• В Гродно судят парня, сбившего на остановке двух женщин. Одну - насмерть

    • 653
    • 12 марта 2015, 14:06
    • Гродноавариикриминалавтомобилипреступление

    В Гродно идет суд над 19-летним Вадимом, который 9 сентября 2014 года сбил на автобусной остановке двух женщин. Одна из них погибла на месте. Предполагалось, что водитель был под спайсами, однако медики не нашли в его организме следов психотропов, а позже поставили диагноз "параноидальная шизофрения", за процессом суда следит корреспондент TUT.BY 67xdczc3kj4 ДТП произошло около 6.10 на остановке у перекрестка улиц Лидской и Белуша. SEAT Ibiza, которым управлял парень, мчался так, что не только сбил двух человек, но и проломил забор автостоянки, вылетел на нее и повредил там еще три машины. По словам очевидцев и врачей скорой помощи, водитель вел себя неадекватно и нечленораздельно мычал, поэтому отравление психотропами и стало первой озвученной версией. В тот же день Вадим сбежал из реанимационного отделения больницы скорой помощи, а через час был задержан в лесном массиве "Пышки". Это лишь укрепило мнение, что парень в момент аварии был под действием наркотиков. Результаты экспертизы, которые фигурируют в деле, стали для общественности неожиданностью. Диагноз "параноидальная шизофрения" означает, что молодой водитель не способен осознавать результаты своих действий, и нуждается в помощи, а не наказании. Самого Вадима в зале суда нет: по заключению психиатров, он не может давать показания, так как не способен защищать себя во время процесса. Его законным представителем стала мать. sud_spaysy_grodno_05 Вадима обвиняют по ч. 4 ст. 317 (Нарушение ПДД в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения) и по ч. 3. ст. 159 УК (Заведомое оставление в опасности, совершенное лицом, которое само по неосторожности поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние). Санкции статей предусматривают лишение свободы до семи и до трех лет соответственно. Обвинение не сомневается, что обвиняемый опасен для общества, поэтому его надо принудительного лечить. Потерпевшая Татьяна работает строителем и одна воспитывает двоих детей. В то утро она шла к автобусной остановке, чтобы добраться на работу. "В переулке резко погасли фонари – стало жутко", – вспоминает она детали. sud_spaysy_grodno_06 Женщина прошла перекресток и уже ступила на тротуар, резко повернула голову и увидела, как слева на нее что-то мчится. "Оно летело, дребезжало и горело огнями. Меня ударило и откинуло: все закрутилось, я упала, – вспоминает она сейчас. – Я не могла пошевелить ногами – ниже пояса ничего не чувствовала". Расстояние до второй женщины, которую Вадим сбил насмерть, было всего 3-4 шага. Татьяна лежала в больнице скорой помощи до 5 декабря. Сейчас женщина продолжает лечиться у кардиолога – после ДТП появились проблемы с сердцем. Моральный вред она оценила в 150 млн рублей. "Я три месяца не могла быть с детьми. Восстанавливаюсь очень медленно", – объяснила Татьяна. По ее словам, семья Вадима не обращалась к ней с предложением помочь: "В декабре его мать звонила, но из-за графика работы я не могла с ней встретиться". Потерпевшую попросили перезвонить, но она не стала этого делать. Вторая потерпевшая, пенсионерка Любовь Васильевна, в то утро потеряла старшую дочь. 48-летняя Елена погибла за неделю до свадьбы сына. "В последний раз разговаривали за день или два до аварии", – вспоминает пожилая женщина. Услышав по телефону фразу "Лена в морге", Любовь Васильевна оторопела и положила трубку. Когда перезвонила и услышала то же самое еще раз, потеряла сознание. sud_spaysy_grodno_04 "Тогда у меня жила младшая сестра – беженка из Донецка, и младшая дочь, у нее рак. Я надеялась, что старшая [дочь] мне поможет в трудную минуту", – говорит пенсионерка. У погибшей Елены осталось двое взрослых детей и четыре внука. Мать просит в качестве моральной компенсации 160 млн рублей: "Она была нужна детям и внукам. Да и мне теперь не с кем доживать старость". Позже отец обвиняемого, которому принадлежит злополучный SEAT, не согласится заплатить такие суммы компенсаций морального вреда потрепевшим, посчитав