День победы! Спасибо вам, ветераны!

tape.jpgБезмятежное солнечное утро, 9 мая. Ровно 62 года назад объвили о Великой победе в Великой войне. Сегодня я обязательно поздравлю вереранов этой страшной войны и почту память погибших, тех, кто сражался за нушу землю, за нас и наше будущее.

Все, что есть сегодня у нас, есть благодаря отважным людям, не только принимавшим участие в боях, но и работавшим на фронт в тылу.

Сегодня предлагаю не обсуждать насущные проблемы, а окунуться немного в истории и почитать, как это было — первые дни войны под Гродно… когда все держалось только на отваге бойцов советской армии.

С самого начала войны, в штабы армий, штаб ЗапОВО, Генштаб Красной Армии начали поступать донесения о бомбардировках и артобстреле советской территории на всем протяжении советско-германской границы. Через 10 минут после начала войны командующий ЗапОВО генерал армии Д. Павлов доложил в Генштаб о нападении немецких войск на территорию СССР и начале боевых действий.

С 4.30 утра 22 июня была прервана связь штаба округа с армиями. До 8 часов утра отсутствовала радиосвязь с соединениями 3-й армии. Со штабом 10-й армии связь была потеряна с самого начала вторжения немецких армий в пределы СССР. Только в 5 часов 25 минут командующий ЗапОВО отдал войскам приказ:

«Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий приказываю поднять войска и действовать по-боевому».

После сильнейшей артподготовки и ударов бомбардировочной авиации по местам дислокации советских войск перешли в наступление основные силы группы армий «Центр». 8 дивизий противника, сконцентрированные на участках протяженностью 70 км в районах Сувалки и Бяла-Подляски наносили удары в стык 10-й и 4-й советских армий. На участках прорыва противнику удалось достичь 3-4 кратного превосходства над советскими войсками. Войска округа, не успев развернуться, приняли на себя главный удар вермахта и понесли тяжелые потери.

Из дневника начальника Генштаба сухопутных войск Ф. Гальдера:

«После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям. Без сомнения, на стороне противника имели место случаи тактического отхода, хотя и беспорядочного. Признаков же оперативного отхода нет и следа. Вполне вероятно, что возможность организации такого отхода была просто исключена. Ряд командных инстанций противника, как например, в Белостоке (штаб 10-й армии), полностью не знал обстановки и поэтому на ряде участков фронта почти отсутствовало руководство действиями войск со стороны высших штабов».

Первыми приняли на себя удар агрессора пограничники. Но остановить наступление германских войск малочисленные погранзаставы конечно же не могли. Противник, подавив схода или обойдя с флангов погранзаставы и узлы обороны укрепрайонов, устремился в глубь обороны войск Красной Армии. Части прикрытия войск ЗапОВО, располагавшиеся непосредственно у госграницы, фактически были смяты лавиной немецких войск. В обороне советских войск образовались огромные бреши, в которые устремились танки и мотопехота противника.

Из-за внезапности нападения возникла неизбежное замешательство, неразбериха. Некоторые штабы частей в тревоге запрашивали вышестоящие штабы о том, что делать дальше. На границе на строительных работах накануне войны находилось большое количество батальонов и дивизионов (только в полосе 10-й работало до 70 батальонов и дивизионов, общей численностью до 70 000 человек). Разбросанные по всему участку фронта, плохо или вообще не вооруженные, они не могли представлять реальной силы для обороны госграницы. Сразу же после начала боевых действий личный состав строительных частей под ударами авиации и артиллерийским огнем противника начал беспорядочный отход на восток.

Паника охватила и тыловые части соединений и армий. Заполнив все дороги, никем не управляемые, они создавали большие «пробки», затрудняли передвижение и переброску войск. Отсутствие связи, потеря управления усугубляли тяжелое положение войск прикрытия Красной Армии. Кроме того, отсутствие связи не позволило командованию ЗапОВО иметь достоверные и своевременные данные об обстановке, складывающейся на границе, и активно влиять на ход боевых действий.
На северном фланге группы армий «Центр» 3-я танковая группа генерала Гота нанесла удар северо-восточнее Сувалки в направлении Вильнюса в стык между Северо-Западным и Западными фронтами.

Одновременно 9-я полевая армия генерал -полковника Штрауса повела основными силами наступление на Гродно, с целью расчленения и окружения группировки советских войск, находившейся в Беларуси. Противнику удалось создать на направлении главного удара численный перевес как в живой силе, так и в технике. Часть сил 9-й армии наступала вслед за 3-й танковой группой в направлении на Вильнюс.

