, а перегружены в два-три раза. Для того чтобы осуществлять малое приграничное движение, нужно их все модернизовать, создать инфраструктуру, оборудовать пешеходными направлениями, увеличить штат пограничников, некоторым из них придать статус международных. Такие же проблемы у литовских пограничников, — сказал Леонид Мальцев.

По его словам, обустройство одного пункта пропуска обойдется в 30−50 млрд белорусских рублей.

— Например, подобная зона с Литвой захватит такие большие города, как Вильнюс, Гродно, Лиду. Всего это будет по 800 тысяч человек с каждой стороны. То же самое с Польшей. Если мы откроем сейчас приграничное движение с этими странами, образуются огромные очереди. Получится, что мы просто обманем людей, — подчеркнул он.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс во время встречи с белорусскими журналистами 27 ноября в МИДе Литвы, организованной инициативой «В Беларусь и Европу — БЕЗ ВИЗЫ!» и центром визовой фасилитации и мобильности, сказал, что заявление Мальцева «для него ново».

— Чтобы все 800 тысяч человек сразу хлынули — такого не бывает, — сказал он.

Он пояснил, что один из аргументов, который приводила белорусская сторона по поводу введения малого приграничного движения с Литвой — желание оценить работу такого режима с Латвией.

— Если что-то считается недоработанным с нашей стороны, скажите пожалуйста, — предложил Линкявичус.

Иван Сакович по всему этому поводу думает одно: если вопрос будут долго решать, то скоро в таких деревнях, как та, в которой он живет, некому будет пользоваться малым приграничным движением.

— За пять лет, пока у нас не работал упрощенный пункт пропуска, многие люди состарились и перестали ездить в Беларусь, кто-то просто отвык от этого … Например, раньше православные жители деревни ездили в церковь в Первомайск Щучинского района, а теперь к нам батюшка приезжает из Друскининкая, — говорит он.


Читайте также:

  1. Man in the box Man in the box

    0

    0

    За столько лет, мог бы уже привыкнуть что белорусским властям абсолютно плевать на проблемы граждан и соотечественников.

Оставить комментарий


Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий.


Поиск


Популярное за неделю



Афиша Гродно

Отдых в Гродно




Отзывы о заведениях






Все новости Беларуси

  • Архив

    Март 2019
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Фев  
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

  • Вчера: идет загрузка... посещения, идет загрузка... просмотров страниц. По независимым данным Яндекс.Метрики, без учета гостевого доступа провайдеров.