их завышенными. Врачи объяснили Любови Васильевне, что смерть Елены была мгновенной. "Хорошо, что ей не пришлось мучиться", – рассуждает пенсионерка. На последнем заседании, говоря об обвиняемом, она призналась: "Мне жалко этого молодого человека". [caption id="attachment_101150" align="alignnone" width="411"]На переднем плане - сын погибшей Елены. Слева - родители обвиняемого На переднем плане - сын погибшей Елены. Слева - родители обвиняемого[/caption] Большинство свидетелей указывало на очень высокую скорость SEAT – около 120 км/ч. "Я не могу назвать точно, но скорость была бешеная – нормальный человек в городе так ездить не будет", – свидетель курил на балконе, когда со стороны улицы Пролетарской в сторону Лидской промчалась машина. Самого ДТП он не видел, услышав звук удара, побежал вызывать скорую. Другой свидетель, 26-летний мужчина, сразу, говорит, даже не понял, что к нему сзади приближается автомобиль: "Это был летящий комок пыли, искр и шума". На высокую скорость SEAT указывал и водитель автобусного парка: "Я ехал примерно 60 км/ч. Машина буквально пролетела возле меня". Немного разъяснить ситуацию помогла видеозапись одной из камер наблюдения развлекательного центра на углу Лидской и проспекта Космонавтов. Она установлена на верхнем углу здания и снимает стоянку, но в угол обзора попадает и фрагмент улицы Лидской. На записи видно, как следом за автобусом появляется автомобиль... С помощью покадрового просмотра следователям удалось установить скорость движения – 112,5 км/ч. rn6g-u7ygxs "Три взрослых мужика с трудом смогли его удержать", – рассказал Сергей, старший контролер стоянки, забор которой проломил SEAT. Именно он первым схватил Вадима, который пытался убежать. Поведение парня он назвал неадекватным, но на вопрос судьи, что это значит, пояснил лишь: "Лицо его было непонятным". Мужчины держали Вадима до приезда сотрудников ГАИ. Одним из свидетелей аварии стал врач Щучинской ЦРБ. Он ждал автобуса, чтобы уехать на работу. "Я оказал помощь одной женщине, другой оказывать уже было нечего", – вспоминает он. Скорость SEAT он считает очень высокой: "Две трубы диаметром 15 см срезало, будто пилой. Из-под днища летели искры, мне даже показалось, что отвалился глушитель". khqp1osfm6w В материалах дела никаких доказательств наркотического опьянения Вадима нет. Но инкриминировали ему именно управление автомобилем под действием психотропов. Освидетельствование провели через два часа после аварии: следов алкоголя не было. Тогда же у Вадима взяли анализ мочи, в которой не нашли следов наркотиков. При этом во время осмотра парень был заторможен и дезориентирован, говорил бессвязно и непонятно. Именно поэтому, несмотря на отсутствие следов в организме, Вадима в больнице скорой помощи лечили от острого отравления психотропными веществами – симптомы подходили. Психическая болезнь вообще не предполагалась, такое заключение дали лишь минские эксперты. Предположение об отравлении психотропами поддерживалось аргументами о том, что в Беларусь попадает намного больше опасных веществ, чем медики в состоянии сегодня определить."Слова "Не обнаружено" в заключении не означают того же, что "нет". Мы не утверждаем, употреблял человек что-нибудь или нет, так как новые психотропы появляются постоянно", – поясняла на суде заведующая отделением лабораторной диагностики ГОКЦ "Психиатрия-наркология" Татьяна Баранова. По ее словам, некоторые вещества при курении в моче и крови не остаются – они разлагаются под действием температуры. Хотя доказательств употребления психотропов нет, в материалах дела фигурирует переписка Вадима с продавцом нелегального товара в Skype. В ней идет речь и ценах на таблетки, спайс, "скорость" и другие похожие продукты. Главным вопросом, который интересовал суд, было то, можно ли визуально отличить проявления шизофрении от острого психотического расстройства, вызванного психотропами. Это почти невозможно, объяснил заместитель главного врача по амбулаторно-поликлинической службе ГОКЦ "Психиатрия-наркология" Сергей Букин, ведь для постановки диагноза "шизофрения" нужно наблюдать пациента не менее полугода. В