Вместе с пограничниками 86-ого погранотряда первый удар противника принял на себя гарнизон Гродненского укрепрайона. Несколько суток сражался в полном окружении личный состав 9-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона под командованием капитана П. Жилы.

Комендант укрепрайона полковник Н. Иванов поднял по тревоге личный состав 9-ого и 10-го пулеметно-артиллерийских батальонов еще в час ночи 22 июня 1941 года. В 2 часа ночи командиры батальонов доложили о занятии боевых позиций, а ровно в 4.00 началась война.

В течение часа немцы обстреливали из артиллерии ДОТы, а в 5 часов утра пехота противника перешла в наступление. Гарнизоны ДОТов взаимодействовали с подразделениями 213-го стрелкового полка, оборонявшимися у Августовского канала.

Немцы атаковали позиции укрепрайона с различных направлений и к 12 часам дня им удалось прорваться на Липском участке захватить или уничтожить несколько огневых точек и выйти в тыл 9-го и 10-го пулеметно-артиллерийских батальонов. Однако укрепрайон продолжал вести бой. До последнего снаряда отражали атаки врага гарнизоны дотов № 51 лейтенанта В. Матейлина, № 72 лейтенанта В. Пилькевича. Когда в батальонах кончились боеприпасы, немецкие саперы смогли подобраться к замолчавшим укреплениям и подорвать ДОТы. Днем 23 июня немцы возобновили атаки на уцелевшие доты, но гарнизоны смогли продержаться до вечера.

В ночь на 24 июня капитан Жила принял решение соединиться с остатками 213-ого стрелкового полка и пробиваться из окружения. Но бои на участке батальонов продолжались. ДОТ № 59, под командованием младшего лейтенанта П. Гусь продолжал сражаться до 28 июня, и только когда закончились боеприпасы, немцы смогли подойти к замолчавшему ДОТу. Предложение о сдаче в плен было отвергнуто, и тогда немецкие саперы взорвали ДОТ вместе с его защитниками.

Тревога в штабе 3-й армии была объявлена с появлением немецкой авиации. Связь со штабом округа отсутствовала, в первые часы войны были разрушены все узлы связи. Организовать связь через делегатов связи также не удалось. По этой причине командующий 3-й армии генерал-лейтенант В. Кузнецов не знал, что у него происходит на флангах, так как связь с соседями тоже отсутствовала.

Части армии занимали оборону на направлении главного удара 9-й немецкой армии.
После внезапного артналета и бомбардировок с воздуха части 3-й армии вступили в бой с превосходящими силами противника. Так, против 56-й стрелковой дивизии генерал-майора С. Сохнова и частей 68-ого УР, оборонявшихся в первом эшелоне, наступали три дивизии 8-го армейского корпуса немцев. Противник разрушил заграждения на участке Сопоцкин-Августов и прорвал оборону советских войск. Колонны германской пехоты почти беспрепятственно двинулись по шоссе на Гродно. Располагавшиеся в 3-5 км от границы батальоны 56-й стрелковой дивизии, вступили в бой с противником. Обороняясь на фронте 40 км, дивизия была разрезана на части. Подразделения и части дивизии вынуждены были вести бой обособленно, без связи друг с другом, без единого управления своими штабами.

Вследствие того, что части Красной Армии согласно планов прикрытия стали поспешно выдвигаться к границе, быстро мобилизовать автотранспорт не удалось, а имеющийся в наличии не позволял взять необходимое количество запасов, вследствие чего вскоре встала сказываться нехватка боеприпасов, горючего и продовольствия.

Основные бои развернулись в район Августов, Гродно. Не выдержав ударов 3-й танковой группы, 11-я армия Северо-Западного фронта генерал-лейтенанта В. Морозова была вынуждена отступать в сторону Каунаса и Вильнюса, оголяя тем самым правый фланг 3-й армии Западного фронта. Части 27-й, 56-й и 85-й стрелковых дивизий, ведя бои с превосходящими силами противника, были вынуждены отступать к Гродно.

В первый же день войны 56-я стрелковая дивизия понесла тяжелые потери в личном составе и боевой технике. Потеряв всю артиллерию, остатки дивизии начали отход к реке Комра.

В тяжелом положении оказалась и 27-я стрелковая дивизия. Вступив в бой разрозненно, ее части сражались изолированно друг от друга, без единого управления, взаимодействия связи. В утреннем донесении группы армии “Центр” на 8.00 22.06.1941 года о действиях 9-й армии говорилось следующее:

«Начало атаки в соответствии с планом. Наступление развивается планомерно по всему фронту. Преждевременно перешедшие в наступление на Августов подразделения 800-го полка особого назначения были противником отброшены назад.

Общая оценка противника.

На всем фронте наступления армии противник до сих пор оказывает незначительное сопротивление. Встречается лишь местами противодействие легкой артиллерии. На участке 8-ого армейского корпуса отмечается действие одной тяжелой артиллерийской батареи противника.»

К 5.30 войска вышли на рубеж:

42-й армейский корпус — Купнина, опушка леса западнее Червоное. В Винцента продолжается незначительное сопротивление противника. Граево взято. ДОТ перед Граево еще не захвачены.

20-й армейский корпус — 1б2-я пехотная дивизия захватила северную окраину Августов. Имеющаяся там переправа не разрушена. 256-я пехотная дивизия достигла дорог Августов, Гродно южнее Красно и своим левым флангом подходит к Курьянка. Бронепоезд № 1 стоит в 3 км от границы, так как железнодорожное полотно требует перешивки на другую колею.

8-й армейский корпус — 8-я пехотная дивизия, преодолев сильное сопротивление противника на высоте западнее Богатыри — Лесне, вышла на дорогу Курьянка, Сопоцкин в районе Голынка. В Марковцы продолжается бой. 28-я пехотная дивизия находится на полпути между границей и Сопоцкин. 1б1-я пехотная дивизия вышла на высоту с отм. 118 (3 км западнее Шабаны), «Моцевичи»»

С целью ликвидации прорыва противника северо-западнее Гродно командующий 3-й армией генерал-майор Кузнецов решил ввести в бой второй эшелон и нанести контр удар силами 11-ого мехкорпуса. Накануне войны мехкорпус находился во втором эшелоне 3-й армии. В докладе заместителю Наркома обороны СССР генерал-лейтенанту Я. Федоренко о боевых действиях командир 11-ого мехкорпуса генерал-майор Д. Мостовенко дает следующую оценку боевым возможностям своего бывшего механизированного соединения.

«В своем состоянии мехкорпус представлял собой танковую бригаду с разделенной между трех дивизий матчастью, а отнюдь не механизированный. Танки Т-26 и БТ были получены на укомплектование из других частей с небольшим запасом моточасов и большим
износом ходовой части, особенно у БТ. Обеспеченность экипажа составляла 13-17 % штатного количества мехводителей и командиров танков.»

С началом бомбардировки немецкой авиацией городов Волковыск, Гродно, Сокулка, штаб 11-ого мехкорпуса лишился связи со штабом 3-й армии и со штабом округа. Мостовенко начал действовать согласно разработанному плану прикрытия. Части корпуса начали выдвижение в район Гродно, Сокулка. Индур. Часть боевых машин (10-15%) были неисправны и их пришлось оставить в военных городках. Всего выступило около 250 танков всех марок, 60 бронеавтомобилей, 120 мотоциклов (без вооружения) и около 600 транспортных машин. С началом боевых действии особо остро встал вопрос с  обеспеченностью тракторами, без которых нельзя было буксировать орудия и производить эвакуацию подбитых танков.

Радиостанций не хватало – например в штабе корпуса имелась всего одна рация 5АК. Спецмашин — мастерских и цистерн — практически не было, что не позволяло обеспечить управление, ремонт и снабжение частей.

Вместо автоцистерн пришлось использовать грузовики с установленными на них бочками, однако последние также имелись в ограниченном количестве. Отсутствие организованных станций снабжения с первого дня войны заставило командование корпусом отправлять посыльных разыскивать горючее на большие расстояния на нефтебазы, аэродромы и другие пункты. Такая система подвоза требовала наличия большого количества автомашин, а их не было. Поездки на дальние расстояния приводили к потере драгоценного времени, к тому же посланные машины часто уничтожались немецкой авиацией.

29-я танковая дивизия полковника Н. Студнева была поднята по тревоге штабом 3-й армии, а 33-я танковая дивизия полковника А. Пирогова были подняты командиром 11-го мехкорпуса генерал-майором Д. Мостовенко. Один стрелковый батальон из состава 29-й танковой дивизии по распоряжению командующего 3-й армии отправлен в лес, что находился в 5 км восточнее Гродно, для борьбы с вражескими десантами. Из состава 204-й моторизованной дивизии в лес, что находится в 4 км северо-восточнее населённого пункта Кужница, был выделен мотоциклетный полк, имевший 40 мотоциклов.