первом, невротическом, этапе больной человек может вообще ничем не отличаться от здорового. Сел Вадим за руль уже будучи в аффективном состоянии, вызванном сильными переживаниями, или он в него впал за рулем – неизвестно. Стресс, по словам Букина, был связан с невозможностью осуществить желаемое: у Вадима долгое время были эмоциональные переживания, связанные с влюбленностью. В то утром, насколько известно Букину, парень сел за руль именно для того, чтобы поехать к девушке. "Невозможность справляться с влюбленностью - это критерий, отражающий незрелость личности", – отметил Букин. sud_spaysy_grodno_09 В материалах дела есть характеристика Вадима, выданная в 9 классе – там он характеризуется отрицательно. Перечисляются грубость, неуравновешенность, неумение подавлять нежелательные эмоции, незрелость эмоциональных процессов и суждений. Учеба давалась ему с трудом, средний балл - чуть выше 5,2. Характеристика за 11 класс, зачитанная защитой, уже намного более положительная: учился удовлетворительно, имел 10 баллов по физкультуре, информатике и астрономии, был активен, закончил школу со средним баллом 7. Автор характеристики отметил скрытность парня. После школы Вадим поступил на механико-математический факультет БГУ, но долго не проучился – ушел по своему желанию. "В течение года у сына была депрессия. Ему ничего не хотелось, он никуда не ходил и ни с кем не общался. Мы пытались поговорить с ним, понять, в чем дело. Но он отвечал: "Мама, все нормально", – рассказала мать Вадима. Родители думали, что у сына депрессия из-за того, что, поступив, он не смог учиться. Несмотря на результаты медэкспертизы, прокурор поддерживает версию, что Вадим был под действием психотропов. В этом были уверены врачи, которые осматривали его непосредственно после аварии, а переписка в Skype подтверждает интерес парня к наркотикам. Значительное превышение скорости, по мнению обвинения, доказано: его подтвердили все свидетели и видеозапись. "Поскольку во время ДТП и до сих пор он страдает от психического заболевания, он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Он нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре с усиленным наблюдением", – считает прокурор. С тем, что Вадима нужно лечить, согласен и адвокат, но причастность психотропов он считает надуманной: "Поскольку это лишь предположения врачей, должна действовать презумпция невиновности. Переписка также ничего не доказывает". По мнению защиты, действия обвиняемого нужно квалифицировать по другой части уголовной статьи за нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека, где речь о психотропах не идет. Оставление в опасности также нельзя рассматривать, ведь в этом случае он должен был бы понимать и осознавать все, что делал. "Общаясь с подзащитным, насколько можно с ним общаться, замечаю, что у него иногда проскальзывает сожаление о произошедшем. От его имени прошу, по возможности, простить", – сказал адвокат. sud_spaysy_grodno_07

    Читайте по теме:


    Вы должны залогиниться чтобы оставить комментарий!

    Комментарии: 53

  • За пять лет LIDBEER стал одним из самых ожидаемых событий года. 2019 год – юбилейный для фестиваля, поэтому open air удивит своим масштабом.

    Житель Гродно Денис Лукьянов попал в больницу после конфликта с милицией на автомобильном фестивале. У него серьезная травма ноги, он находится в реанимации уже несколько дней. Его сестра сообщила журналистам,...

    Вчера по дороге в Белогруду столкнулись два байкера. Оба двигались в попутном направлении на выезде из города

    В преддверии нового учебного года МВД традиционно проводит специальное комплексное мероприятие по предупреждению детского травматизма на дороге «Внимание – дети!»

    24 августа, в 13:10 на проспекте Клецкова произошло ДТП с участием двух «немцев».

    Неизменным местом проведения масштабных, запоминающихся и, безусловно, ожидаемых мероприятий стал Августовский канал

    С 1 сентября отменяется обязанность платить за проезд в общественном транспорте для школьников. Правда, при этом ученик обязан иметь при себе справку из учреждения образования.

    Все новости