Штаб корпуса разместился в лесу, в 4 км западнее Индура. В Связи с тем, что части корпуca не были полностью обеспечены матчастыю и обмундированием, до 50% личного состава в поход не были взяты. Их пришлось оставить в районах прежней дислокации, имея в виду по мире укомплектования их вооружением передать на пополнение частей. Впоследствии часть этих людей была отведена в тыл, а часть вооружена и использована для борьбы с прорвавшимися группами противника и для обороны отдельных пунктов и рубежей к востоку от Гродно и в районе Волковыска.
Несмотря на неоднократные запросы в штаб 3-й армии и в штаб округа, к началу войны ни штаб корпуса, ни штабы дивизий 11-го мехкорпуса топографических карт местности та к и не получили.

Командующим 3-й 11-му мехкорпусу поставлена задача «уничтожить наступающего противника, прикрыть отход стрелковых частей и выйти на рубеж Сопоцкин, Липск». Боевая задача была поставлена в общем виде, без указания времени начала боевых действий и без предварительного сбора всех соединений в каком-то определенном районе для удара по противнику всеми силами корпуса.

В связи с тем, что 11-й мехкорпус был рассредоточен на большом пространстве, он не мог одновременно всеми силами нанести удар по противнику. В непосредственной близости к линии фронта, в районе Гродно, была только 29-я танковая дивизия.

Она смогла выйти в район сосредоточения через три часа. 33-я танковая дивизия, неукомплектованная танками, к началу войны находилась в Сокулке, в 40 км от района предстоящих боевых действий. Оставив в месте дислокации до 50% личного состава, не имевшего вооружения, и совершив марш, через 4-е часа дивизия вступила в бой. 204-я моторизированная дивизия, дислоцированная в радиусе 20-30 км от Волковыска, и штаб, 11- го мехкорпуса, находившийся в этом городе, оказались в 75-80 км от района боевых дествий. При отсутствии автомашин, в район сосредоточения к 14.00 дня смогли прибыть только штаб 204-й моторизированной дивизии с дивизионными частями и один стрелковый батальон. Последующая переброска происходила комбинированным маршем при больших потерях от налета авиации противника и задержках сроков прибытия. Около 2000 человек личного состава дивизии, не имевших вооружения, бы оставлен а на месте.

Таким образом, исходя из расположения корпуса накануне войны и сложившейся боевой обстановки, задача по осуществлению контрудара 22 июня решалась силами лишь одной 29-й танковой дивизии.

В связи с тем, что пограничные части, совместно с частями 4-ого стрелкового корпуса, не смогли сдержать наступающего противника, быстро откатывались на восток, всю тяжесть боев приняли на себя 29-я и 33-я танковые дивизии. Во исполнение приказа командующего 3-й армии по уничтожению наступающего противника, частям 11-ого мехкорпуса также была поставлена задача: 29-й танковой дивизии — выйти на фронт Сопоцкин-Липск, 33-й танковой дивизии — на фронт Липск, Штабин.

После получения боевого приказа, соединения 11-го мехкорпуса из-за отсутствия времени, без всякой подготовки, приступили к его выполнению. Они с ходу вступали в бой по мере прибытия к району боевых действий.

В 15 км западнее Гродно между частями 11-го мехкорпуса и соединениями 20-го армейского корпуса противника в первой половине дня 22 июня развернулся ожесточенный встречный бои. 29-я танковая дивизия, развернувшись на 6-километровом фронте западнее Гродно, атаковала противника в направлении Сопоцкин и, продвинувшись на 6-7 км, приостановила его наступление.

По плану прикрытия части 11 -го мехкорпуса должны были действовать совместно с 11-й смешанной авиадивизией, но командир последней доложил, что его самолеты уничтожены противником. За все время боевых действий мехкорпуса в воздухе не было ни одного советского самолета, поэтому авиация противника действовала безнаказанно, расстреливая и сжигая даже одиночные автомашины, не говоря уже о танках.

Материал подготовлен совместно с администратором проекта lida.info


Читайте также:

  1.  Ferry Cosmos

    0

    0

    Всех ветеранов с праздником!!!

  2.  Гецевич А.К.

    0

    0

    Время выбрало для Вас, дорогие ветераны, самые тяжелые испытания. Но Вы их выдержали! Спасибо за всё! Спасибо за нас!

Оставить комментарий


Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий.


Поиск


Популярное за неделю



Афиша Гродно

Отдых в Гродно




Отзывы о заведениях






Все новости Беларуси

  • Архив

    Июль 2018
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Июн  
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 

  • Вчера: идет загрузка... посещения, идет загрузка... просмотров страниц. По независимым данным Яндекс.Метрики, без учета гостевого доступа провайдеров.